Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Общество / Ниндзя защищают португальско-русское христианство

Ниндзя защищают португальско-русское христианство

Ниндзя защищают португальско-русское христианство Где ниндзя встают на защиту православного христианства? Наверное, в Омске или в Москве, а может, в Америке – в двадцать первом веке, конечно? Вываливают, значит, на улицы представители разных религиозных сект и язычества, требуют вырубить христианство почти что под корень. Начинается война на почве религии, похожая на то, что сейчас творится между мусульманами в Сирии, например. В Омске защитит христианство родная доблестная полиция вместе с национальной гвардией, если потребуется. Или известные ниндзя, скатавшиеся недавно на Донбасс, выскочат из клуба «Сёдзи» и отдубасят снарядами от кендо неверных, лиходеев. Станислав Куняев, Пётр Алёшкин, Валерий Куклин, Лилия Варюхина, Юрий Гейко, Николай Березовский и Юрий Перминов – и другие, я уверен, помогут мастеру ниндзюцу Борису Штурову. Прискачет-прилетит, как ведьма на огромной метле Анастасия Орлова, возьмёт палицу, наденет шлем и вперёд – на врага-оккупанта. Не одна, естественно, а в команде с Виктором Власовым, он ведь любит ниндзя и дзёнинов. Где, спросите вы, недоумевая и сердясь, ниндзя выступают в поддержку христианства? На «Русской Зиме», наверное, а где ещё?.. Ждать остаётся недолго, ну, почти.

– Сдурели что ли, ребята, какие ниндзя защищают православие? Это флешмоб! – возмущается косматый здоровяк и журналист Андрей Коломиец. – В Омске подобного точно не наблюдалось. Публицисты порой придумывают казуистику такую, что невозможно читать. Не формат, уважаемые! Не возьмут ни в одной газете, кроме интернета.

Звоню ко Льву Трутневу – почётному члену Союза писателей России, а также Литфонда, а затем к Вениамину Каплуну – не менее уважаемого члену Союза российских писателей, которому скоро подарю свежий номер журнала «Наша молодёжь» с интервью о романе Виктора Власова «Сага о Нозготах» – о добрых и милых на готическую внешность вампирах.

– Лев Емельянович, когда это ниндзя помогают православному христианству? – спрашиваю на всякий случай. Трутнев – старейший омский писатель, крайне уважаемый. Одного его слова хватает, чтобы сделать молодого писателя, скажем, открытием литературного семинара. Председатель правления омского отделения СПР Валентина Ерофеева-Тверская часто ожидает комментария именно от писателя Трутнева.

– Нет, у Петра Фёдоровича Алёшкина ниндзя не защищают православие, – отвечает Лев Емельянович, удивляясь. – Основные защитники доброго и вечного у него простые люди, часто рабочие. А вот печатает редактор и супруга омского япониста Виктора Власова на портале «Наша молодёжь», там статей про ниндзя хоть отбавляй.

– Дайте подумать, знакомое что-то, – просит подождать Вениамин Вениаминович Каплун. Иногда встречаю этого старого поэта и любителя фантастики в музее им. Ф.М. Достоевского, где проходят презентации книг, журналов и другие литературно-культурные мероприятия. – В романе же Вити Власова «Последний рассвет», о средневековой Японии. Там целая глава посвящена ниндзя и самураям, которые проводят гостей из Португалии в самую гущу войны между названными императорами.

И в самом деле – у кого ещё ниндзя или самураи могут защищать христианство?

– Как это? – спросит внимательный и придирчивый читатель, эрудированный во всяком случае.

Эх, рассказываю, коли Виктору Власову лень и его личному критику Евгению Барданову тоже.

16 век в Японии – это активная торговая связь со многими государствами. С Великобританией и Португалией – с гайдзи́нами*, скажем. Конечно, одному из претендентов на престол Ямато – имя и фамилию не называю, прочитайте «Последний рассвет», найдите в сети – интересны явившиеся с торговцами христианские волонтёры. Но только как дополнение к отряду самураев. Благо, что при дворе императора Эдо находятся те, что советуют главе не отсылать гостей обратно через море, а тоже отправить в свободное плавание, но по суше и чтобы скрасить поход воинов на Киото. Религиозные волонтёры, прибывшие в Японию, в самый разгар «клановщины», люди и в 16 веке не простые – это музыканты, певцы, актёры, даже бойцы, владеющие дотоле неизвестными единоборствами. И среди волонтёров на португальских суднах прибывают и девушки, отличающиеся, так сказать, телом и душой. Многим самураям по обыкновению интересен жизненный уклад иностранцев. У них другая одежда и внешность, подчеркну-повторюсь, а это повод чтобы пообщаться и получше узнать. Крупные командиры, отправившиеся в поход прямо из палат императора, или простые сотники – люди всё-таки не злые. Им в диковинку поговорить и посмотреть на большеглазых и необычных гайдзинов.

Исторический факт – Ода Набунага, Ёсисида Хадзимэ и другие влиятельные деятели  эпохи Муромати и периода Эдо не чураются гостей из-за границы. Как же это гостеприимство отражается в романе Виктора Власова «Последний рассвет». Незамысловато и увлекательно. В прибрежный город пребывают иностранные торговцы, среди которых часто путешествуют и волонтёры, это понятно. Среди них: пятеро англичан (в составе две молодых девушки), трое португальцев (с одной немолодой, но красивой женщиной-блондинкой), двое итальянцев и двое русских. Один русский – грамотный, знающий торговое наречие, а второй – прикидывается глухонемым, но отлично жонглирующий и танцующий, возможно, «русскоязычный еврей из Израиля, беглый преступник». Фразу беру в кавычки не зря – так высказывает предположение один из самураев командующего Хавасана.

Самураи отряда Хавасана, куда попадают пёстрые пилигримы, оказываются добрыми малыми и вместо того, чтобы всяко шпынять и унижать нежданных гостей, они их любят. Тем, вероятно, отличается и сам молодой автор Витя Власов – своим беззлобием и романтичностью в отношении создания сюжетов.

– Их религия необычна, не находишь? – спрашивает один самурай другого.

– Наверное, Иисус Христос красив и человечен, только вот мы не доживём до завтра, – грустно отвечает «тёртый калач».

– Одних отпустите в лесу, а вторых – в деревне, – советует сотник. – Пусть найдут на окраине бритого кузнеца, не простого человека – он приветит и выслушает. По-моему, располагает сведениями, где найти добрых прихожан в Кога.

Действительно, где ещё могут укрыться от войны религиозные пилигримы – в деревне, где тренируют ниндзя и вскоре появится легендарный воин, гроза набунаговских самураев. На протяжении истории волонтёров, а также их дружбы со служивыми в латах автор даёт понять, что любые добрые, а главное интересные гости в Ямато – это друзья и почти родственники самураям. Не всегда это было так и очевидно японисты станут отрицать факт, что иностранцы могли сдружиться именно с воинами полу-язычника Хавасана. Но согласитесь, дорогие читатели, события можно рассмотреть под разными ракурсами?

Что происходит далее в романе – куда деваются волонтёры перед столкновением армий? Одна часть, правда, уходит в деревню вместе с провожатым кузнецом, а вторая меньшая, конечно, – вступает в войну и погибает. Виновницей служит и любовь, также вдруг изменившиеся убеждения. Фантазирует автор здорово, ничего не скажешь. Тёплое представление Виктора Власова о том, как могут дружить иностранцы и приверженцы разных религий, нравится, запоминается не только мне. Ещё Николай Михайлович Трегубов, руководитель литературного объединения им. Якова Журавлёва и редактор журнала «Преодоление» отмечает, что именно это событие запоминает Александр Дегтярёв, член жюри омской премии им. Ф.М. Достоевского, врученной Власову несколько лет назад.

Самураи делятся с гостями едой и кровом, не требуя взамен практического ничего, кроме историй. Хоть христианская религия и далека от того, что есть в синтоизме или буддизме, но людьми была принята почти без разногласий. «Религия между делом» – так, скорее всего, следует охарактеризовать путь одного из отрядов самураев.

Но причём здесь заголовок статьи, мол, ниндзя встанут на защиту христианства. Притом, ребята, что автор В. Власов описывает часть жизни и отношение ниндзя к новым жителям деревни Кога. Использует по-прежнему яркие и добрые образы на протяжении целой главы. Интересно, как ниндзя и португальско-русские христиане живут-поживают и добра наживают в самой опасной для будущего правителя деревне? Читайте роман о средневековой Японии «Последний рассвет».

Дмитрий Карин

* С яп. «гайдзин» – сокращение слова «гайкокудзин» (яп. 外国人), означающего «иностранец».

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика