Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Назад, к однопартийности?

Назад, к однопартийности?

Назад, к однопартийности?Почти 40 процентов россиян не знают, зачем нужны политические партии, 35% не видят на российском политическом горизонте такой политической силы, которая выражала бы их интересы, а около 30% уверены, что в ближайший год даже бесполезно ждать ее появления. Об этом свидетельствуют результаты социологического опроса, опубликованного на днях Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ).

Если быть точным, то на вопрос социологов «Для чего, по вашему мнению, нужны политические партии?» 39% респондентов затруднились с ответом, 3% ответили — «для отмывания денег» (явно критический взгляд на нынешнюю действительность), 2% заявили, что они вообще не нужны. Строго говоря, все это ответы одного ряда. Это позиция тех, кто разочарован или растерян. Если суммировать их, то получается, что число россиян, скептически относящихся к существующей партийной системе, достигает 44%.

Если же учесть, что на другой вопрос, а именно: «Есть ли в России партия, которая выражает ваши интересы и интересы таких россиян, как вы…» отрицательно ответили 35% опрошенных (причем из числа последних 27% считает, что такая партия не появится и в ближайший год), а 13% затруднились с ответом, то понятно, что удовлетворенность россиян партийной системой своей страны оставляет желать лучшего.

Добавим к этому, что среди тех, кто не собирается голосовать (а число таких людей на федеральных выборах обычно колеблется в районе трети от всех зарегистрированных избирателей — а это десятки миллионов человек), число скептиков, не верящих в то, что в ближайший год может появиться партия, отражающая их интересы, вообще достигает 68%.

Характерно, что на вопрос: «Партии какой направленности вам больше всего не хватает в нынешней партийной системе?» 64% респондентов ответили, что им «вполне достаточно и тех партий, которые существуют», 8% не хватает «партии для защиты простых граждан», 4% нуждаются в «партии социальной направленности», а все остальные политические потребности колеблются в рамках статистической погрешности.

Ответы подобного рода, в общем, понятны, но интерпретировать их можно по-разному. С одной стороны, они не могут не радовать представителей властной вертикали. Власть всегда радует удовлетворенность граждан существующей системой. В связи с этим для новых нарождающихся политических сил оргвыводы из этого опроса могут последовать самые неприятные.

Раз народ считает, что партий и так достаточно, зачем создавать условия для появления новых? Однако специалистам понятно, что все не так просто. Что, во-первых, граждане обычно всегда отвечают так, как их спрашивают. Что, во-вторых, внешняя «удовлетворенность» наличными партиями вытекает не из того, что они замечательные и их достаточно, а из того, что, как показали ответы на другие вопросы, значительное число граждан (больше 40%), вообще не видит смысла в той партийной системе и в тех партиях, которые на слуху и на виду.

Другой момент состоит в том, что люди не видят принципиальной разницы между существующими сегодня партиями. Пестрота их названий, символики и программ уже мало кого обманывает. По большинству принципиальных для власти вопросов все четыре фракции в Госдуме голосуют как единая партия власти. Голосование по присоединению Крыма к России в очередной раз продемонстрировало это самым наглядным образом. Из 450 депутатов российского парламента, представляющих четыре крупнейшие партии страны, 449 проголосовали «за». Почти то же единодушие было и во время голосования о признании независимости Южной Осетии и Абхазии в 2008 году. Абсолютным большинством голосов в нашем партийном парламенте проходят и большинство принципиальных социально-экономических законов.

Таким образом получается, что персоналии, представляющие те или иные партии — разные, символика различна, риторика (иногда) тоже отличается, но различия эти мелкие, некритические, скорее, межфракционные, чем межпартийные.

Отсюда и реакция граждан: если между существующими партиями нет принципиальны разницы — зачем они?

Выводы из этого следуют достаточно пессимистичные. Боюсь, что сегодня многолетними усилиями властей по форматированию и политической системы, и самого общества, Россия пришла к такому состоянию, когда число людей, которые спокойно восприняли бы возвращение к даже формально (а не только фактически, как сейчас) однопартийной системе, критически велико, а число тех, кто готов против этого бороться, столь же критически мало.

Александр Желенин, Rosbalt

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика