Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Общество / Париж… начало…

Париж… начало…

С чего всё-таки, и как, начинался Париж, Паризия, Лютеция Великого Рима??? Само название города затеряно в веках…

«…Смотрите же внимательно. Всё начиналось здесь. На трех островах, которые теперь составляют один остров, галлы построили маленький город Лютецию, раскинувший предместьям по обе стороны Сены. Угроза вторжения римлян, а позднее и варваров, заставила жителей защищаться  и, укрываясь на своем острове, уничтожать мосты. Опасность отступала, и город вновь расцветал на крутых берегах реки…» – так пишет Андре Моруа, и такова официальная версия.

Однако в последнее время некоторые историки высказывают сомнение о местонахождении Лютеции. Так французский писатель, историк и актер Лоран Доитч, опираясь на раскопки 2003 года, предполагает, что Лютеция находилась на теперешней окраине Парижа (район Дефанс) в маленьком, симпатичном городке Нантерр, до сих пор сохранивший свой средневековый облик. Дело в том, что когда прокладывали окружную дорогу вокруг Парижа (А86), при строительстве подземного перехода, обнаружили остатки галльского поселения под городом Нантерр. «…Тут есть все: дома, улицы, колодцы, ворота и другие находки… Первая Лютеция зарыта в подземном переходе Нантерра…». Кстати, из Нантерра и покровительница Парижа Св. Женевьева…

parisimage004Может быть,  Париж начинался здесь??? Нантерр..

Какой версии придерживаться – пусть уж читатель решает сам…

Итак, на небольшом островке посреди Сены ещё за 350 лет до нашей эры стояла деревушка галльского (то есть – кельтского) племени паризеев (отсюда и название города – Париж!). Откуда же взялось название Лютеция? Римское название восходит к кельтскому: «затхлые и грязные берега островов, где люди жить не могли» – «лук-тиер» (louk-tier).

Галльское название «летучези» означает – «стоящая между вод». Мы можем относить возникновение Лютеции к 53 году до н.э., но эта дата весьма приблизительная.

Весной 53 года до н.э. будущий римский император Гай Юлий Цезарь занимался, своим, как обычно, безнадежным делом – усмирением варваров, и, в ходе очередной военной кампании он разбил свой лагерь и свой главный штаб, а было это в 55 году до н.э., на острове Ситэ, который тогда именовался римлянами Лютеция.

С этого момента и принято отсчитывать историю города. Что ж, Парижу уже более 2000 лет, возраст вполне солидный!

В принципе, для Римской империи Лютеция не имела серьезного стратегического значения, но, тем не менее, город, бывший военный лагерь Цезаря, постепенно рос и развивался как один из военных форпостов в глухой и дальней галльской провинции. Римляне быстро перебрались на возвышенный и сухой левый берег, но и остров посреди реки оставался заселенным. Да и на правом берегу начало застраиваться небольшое предместье.

Сам римский город – Лютеция (Lutetia Parisorum) возник на острове из укрепленного военного лагеря римских легионеров и построек, постепенно возникавших как вокруг укреплений, так и на высоком левом берегу Сены (сохранились, правда, фрагментарно термы Клюни, арена на улице Монж, да остатки театра около лицея Сен-Луи).

Да, архитектурных памятников с той поры осталось немного. В XIX веке были раскопаны так называемые арены Лютеции, вмещавшие некогда до пятнадцати тысяч зрителей. Сегодня они отреставрированы, перестроены и превращены в общественный парк.

Сохранились и остатки терм (общественных бань), ставших впоследствии частью готической жилой резиденции отеля Клюни.

parisimage006Термы Клюни

И «Археологический крипт», что возле подземной автостоянки напротив Нотр-Дама – чудом уцелевшие остатки римских строений, Древней Паризии,  Лютеции…

parisimage008parisimage010«Археологический крипт»

«…У того, кто вглядывается в историю Парижа до самого ее дна, начинает кружиться голова.

Нет ничего более причудливого, более трагичного, более величественного. Для Цезаря это город, платящий дань; для Юлиана – загородная вилла; для Карла Великого – школа, куда он созывает ученых Германии и певчих Италии и которую папа Лев III называл Soror bona 5 (Сорбонна; да не взыщет с нас за подобное объяснение Робер Сорбон); для Гуго Капета это родовое поместье; для Людовика VI – пристань, где взимают пошлину; для Филиппа-Августа – крепость; для Людовика Святого – часовня; для Людовика Сварливого – лобное место; для Карла V – библиотека; для Людовика XI – книгопечатня; для Франциска I – таверна; Париж, академия для Ришелье, был для Людовика XIV местом заседаний парламента, на которые он являлся лично, чтобы заставить принять свой указ, а также местом, где вершился суд над отравителями; для Бонапарта Париж – великое перепутье войн.

Начало истории Парижа соприкасается с закатом Рима. Мраморная статуя некоей римской матроны, умершей в Лютеции, покоилась двадцать столетий в старой парижской земле, как Юлия Альпинула в Авакше; ее нашли при раскопках улицы Монтолон.

Боэций, этот муж совета, умерший во время, пытки, когда палач так перетянул ему веревкой голову, что у него глаза выскочили из орбит, называл Париж «городом Юлия». Тиберий, так сказать, положил первый камень Собора богоматери: он счел это место удобным для храма и воздвиг там алтарь в честь бога Церенноса и быка Эзуса. На горе святой Женевьевы поклонялись Меркурию; на острове Лувье – Изиде, на улице де ла Барийри – Аполлону, а там, где ныне Тюильри,– Каракалле. Каракалла – тот самый император, который ударами кинжала превратил в бога своего брата Гету, сказав: «Divus sit, clum non vivus».

Продавцы воды, называвшиеся паутами, на пятнадцать столетий опередили Самаритянку. На улице Сен-Жан-де-Бове была этрусская гончарная мастерская, на улице Фоссе-Сен-Виктор – арена для боя гладиаторов, там, где Термы,– акведук, идущий из Рэнжи через Аркей, а по улице Сен-Жак проходила римская дорога с ответвлениями на Иври, Гренель, Севр и гору Сетар. Египет был представлен в Лютеции не только Изидой; согласно преданию, в наносном грунте Сены был найден живой крокодил, чучело которого еще в шестнадцатом веке можно было видеть подвешенным к потолку в большом зале Дворца Правосудия.

Вокруг Сен-Ландри раскинулась сеть улиц романских времен, где имели хождение монеты короля свевов Рихерия, с вычеканенным на них изображением Гонория. Набережная Морфондю прикрывает собой илистый берег, где некогда отпечатывались следы босых ног короля Франции Хлотаря, того самого, что жил в бревенчатом замке, перегороженном бычьими шкурами, иные из которых, только что содранные, походили на пурпур.

Там, где теперь улица Генего, Эрхиноальд, майордом Нормандии, и Флаохат, майордом Бургундии, совещались с Зигебертом II, к шляпе которого, совсем как у дикарских царьков в наши дни, были прибиты две монеты: квинарий вандалов и золотой триен вестготов.

В алтарную абсиду церкви Сен-Жан-ле-Рон была вделана широкая плита с высеченным на ней по-латыни капитулярием шестого века: «Подозреваемый в воровстве да будет схвачен; благородный да будет судим; простолюдин да будет тут же повешен. Loco pendatur». Там, где находятся сейчас покои архиепископа, был некогда камень, воздвигнутый в память умерщвления тех девяти тысяч болгарских семейств, что бежали в Баварию в 631 году.

В зарослях вереска на том месте, где ныне находится Биржа, герольды объявили о начале войны между Людовиком Толстым и домом де Куси. Людовик Толстый, давший во Франции убежище пяти изгнанным папам – Урбану II, Пасхалию II, Геласию II, Каликсту II и Иннокентию II, только что закончил тогда победоносную войну против барона де Монморанси и барона де Пюизе.

В римскую усыпальницу, находившуюся приблизительно там, где позднее во Дворце Правосудия была построена зала, названная «Rue de Paris», привезли из Компьена первый в Европе орган, дар Константина Копронима Пипину Короткому; услышав звуки этого органа, одна женщина умерла от потрясения.

Каорсинцев, которых в наши дни назвали бы биржевыми игроками, секли розгами на рыночной площади перед столбом «Septem sunt», поставленным в честь Пифагора-музыканта; название Septem оправдывалось шестью другими именами, начертанными на оборотной стороне столба: Птоломей-астроном, Платон-богослов, Евклид-геометр, Архимед-механик, Аристотель-философ и Никомах-арифметик.

Именно здесь, в Париже, зародилась цивилизация, именно здесь квестор константинопольский, Орибазий из Пергама, сократил и объяснил труды Галена; именно здесь были основаны купеческая ганза, прообраз немецкой, и судейское сословие, прообраз английского; именно здесь «по просьбе воинов» Людовик IX выстроил церковь святой Екатерины и другие церкви; именно здесь собрание баронов и епископов стало парламентом и именно здесь Карл Великий капитулярием об аббатстве Сен-Жермен-де-Пре запретил духовенству убивать людей.

Во времена Петра Ломбардского сюда приехал учиться Целестин II. На улице Фуарра жил школяр Данте Алигьери. Здесь, на улице Басс-дез-Юрсен Абеляр встречался с Элоизой. Германские императоры ненавидели Париж как «очаг злого огня», а Оттон II, этот мясник, которого называли «бледной смертью сарацинов», «Pallida mors Sarracenorum», ударом копья надолго оставляет след на воротах парижского Сите. Другой враг, английский король, разбил свой лагерь в Вожирарском предместье…».

Так пишет об Истории Парижа Виктор Гюго…

Остров Сите

«Голова, сердце и хребет Парижа», – писал в XII веке Ги де Базош об этом острове.

…Сейчас сам остров Ситэ мало что сохранил от своего средневекового облика: лишь одиноко возвышается величественный собор Нотр-Дам, хмуро и как-то недобро смотрят на правый берег Сены башни Консьержери, и прячется, вытягивая вверх грандиозный шпиль, окруженная помпезными золочеными громадами Дворца Юстиции, Сен-Шапель – фантастическая и призрачная…

Остров Ситэ удобно и удачно расположен на перекрестке двух древних путей: речного по Сене и сухопутного – древнеримской военной дороги с юга на север. Дорога эта – частично нынешняя ул. Святого Иакова (rue Saint-Jacques), проходя через остров, пересекала Сену, проходя по левому берегу между болотами Бьевра и деревней Гренель, которая существовала с незапамятных времен, может даже и с неолита. На правом же берегу, дорога уходила на север через небольшой холм Бельвиль, шла эта римская дорога от Рима до Кале, откуда римляне уже и переправлялись в Британию.

parisimage012Собор Парижской Богоматери

Улицы, шедшие с юга на север, назывались кардо, а перпендикулярные им – декуманус, так как римляне всегда ориентировали свои поселения по сторонам света. И если в каждом направлении выделялась главная улица, то она называлась соответственно кардо максимус и декуманус максимус. Их перекресток и был центром города.

И нынешняя улица Святого Иакова (rue Saint-Jacques) и есть бывший римский кардо максимус. Римляне сторонились Сены, предпочитая болотистым берегам сухую возвышенность, и селились в основном на левом берегу, на холме, получившем потом имя св. Женевьевы. Поэтому «главный» перекресток и находился на вершине этого холма, неподалеку от сегодняшнего пересечения улицы Святого Якова и улицы Суфло.

Удивительно то, что римские проезды почти полностью сохранились, пусть и потеряв транспортное назначение и превратившись в тихие пешеходные улочки.

А многие перекрестки римских времен сейчас «маркированы» церквями, возникшими на месте римских храмов и молелен, так как те, по поверьям древних римлян, защищали путников. Проезжих и прохожих, в таких магических и опасных местах, как дороги и их развилки.

Но, увы, дворец римского наместника, да и вся истории острова от I до V века, точнее то, что от него осталось, укрыта ныне под зданием Парижской префектуры.

Но при строительстве подземного гаража под площадью перед собором Нотр-Дам, обнаружили остатки построек галло-римского периода, и создали музей: две улочки и остатки нескольких зданий… А сам гараж сделали намного глубже, чем предполагалось… Удивительно, не правда ли? Особенно если вспомнить Москву, снесенные дома, «вычеркнутые чиновниками из реестров памятников архитектуры», Манежную площадь и «случайно» сгоревший Манеж!

Однако в III веке римский городок на южном берегу Сены был уничтожен германскими племенами, и Лютеция снова оказалась небольшим поселением на острове.

С 307 года официальное название города Civitas Parisiorum «город Париж», по-латыни. Этот галло-римский город был значительно перестроен первым королём Хлодвигом (или Кловисом, на французский манер). Во главе франкского войска Хлодвиг разбил римлян под Суассоном в 486 году – так начался период династии Меровингов.

Хлодвиг, завоевавший всю Галлию, сумел объединить разрозненные галльские племена под властью франкской аристократии, а сам поселился в бывшем дворце римского наместника, сделав Лютецию своей столицей в 508 году. Правда, тогда город чаще называли уже не Лютецией, а Парижем. «Эти германцы (т. е. франки) принесли галлам начатки государственности», – писал позднее средневековый летописец.

Хлодвиг (он же Кловис) занялся постройкой и реконструкцией города, а при Дагобере I, одном из преемников Хлодвига, Париж расцвёл как город ремесленников.

Особенно знамениты были мебельщики и серебряных дел мастера, изготовлявшие посуду, очень ценившуюся высоко как в Риме, так и среди варваров северной Европы. В Раннем Средневековье на острое Сите было более 30 улочек, а дома и общественные здания в 3-4 этажа времени короля «Хлодвига сына Хилдерика», почти смыкали свои верхние этажи, выступая над нижними.

В 752 году началась эпоха Меровингов и Каролингов, и началась она именно с Хлодвига. Французы зовут первого своего короля не Хлодвиг, а Кловис, и вообще считают, что имя Луи, которое носили 18 французских королей, происходит именно от этого имени – германское Хлодвиг или Людвиг, латинское – Людовик, а французское – Луи.

В 987 году во Франции воцарились Капетинги и также жили на острове, но уже в новом дворце. Сейчас сохранившаяся его часть – фрагменты Консьержери и Дворца Юстиции. Здесь жили и Людовик VI Толстый, и Людовик VII Юный, и Филипп-Август, и его внук Святой Людовик (он же Луи IX), и внук Людовика Девятого – Филипп IV Красивый («Железный король»).

parisimage016Консьержери

И при этих королях много столетий назад остров был центром уже не самого малого города, и, кроме того, расширившегося на оба берега, Париж украсился и Сан-Шапелью, и собором Парижской Богоматери.

parisimage018Сан-Шапель

Но только в XIV веке Карл V из династии Валуа переселился в Лувр, превратив маленькую крепость в королевскую резиденцию.

К X веку, уже при династии Каролингов (ни Карл Великий, ни его отец Пипин Короткий, не жили здесь, столицей Карла был Аахен), было основано около двухсот школ в стране, и их немалая часть была в Париже. Город ещё более разросся, особенно правый берег Сены, и всё пространство вдоль Великой дороги на север от реки и до самого аббатства Сен-Дени было, пусть нерегулярно, но застроено.

В XI веке город занял и левый берег – так возникла «университетская сторона» Парижа. Университет в Париже был основан в 1205 году. А когда Филипп-Август в 1215 году дал автономию Университету, то со всей Европы сюда повалили студенты и знаменитые богословы.

Обнесённый первой стеной, построенной по приказу короля Филиппа-Августа, город насчитывал уже 310 улиц, 36 из них были на острове Ситэ, 80 на Университетском берегу и 194 «за мостами», т. е. на правом берегу.

Филипп-Август (который возглавлял Третий крестовый поход с французской стороны) правил Францией в течение сорока трех лет (1180–1223).

Кроме городской стены он построил и Большой рынок, «чтоб лавок и прочих помещений безопасных было достаточно», – писал король. Он же завёл специальную службу по розыску трупов тех, кого убили разбойники. Она состояла из солдат и нескольких десятков собак. Защитить горожан от разбойников у короля явно не хватало сил, хоть бы трупы найти и предать «по-христиански» земле, и то было уже неким прогрессом. Именно для жертв разбоя и было устроено, недалеко от рынка, кладбище Невинных. Сейчас на этом месте находится Фонтан Невинных, построенный ещё в XVII веке.

А позже на этом  месте появился знаменитый оптовый городской рынок – Les Halles, Л’Аль – «чрево Парижа». Сейчас здесь новый комплекс  с тем же названием, садом на поверхности и несколькими подземными этажами торговых рядов.

А ещё Филипп-Август восстановил старый римский акведук, снабжавший город питьевой водой, ибо пить воду из Сены было просто невозможно.

Внук Филиппа-Августа, Святой Людовик, заказал прославленному архитектору Пьеру де Монтрёй постройку Св. Капеллы. Освящая её, кардинал де Шатору сказал великие слова: «Франция – печь, в которой выпекается интеллектуальный хлеб человечества».

В 1383 году город был обнесён новой укреплённой стеной (стена Карла V), в царствование «Короля Возрождения» Франциска Первого (1515–1547) великий зодчий Пьер Леско построил основную часть Лувра, а в царствование Генриха IV (1589-1610) в городе добавилось (всего за два десятилетия!) 68 новых улиц.

И, наконец, в 1670 году, когда никаких вражеских нашествий уже можно было не опасаться, Людовик XIV приказал срыть городские стены, и город стал расти кругами во всех направлениях.

Но отсутствие стен быстро сказалось на королевских доходах, и в 1784 году Париж, по распоряжению всесильного министра финансов Кольбера был обнесён стеной, получившей прозвище Таможенной или Стены Сборщиков Пошлин (le mur des Fermiers-Généraux) длиной в 23 км. По линии этой стены, снесенной только в 1860 году, проходит нынешнее кольцо «внешних» (или «Маршальских») бульваров.

…Сегодняшний остров Ситэ почти не имеет жителей. Две-три небольших улицы, часть Цветочной набережной и площадь Дофин – не более трех десятков жилых домов. С одной стороны, наверное, можно только позавидовать тем, кто живет здесь, в самой старой части города, видя из окна своей квартиры Нотр-Дам. А с другой стороны «жить в музее» и ежедневно видеть из того же окна миллионы туристов…

parisimage019Площадь Дофина

Увы, почти полностью исчезли под более современными постройками (особенно времен Наполеона Третьего и барона Османа) материальные свидетельства римской эпохи, но дошли свидетельства нематериальные, а именно некоторые принципы градостроительства и определённые градостроительные зоны.

Но до сих пор четко прослеживается деление Парижа на три части: Левый берег, Правый берег и Остров между ними. И, несмотря на серьезную разницу в размерах, в идейном смысле это вполне равнозначные части, пусть даже в ходе веков своеобразный центр значимости смещался то в одну, то в другую сторону.

Еще в Римские времена на западе острова Ситэ  был возведен дворец римского наместника, а на востоке  – храм Юпитера. И именно с тех пор на острове неизменно присутствуют два центра власти – политический и религиозный.

Вплоть до XIV века французские короли жили в своем дворце, занимавшем всю западную оконечность Ситэ, пока в 1358 году Карл V не переехал в Лувр на правом берегу. Здание дворца перешло в ведение парламента, так что значение этой части острова как политического центра всё же сохранилось. А бывший дворцовый комплекс подвергся в капитальной перестройке в середине XIX веке, став нынешним Дворцом правосудия.

А на востоке острова Ситэ, на месте бывшего храма Юпитера, где ныне – Собор Парижской Богоматери, долго сменяли друг друга христианские церкви, и таким образом, значение религиозного центра восточная  часть острова сохраняет до сих пор.

И при внимательном взгляде, несмотря на то, что Париж разросся, а схема его улиц изменилась, следы римской планировки на плане города легко разглядеть, она словно бы просвечивает сквозь узор нынешней городской ткани. Да и барон Осман провел свои «оси Парижа» почти по тем же улицам Лютеции Великого Рима.

«Кардо максимум», четко разделяющая остров Ситэ пополам – это бульвар Св. Иакова и улица Св. Мартина, находящиеся рядом и параллельные с бульваром Сен-Мишель и бульваром Севастополь, построенными Османом, а «декуманус» – это параллельные ул. Риволи и ул. Св. Гонория (Sant-Honore).

Ул. Ломон и авеню Гобеленов – также бывшие римские улицы, а на параллельном «кардо максимус», нынешнем Бульваре Сан-Мишель, сохранились и термы, ныне «вмонтированные» в отель Клюни.

Сена, на протяжении 15 километров её течения, проходит через Париж, и большая часть города находится в её широкой долине – вся северная половина города (местами ширина её достигает десятка километров). Давным-давно, во времена ещё доисторические времена Сена шириной до 5 км при средней глубине 40 м. А вот в античные времена Сена была всего вдвое шире сегодняшней.

В 1190 году французский король Филипп-Август, сын Людовика VII от третьего брака, вместе с английским королем Ричардом Львиное Сердце, сыном Генриха II Плантагенета и Алиеноры Аквитанской, организовали очередной Крестовый поход, третий по счету.

Но  Филипп-Август не доверял Плантагенетам. Он опасался, что в его отсутствие англичане нападут на Париж, поднявшись вверх по Сене, как некогда викинги-норманны. Поэтому король решил выстроить вокруг города массивные укрепления, полностью окружив его крепостной стеной.

К 1215 году появилось грандиозное оборонительное сооружение со стенами трехметровой толщины, достигавшими в высоту 6–8 метров, а общая длина стен по обоим берегам Сены превышала 5 километров.

Вдоль крепости через каждые 60 м стояли круглые башни 15-метровой высоты (всего их было 77), а в местах, где стена выходила к реке, она заканчивалась 25-метровыми квадратными башнями и 15 ворот открывали дорогу в город…

Но город рос, ему стало тесно в прежних границах, и в конце XIV века Карл V обнес правый берег новой стеной по большему радиусу.

Шло время, и Париж рос, укрепления утратили военное значение, в конце концов, наследие средневековых королей начали сносить ради новой застройки.

Самый большой из сохранившихся фрагментов средневековых городских стен, часть так называемой стены Филиппа-Августа, находится на правом берегу Сены. Он состоит из остатков двух башен и отрезка стены между ними. Если представить, что подобные стены охватывали город с центром на острове Сите огромным кольцом, то остается только восхититься мощью средневекового сооружения.

В течение почти 30 лет в Париже ничего не строилось – лишь при Людовике XV (1715–1774) был построен ансамбль Вандомской площади и площадь Согласия, Людовик XVI (1774–1791) жил в Версале и ничего в Париже ее строил, а потом были годы кровавые и разрушительные – годы «Великой Французской революции» (1789–1804)…

В царствование Наполеона Бонапарта (1804–1815) был прорыт канал Сен-Мартен, напоивший город, по проекту архитектора Перро была завершена колоннада Лувра, возведены арка Карусель и Вандомская колонна, оформлена улица Риволи, построена Биржа, а также возведено великое множество казарм и конюшен.

При Луи-Филиппе (1830-1848 года) главные улицы Парижа осветились газовыми фонарями, архитектор Виоле ле Дюк начал реставрацию Сент-Шапель и Собора Парижской Богоматери, был поставлен и памятник Мольеру, построено несколько новых мостов, закончено строительство Триумфальной Арки на площади Звезды.

И сейчас город остаётся в тех размерах, какие имел он в царствование Наполеона III, после того, как префект округа Сены, барон Осман присоединил к Парижу пригородные деревни: Отёй (Auteuil), Пасси (Passy), Батиньоль (Batignolles), Монмартр (Montmartre), Берси (Bercy), Вожирар (Vaugirard), Гренель (Grenelle) и несколько других, а также Булонский лес. И за последние сто пятьдесят лет планировка Парижа в основном не менялась…

А самая длинная улица Парижа– Вожирар (rue Vaugirard), 4360 метров, а самая широкая – авеню Фош (avenue Foch), 120 метров в ширину…

А.А. Каздым
© Фотографии автора

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках

Автор: РЕДАКЦИЯ

Редакция сайта

Яндекс.Метрика