Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Общество / Он считал себя врачом…

Он считал себя врачом…

Ференц Оршош (22.8.1879 – 25.7.1962) был венгерским патологоанатомом, одним из членов международных комиссий, направленных немцами в 1943 году для расследования преступлений, совершенных «большевиками» в Катыни и Виннице.

Учился на медика в Будапеште. Во время первой мировой войны был пленным в России. По окончании войны стал директором отдела судебной медицины, профессором Будапештского университета. С 1928 года член венгерской академии наук. Основал организацию медиков Венгрии (MONE) с ярко выраженными национал-социалистскими взглядами.

 Ференц Оршош
Ференц Оршош

В качестве председателя MONE требовал отлучать евреев от профессии врача и осуществлял различные антисемитские мероприятия в Венгрии. Например, в 1941 году ратовал за то, чтобы по примеру немецкого расового законодательства, которое с небольшими изменениями действовало и в Венгрии, были запрещены браки между евреями и венграми, цыганами и венграми.

Весной 1943 года ведомством Геббельса была затеяна большая пропагандистская кампания по «раскрытию настоящего лица большевизма» и преступлений «русских и евреев» в отношении других национальностей.

Выбраны были две главные, стратегические цели компании 1943 года: Катынь и Винница. Выбор Катыни диктовался стремлением поссорить Сталина с польским правительством в изгнании. У Винницы был особый статус. Под Винницей находилась ставка Гитлера «Вервольф» («Оборотень»). Там этот оборотень («герр Вольф» – партийная кличка Гитлера)  находился в дни немецкого наступления на Сталинград. Выбор этого места для ставки Гитлера на Восточном фронте относится к концу лета 1941 года. В конце июля 1941 года (в том месяце Красная Армия беспорядочно отступала почти повсеместно, исключением была, например,  дивизия полковника Якова Григорьевича Крейзера, 12 дней сдерживающая танковую группу Гудериана в районе реки Березины) закончилось т.н. «Уманское побоище»: в районе Гайсин-Умань (недалеко от крупного областного центра Винница) попали в окружение и были разгромлены три советские армии (30 дивизий). Это была первая крупная победа гитлеровского блицкрига. По такому случаю Гитлер и Муссолини прикатили в Умань, созерцать свои победоносные тогда войска… и Умань было выбран местом для штаба группы армий «Юг». Видимо, Гитлер запомнил это место и в середине лета 1942 года перевел под Винницу генеральный штаб и свою ставку из Восточной Пруссии. В Винницкой области украинское население испытывало достаточно мягкое отношение со стороны немцев и потому практически отсутствовало партизанское движение. Немцы стремились здесь всячески поддерживать антисоветские настроения.

Геббельс начал с Катыни. Герхард Бухц, профессор университета Бреслау, известный судебно-медицинский эксперт, глава судебно-медицинской лаборатории группы армий «Центр» в звании капитана стал председателем немецкой комиссии по расследованию Катынского расстрела. В своем отчете он писал, что получил для ознакомления рапорт тайной полевой полиции от 28.02.1943 об обнаружении массовых захоронений польских офицеров, расстрелянных органами НКВД в 1940 году и убедился в достоверности собранных показаний очевидцев, жителей окрестных деревень. Его комиссия проводила работы в Катынском лесу до начала июня 1943 года и сделала вывод, что трупы пролежали в данном месте 3 года и найденные на трупах документы, письма, записки и газеты указывали на то, что польские офицеры были убиты в марте-апреле-мае 1940 года.

Для усиления пропагандистского эффекта в Смоленск 28-30 апреля 1943 года прибыла международная комиссия, состоявшая из 12 судебных медиков из оккупированных Германией или союзных с ней стран (Бельгии, Голландии, Болгарии, Дании, Финляндии, Венгрии,

Италии, Франции, Чехии, Словакии, Хорватии), а также из Швейцарии. Венгрию представлял уже известный нам Ференц Оршош, штатный профессор судебной медицины и криминалистики Будапештского университета (ввиду своего знания русского языка исполнял также и функции переводчика). Это он так картинно жестикулирует на встрече

членов международной комиссии с министром здравоохранения рейха (Какая идиллия, благообразные лицемеры при галстуках, знающие лишь о преступления большевиков, считающих рейх бастионом Европы, ничего не знающих якобы о неслыханных зверствах этого же рейха против евреев, преступлениях против других народов оккупированной Европы).

Ференц Оршош (второй слева) среди членов комиссии на встрече с  министром здравоохранения рейха
Ференц Оршош (второй слева) среди членов комиссии на встрече с  министром здравоохранения рейха
Эксгумация трупов в Катыни немецкой комиссией в апреле 1943 года
Эксгумация трупов в Катыни немецкой комиссией в апреле 1943 года

Основные положения отчета международной комиссии сводились к следующему:

  1. опрошенные местные свидетели подтвердили, что в течение марта-апреля 1940 года железнодорожные эшелоны с польскими офицерами почти ежедневно прибывали на станцию Гнездово и там разгружались. Военнопленных везли на грузовиках в сторону Катынского леса. После этого их уже никто никогда больше не видел.
  2. Способ связывания поляков идентичен тому, какой был установлен на трупах русского гражданского населения, также эксгумированных в Катынском лесу, но погребенных в более давнее время. Все убиты выстрелом в затылок. Деревья, росшие на могилах, пересажены три года назад. На тот же срок указывают изменения в черепах убитых, согласно опытам Оршоша.
  3. В целом, из показаний свидетелей, и судя по письмам, дневникам, газетам и т.д., найденным на трупах, следует, что расстрелы происходили в марте-апреле 1940 года.
Эксгумация трупов в Виннице, июнь 1943 года
Эксгумация трупов в Виннице, июнь 1943 года

В июне 1943 года в Виннице была создана «международная комиссия по расследованию злодеяний большевистского режима». Комиссию кроме Германии представляли врачи, юристы, священники и журналисты из Бельгии, Болгарии, Венгрии (уже знакомый нам Оршош), Голландии, Греции, Дании, Италии, Румынии, Словакии, Финляндии, Франции, Хорватии и Швеции.

12.06.1943 года на похоронах трупов местный православный епископ Евлогий (Марковский) произнес следующие слова: «Сегодня мы возносим свои молитвы к престолу всевышнего за тех, кто при разлуке с Жизнью был лишен молитвы Божьей, кто терпел муки и брошен в страшные могилы. Эти жертвы были убиты тайным способом. Палачи думали,  что их злодеяния останутся навеки тайной. Эти мученики лежат безмолвные здесь в могиле своими телами, но у них есть бессмертная душа. Память о них будет жить в сердцах наших всегда».

Этот пастырь божий знал к тому времени о тысячах строителей ставки Гитлера «Вервольф» в 8 километрах от Винницы, которые бесследно исчезли после завершения работ, о десятках тысяч евреев Винничины, брошенных вот в такие же страшные могилы, но для них у него не нашлось прочувствованных слов.

Спустя примерно год война подошла вплотную к городу, где проживал Оршош. Встревоженный сомнительной лояльностью венгерского регента Хорти, ищущего контактов с антигитлеровской коалицией, Гитлер приказал оккупировать Венгрию согласно заблаговременно разработанному плану «Маргарет».

По этому поводу 12 марта 1944 года все эсэсовские офицеры из эйхмановского Отдела IV – B4 собрались в Маутхаузене. Эйхман объявил им, что через семь дней, 19.03.1944 года, начнется операция «Маргарет», цель которой – немецкая оккупация Венгрии. Команда Эйхмана должна вступить в Венгрию вместе с армией и заняться своей работой незамедлительно. Эйхман обрисовал подчиненным примерную программу их деятельности: Венгрия будет очищаться от евреев область за областью в направлении с востока на запад, Будапештом займутся на последнем этапе, а всю операцию завершат в рекордное время. Эйхман был воодушевлен: открывалось грандиозное поле деятельности – предстояло отправить на уничтожение в Аушвиц более 750  тысяч венгерских евреев и, возможно, получить за это давно вожделенный чин штандартенфюрера… «18 марта Дитер Вислицени и Герман Крумеи, первые заместители Эйхмана, во главе колонны из 30 автомобилей покинули Маутхаузен, чтобы присоединиться к германским силам вторжения. Эйхман оставался на месте; 19 марта он отпраздновал дома свое 38-летие и затем во главе колонны из 120 автомобилей отправился в путь. Его подразделение участвовало в торжественном параде немецких войск в Будапеште» [1].

К июлю 1944 года в Аушвиц-Биркенау было депортировано 440 тысяч евреев венгерской провинции. Депортация была осуществлена (с большим энтузиазмом…) венгерской жандармерией под руководством команды Эйхмана. Руководимые Ференцем Оршошом организации врачей деятельно помогали команде Эйхмана: выдавали венгерских врачей-евреев и подвергали их высылке.

Депортация евреев из венгерской провинции
Депортация евреев из венгерской провинции
Депортированные из Венгрии евреи в ожидании газовых камер Аушвиц-Биркенау
Депортированные из Венгрии евреи в ожидании газовых камер Аушвиц-Биркенау

«Пассажирский поезд, доставивший Рауля Валленберга в Будапешт 9 июля 1944-го, возможно, встретился в пути с составом из двадцати девяти закрытых товарных вагонов, перевозившим в Освенцим последнюю партию евреев из венгерской провинции. Отправив его накануне, Эйхман с помощниками закончили то, что они гордо называли «депортацией, превосходящей своим размахом все предыдущие». В депеше, посланной в Берлин, Эдмунд Везенмайер, германский проконсул в Будапеште, сообщал с характерной германской точностью о вывезенных за границу Венгрии за период с 14 мая по 8 июля 148 железнодорожными рейсами 437 402 еврейских мужчинах, женщинах и детях. Теперь, если исключить из этого числа несколько тысяч евреев-мужчин, направленных в трудовые батальоны венгерской армии, в стране оставалось только 230 000 напуганных до смерти, запертых в столице евреев» [1].

Эйхман подготовил следующий дерзкий план ошеломительной и молниеносной депортации всего еврейского населения Будапешта. В 24 часа во второй половине июля. Такая операция впечатлила бы Мюллера и Гиммлера и обеспечила бы Эйхману продвижение по службе и, возможно, похвалу самого Гитлера. В этом случае, Валленбергу уже нечего было бы делать в Будапеште: когда он сориентировался бы на месте, в городе евреев уже не осталось бы. Но тут Хорти, напуганный протестами из-за рубежа, отозвал из Будапешта обратно в провинцию свору из 1600 жандармов, тем самым лишив Эйхмана возможности продолжать депортации. Жалобы Эйхмана не возымели действия: после покушения на Гитлера уже сам Гиммлер тайно нащупывал контакты с Западом и Эйхману пришлось убраться из Венгрии.

Он вернулся обратно 16 октября 1944 года, после подавления немцами попытки Хорти вывести Венгрию из войны. Немцы сделали премьер-министром, главой государства и  «вождем нации» главаря нилашистской партии (партии венгерской черни) Ференца Салаши. «Вы видите, я опять здесь, – сказал он небольшой группе еврейских старейшин, немедленно вызванных в его штаб-квартиру. – У нас по-прежнему длинные руки». Теперь Эйхман планировал применить простой и жестокий способ возобновления депортаций евреев без долгих переговоров с армейским командованием по поводу каждого вагона и локомотива – в пешем порядке. Всеми своими силами ему стремился помешать в этом Рауль Валленберг, секретарь шведской миссии в Будапеште. Валленберг раздавал евреям охранные паспорта и пытался в меру сил охранять ранее купленные им и заселенные евреями «шведские дома».

Следующим шагом на пути уничтожения евреев Будапешта стало создание гетто. Создание отдельного квартала для евреев, у которых не было охранных документов, началось 18.11.1944 г. Официальное распоряжение об этом отдал министр внутренних дел нилашистского правительства Габор Вайна 21.11.1944 года. А 10.12.1944 года территория гетто была отделена от остальной территории города деревяным забором.

Еврей, брошенный в гетто, без крова над головой
Еврей, брошенный в гетто, без крова над головой

Вот так вспоминал об условиях жизни в гетто в конце декабря 1944 года очевидец: «На узкой улице Казинци истощенные мужчины ссутулившись и склонив головы толкали тачку. На грохочущей тележке лежали обнаженные, желтые как воск, человеческие тела, вниз свешивалась окоченевшая рука с черными пластырями, которая билась о спицы колеса. Процессия остановилась у бань и осторожно свернула в решетчатые ворота. Во дворе бань, за неряшливым фасадом, лежали сложенные навалом, как распиленные бревна, окоченевшие трупы. Я перешел через площадь Клаузаль. Посредине на корточках или на коленях сидели люди. Они собрались у трупа лошади и ножами отхватывали от него куски мяса. В нескольких метрах лежала голова животного. Желто-синие студенистые внутренности и слой жира виднелись через отверстия в изуродованном теле» [2].

Боевики партии «Скрещенные стрелы» совершили бесчисленное количество актов вандализма против обитателей гетто. В период с 14.11.1944 по 18.01.1945 в гетто ежедневно погибало около 80 человек. В этот период в институт судебной медицины ежедневно доставляли 50-60 трупов людей, убитых выстрелами в основание черепа. Во время одного из таких инцидентов 28.12.1944 к венгерским боевикам-нилашистам, вопреки приказу командования, присоединились немецкие солдаты. Они забрали значительное число мужчин из больницы на площади Бетлена Габора, отконвоировали их на набережную Дуная и расстреляли.

Количество самоубийств, совершавшихся евреями в течение одной недели, превышало среднее число самоубийств за год по всей Венгрии за 1943 год. «Сводили счеты с жизнью старики, молодые девушки, беременные женщины. Некоторые матери наносили не желавшим к ним присоединиться дочерям удары скалкой, а потом укладывали их у газовых плит с открытой конфоркой» [2].

Памятник евреям-жертвам кровавых оргий нилашистов на берегу Дуная
Памятник евреям-жертвам кровавых оргий нилашистов на берегу Дуная

1.01.1945 года спецпредставитель Салаши Эрнё Вайна подготовил свой первый приказ, согласно которому все население международного гетто должно было быть переведено в «обычное» гетто «по соображениям военной необходимости» (на самом деле это делалось, чтобы облегчить убийство этих людей). 4.01.1945 года он повторно издал этот приказ, и на этот раз даже Рауль Валленберг не смог ничего сделать, чтобы избежать его выполнения. 5 и 6 января 1945 года пять тысяч обитателей «шведских домов» отправились в  «обычное» «гетто». Правительство нилашистов заявило, что раз другие государства не признают его, то и оно, в свою очередь, не обязано придерживаться никаких международных соглашений. Лишь после того, как Рауль Валленберг пообещал, что поставки дополнительного продовольствия для гетто будут осуществляться по линии партии «Скрещенные стрелы» (взятка нилашистам натурой…), «эвакуация» была приостановлена 7.01.1945 года. Но в тот же день боевики-нилашисты совершили нападение на один из «шведских домов» и угнали оттуда около 130 человек, которых отвели на берег Дуная и расстреляли из пулеметов. По свидетельству очевидца такие казни выглядели следующим образом. «Я выглянул из-за угла концертного зала «Вигадо» и увидел, как жертвы выстраиваются в длинную очередь на рельсах трамвая №2. Все они уже совершенно смирились со своей участью. Те, кто стояли ближе к Дунаю были уже раздеты, остальные брели за ними, раздеваясь на ходу. Все происходило в полном молчании, которое прерывалось лишь парой ружейных выстрелов или короткой пулеметной очередью. В полдень, когда никого из них уже не осталось, мы снова посмотрели на это место. Мертвые окровавленные тела лежали на льдинах или плавали в воде Дуная…» [2].

Ортодоксальная синагога на улице Казинци
Ортодоксальная синагога на улице Казинци
Могила во дворе синагоги
Могила во дворе синагоги

Для того чтобы прекратить эти кровопролитные казни, 10.01.1945 года в гетто были направлены 100 полицейских, но уже на следующий день 45 евреев были убиты на улице Вешелени, в двух шагах от полицейского поста.

Их тела сложили во дворе синагоги на улице Казинци  и на площади Клаузаль, поскольку y никого из убийц не было ни времени ни желания следовать циничному совету нилашистам судебного патологоанатома, бывшего члена международных комиссий по расследованию массовых казней в Катыни и Виннице, профессора Ференца Оршоша, который тесно сотрудничал с нилашистами: «БРОСАЙТЕ МЕРТВЫХ ЕВРЕЕВ В ДУНАЙ, НАМ НЕ НУЖНА ЕЩЕ ОДНА КАТЫНЬ»…

И этот нелюдь считал себя врачом…

Евгений Перельройзен
Автор Евгений Перельройзен (Хайфа, Израиль)

 

 

 

 

 

Литература

  1. Бирман Дж. Праведник. История о Рауле Валленберге, пропавшем герое Холокоста.– М.: Текст, 2007 (Приложение: Рауль Валленберг. Отчет шведско-российской рабочей группы).
  2. Унгвари К. Осада Будапешта. Сто дней Второй мировой войны.– М.: Центрполиграф, 2013.
Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика