Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Памирская катастрофа

Памирская катастрофа

За главными событиями последних месяцев – санкции к России вследствие аннексии Крыма, колебания цен на углеводороды, «Евровидение», чемпионат мира по хоккею – на второй план отходят проблемы не столь заметные, но не менее значимые. К примеру, мир не замечает постепенного исчезновения трех суверенных государств.

Тройка «лидеров»

В список аутсайдеров посткоммунистического пространства, в который до недавнего времени числились Болгария и Румыния, вошел Таджикистан.

Эти три государства имеют свою собственную новейшую историю упадка, но сходные причины и следствия. В качестве общего знаменателя выступают тотальный крах коммунистического мироустройства и полное вырождение нации и, не исключено, исчезновение страны в ближайшей перспективе.

Если говорить о Болгарии, то каждый час она хоронит 9 человек. Разница между рождаемостью и смертностью в стране составляет 7,2%. Если рассматривать ситуацию в масштабе года, то речь о потере 70-80 тысяч человек. Через несколько десятилетий процент пожилых людей в стране будет составлять 89%. При этом ежегодно около 55000 тысяч новорожденных в стране не являются этническими болгарами. Эти данные приводит Петр Иванов, директор института Демографии Болгарской академии наук.

Они означают только одно: болгарский этнос пропадает буквально на глазах. Еще проще: вымирает.  От голода. Удивляться не приходится. Согласно данным Европейского статистического бюро, Болгария вышла на первое место в ЕС по числу нищего и потенциально нищего населения: каждый второй ее гражданин живет за чертой бедности.  Второе место в ЕС заняла Румыния – здесь на уровне нищеты живет 40% населения.

Черта бедности в Болгарии в конце 2014 года была определена 286 левами в месяц, это около 140 евро.

Таджикские особенности

Но даже эти катастрофично воспринимаемые в ЕС цифры – недосягаемая мечта для жителей Таджикистана. Некогда не самая процветающая, но вполне стабильная советская республика, обладатель значительных и уникальных природных богатств, сегодня является самой бедствующей страной экс-СССР. Среднедушевой ежедневный доход здесь – около 1,5 доллара. То есть втрое меньше, чем в Болгарии.

Ее экономическую базу подорвала продолжительная (1992-1997) гражданская война, которая разрушила народное хозяйство. 18 последующих за кровопролитием лет не смогли умалить боль и страдания.   В результате противостояния погибли более 60 тыс. человек, около 100 тыс. пропали без вести, 26 тысяч женщин овдовели и 55 тысяч детей стали сиротами. Миллионы граждан Таджикистана превратились в беженцев, и поныне продолжая спасаться от политических репрессий и верной гибели. Почти половина населения страны осталась без крова.

Сегодня мальчишки управляют поводьями, завтра – московскими маршрутками
Сегодня мальчишки управляют поводьями, завтра – московскими маршрутками

Определенный шанс на выживание Таджикистан получил в начале 2000-х, когда молодежь республики – главные образом, молодые мужчины, предприняли путешествие в Россию. Квалицифированные врачи, учителя, инженеры стали чернорабочими, дворниками, водителями маршруток.

Казалось бы, семьи гастарбайтеров, оставшиеся в Душанбе и горных кишлаках,  получили необходимую подпитку. Вроде бы удача улыбнулась мигрантам. Но продолжалось это недолго. Экономические трудности в РФ и резкое снижение курса рубля по отношению к мировым валютам привели в 2014 году к предпринятой Москвой политике более жестких требований к мигрантам: речь идет о сертификатах по сдаче комплексного экзамена на знание русского языка, основам законодательства РФ и истории России.

Волна обратной миграции

Все это послужило причиной того, что трудовые мигранты возвращаются из России целыми махаллями, как именуются на Востоке жилые кварталы городов и кишлаков. Волна обратной миграции является взрывоопасной протестной силой. Эксперты считают, что ее политизация – вопрос времени. Причем, непродолжительного. Власть понимает, что государство может ожидать период не менее опасный, который пройден 18 лет назад. Но предпочитает действовать прежними методами – увещеваниями.

Граждане встречают декларации официального Душанбе горькой усмешкой, вспоминая народную пословицу: «Сытому хорошо молитвы творить, а на голодный желудок об Аллахе вспоминать некогда». В Таджикистане отмечается заметное ухудшение экономической ситуации. Курс сомони к доллару падает, число безработных в стране растет.

Если раньше перечисления в страну от трудовых мигрантов из России доходили до 5 млрд. долларов в год, то сейчас они упали сначала вдвое, потом втрое.

Перезагрузку экономической модели, связанную с гастарбайтерами, в Таджикистане встречают в штыки. Если прежде таджики радовались, что наконец-то избавились от диктата Кремля, затем воспряли духом, когда на фоне разрушенной отечественной экономики получили возможность зарабатывать метлой, то теперь вновь проклинают Россию-«благодетельницу».

Основания для огорчений есть

Даже в ряду постсоветских государств, откуда также спешат на неквалифицированную работу в РФ, Таджикистан выглядит явным неудачником. По данным Всемирного банка, от денежных переводов зависят: на 2,5% экономика Азербайджана, на 4,5% Литва, на 5,5% Украина, на 12% Узбекистан, на 12% Грузия, на 21% Армения, на 25% Молдавия, на 31,5% Кыргызстана.

Таджикистан – аж на 42%!

То, что остальные восемь соседних с Россией стран могут понести серьезные экономические потери в связи со снижением курса рубля, не очень утешает таджикистанцев.

В общей сложности эти страны могут потерять около $10 млрд. А это грозит продолжительным политическим кризисом.

Кому выгодна трудовая миграция?

Но бьет кремлевская политика не только по таджикским мигрантам и их семьям.  Согласно подготовленному Росстатом (Федеральной службы государственной статистики) демографическому прогнозу до 2050 года, России для сохранения численности населения необходимо около 20 млн мигрантов — более 12 процентов нынешнего населения страны, сообщил старший научный сотрудник Центра развития НИУ ВШЭ Сергей Алексашенко. В принципе, находившиеся до недавнего времени в России 4,5 млн мигрантов из Центральной Азии могли бы легко решить эту проблему.

Между тем, в 2015-2016 гг. РФ покинули более десятки тысяч граждан Таджикистана. Это означает дальнейшее сокращение денежных переводов в горы Памира. Причем, сокращение продолжалось, несмотря на то, что, к примеру, в апреле-мае 2015 года число гастарбайтеров из Таджикистана увеличилось. Официальная Россия считает это добрым знаком: дескать, подавляющее число иностранцев из стран Центральной Азии остаются в России, несмотря на кризис и новые миграционные правила. Причем, число нелегалов не уменьшается. Стало быть, ситуация в Таджикистане такова, что новоприбывшие дают согласие работать за еще меньшие деньги, чем их предшественники.

Деньги на свадебный наряд пошли по назначению. Жениху остается только приехать на свадьбу
Деньги на свадебный наряд пошли по назначению. Жениху остается только приехать на свадьбу

Почему? На этот вопрос отвечает председатель профсоюза трудящихся-мигрантов России Ренат Каримов. Мигранты – люди, поставленные судьбой в особо трудное положение. Московские власти заменяют мигрантов, работающих в сфере ЖКХ и строительства. В объявлениях о наборе рабочих на те или иные специальности указано: приглашаются только граждане Российской Федерации. «Кстати, в других странах это считается дискриминацией по стране происхождения», подчеркивает Каримов.

Подсчитали – прослезились

Россияне не собираются брать в руки метлы. Таким образом, тенденция труда по-черному развивается. Однако и она имеет свои пределы.  «Если предлагаемая заработная плата в столичном регионе меньше 20-25 тысяч рублей, то из-за высокой стоимости патента у мигранта исчезает экономическая целесообразность работать за такую зарплату», — отмечает Каримов.

Падение курса рубля к доллару повлекло за собой обесценивание заработных плат. И если в 2014-м оклад дворника был эквивалентен $600, то год назад он составляет всего около $350, а сейчас и того меньше.

Между тем, дворник – наиболее востребованная профессия в Москве: в столице не хватает 6 тыс. работников при метле.  На втором месте – водитель автомобиля, 5 тыс.  вакансий с зарплатой 34.065 рублей ($670). Далее идут подсобные рабочие – 4,5 тыс. вакансий, 16.571 рубль ($320).

Таджикские трудовые мигранты в условиях экономического кризиса и введения патентной системы оформления иностранных работников оказались в наиболее уязвимом положении. И дело даже не столько в этих причинах.

Быть таджиком невыгодно

Изменился формат Евразийского экономического союза (ЕАЭС): в него вошли Армения и Кыргызстан, для их трудовых мигрантов действуют льготные условия – им, как «своим» по союзу,  теперь не нужно получать патенты, они приравнены в трудовых правах к гражданам России,  у работодателей с ними меньше проблем.

Мигранты из Таджикистана оказались в наихудшей ситуации. Кроме того, если раньше патент стоил 1.000 рублей, то сегодня 4.000 рублей. Таджиков перемещают на низкооплачиваемые позиции: к примеру, водителей автобусов переводят в помощники механика, что ведет к уменьшению зарплаты в два раза. При этом они вынуждены, как и ранее, платить в общежитиях при автопредприятиях по 5 тыс. за койку и еще умудриться прокормить себя. Что они смогут отправить своим семьям в Таджикистан?

Иными словами, Таджикистан подталкивают к дверям ЕАЭС. Не хочет – не досчитается половины суммы переводов.

Потери не только материальные

Последствиями становятся разрушенные семьи. По данным Международной организации по миграции, в Таджикистане насчитывается 250 тыс. женщин, которых бросили мужья, уехав зарабатывать деньги за границу.  Молодые мужчины, уезжая на заработки в Россию, теряют связь с родными, а часто просто забывают о своих женах и детях.

Из мужчин, отправляющихся на заработки в Россию, 80 процентов женаты. При этом только треть из них регулярно поддерживают семью в ежегодном размере более 500 долларов.

Женщинам приходится мириться с ситуацией. Они много лет одни воспитывают детей. Мужья перестают помогать своим близким, меняют ПМЖ и номера телефонов. Стали распространенными смс-разводы: мужчины, находясь на заработках за границей, отправляют женам смс-собщение с тремя словами «талок», что означает «свободна».

Заботы кормильца перенимают родственники мужа, и это еще не самый плохой вариант.

Ведь самое страшное в таджикском кишлаке считаться брошенной женой. «В Таджикистане в последние годы участились случаи женского суицида», – говорит глава общественной организации «Перспектива плюс» Ойнихол Бобоназарова. В последнее время счеты с жизнью ежегодно сводят сотни женщин. Проблема и в том, что определения матерей-одиночек нет в таджикском законодательстве, а значит, нет и прав.

Но ситуация меняется. Осенью 2013 года группа таджикских женщин обратилась к властям с требованием вернуть их мужей на Родину. Некоторые из них даже призвали депортировать мужчин из России. Но весной 2015 года мужчины стали возвращаться сами – под влиянием кризиса и вследствие новых миграционных правил в РФ.

Правда, часть осталась на новой родине: за несколько лет они успели завести в России новые семьи. Ежегодно в России женятся около 12 тысяч таджиков. А куда спешить? Более трети таджикистанцев у себя на родине, по данным Программы развития Организации Объединенных Наций (ПРООН), зарабатывают меньше 1,5 доллара в день (это на среднестатистическую семью в 4-5 человек).

Для многих из них, судя по всему, трудовая миграция становится спасением. Нет, не согласны их таджикские жены, трудовая миграция – трагедия семьи и народа. По мнению правозащитников, в стране пора создать банк данных трудовых мигрантов. Еще пара идей: в паспортных столах не выдавать документы до тех пор, пока не будут выплачены алименты, неплательщиков не выпускать их из страны.

Участь забытых детей мигрантов незавидна. Подростки бросают учебу, а потом сами отправляются на заработки. Если уезжает старший брат, следом младший, а готовится третий, то Таджикистан превращается в питомник по выращиванию мигрантов. «Государство мигрантов», – уточняет правозащитница Алла Куватова.

Вырождение нации: инцест и СПИД

Нация просто вырождается, дополняют коллеги Куватовой. В ходу браки между двоюродными братьями и сестрами. Пора вводить запрет на браки между близкими родственниками, в том числе – между двоюродными братьями и сестрами.

Сторонники запрета указывают, что подобные браки часто ведут к рождению детей с врожденными генетическими и физическими пороками. В Хатлонской области Таджикистана объявлено: 1546 из 9700 детей младше 18 лет, страдающих врожденными генетическими заболеваниями, родились в семьях, где муж и жена – двоюродные брат и сестра. В столице области Курган-Тюбе, по официальным данным, родители 25 процентов детей с врожденными пороками – близкие родственники.

Врачи Хатлонской области объясняют жителям региона опасность кровосмесительных браков: «Если родители – двоюродный брат и сестра, то риск рождения нездорового ребенка повышается вдвое». К участию в разъяснительной программе привлечены местные имамы. В стране сейчас около 13 тыс. детей-инвалидов, родители многих из них состоят в близком родстве.

Этой женщине повезло. Мечта о прогулке всей семьей осуществилась
Этой женщине повезло. Мечта о прогулке всей семьей осуществилась

Бороться с традицией заключения браков между близкими родственниками сложно: считается, что подобные браки помогают сохранять местные традиции. Таджикам присуще жить в тесном контакте друг с другом, с родственниками. В стране приняли закон об упорядочении национальных традиций. По нему, к примеру, власть обязана  контролировать, сколько к человеку пришло гостей на празднование дня рождения, положенные 70 или неположенные 150. Как подобное отслеживание приживется в краю, где семейные торжества изначально предполагают участие нескольких сотен человек, сказать трудно.

Пока приходится уповать на то, что молодые мужчины семейств смогут преодолеть усложнившиеся условия миграции в РФ и продолжат высылать родне средства для выживания, а то и сами пожалуют на торжества в родную махаллю. Впрочем, они привозят не только деньги и подарки.

Каждый третий вич-инфицированный в Таджикистане (всего таковых 6 тысяч 944 человек) – женщина, заразившиеся в большинстве случаев от своих супругов-мигрантов. Мужья везут из России заразу, «награждают» ею жен, а те рожают больных детей: 10 процентов от общего числа вич-инфицированных в Таджикистане дети в возрасте до 14 лет.

Прирост ВИЧ-инфицированных детей – результат типичного явления в Таджикистане: беременные от мужей-гастарбайтеров женщины наотрез отказывались обследоваться у гинекологов.

Они не хотят знать, что, будь под наблюдением врачей, в 90 процентах случаев даже будучи вич-инфицированы смогли бы, тем не менее, родить здорового ребенка. Многие женщины годами носят в себе заразу, не ведая об этом. А, узнав, пугаются еще больше: не хотят, чтобы односельчане знали о «позорном недуге», иначе пересудов и сплетен не оберешься.

На фоне полного обнищания в Таджикистане все заметней последствия гражданской войны, инспирированных Кремлем всплеска и упадка миграционной волны и, как результат, следы вырождения семьи и нации, исчезновения государства.

Александр МЕЛАМЕД

Фото Константина Михайченко (Нью-Йорк) и Вениамина Аршавского (Хайфа) публикуются с согласия авторов.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика