Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Мобилизация финансов: почти как в СССР

Мобилизация финансов: почти как в СССР

Уполномоченные банки, конфискация пенсионных накоплений, инвестиции из ФНБ: почему новый экономический курс в деталях напоминает советское прошлое?

Российская власть формирует новый экономический курс, ориентированный на мобилизацию всех имеющихся под рукой ресурсов. Денежные потоки на триллионы рублей меняют направление.

Мобилизация финансов: почти как в СССР

Пенсионный ресурс

Cлово «мобилизация» прочно вошло в экономический лексикон еще полгода назад, до введения санкций ЕС и США. Термин вспомнил президент Владимир Путин. «Должна быть разработана и заявлена внятная политика по мобилизации всех имеющихся ресурсов для ускоренного роста», — сказал глава государства, обращаясь к правительству, администрации президента и Академии наук.

Главное отличие мобилизационных решений от обычного госрегулирования — использование неэкономических, принудительных методов воздействия на участников рынка.

Именно так это работает и в финансовой системе — главной опоре любой экономической мобилизации.

Принципиальное решение правительства продлить заморозку накопительной части пенсии еще на один год — одно из мобилизационных решений. По инициативе главы соцблока правительства Ольги Голодец бюджет сэкономит на трансфере в Пенсионный фонд 280 млрд рублей. Федеральный бюджет стал хронически дефицитным из-за роста оборонных и пенсионных расходов. Взять деньги на затыкание бюджетных дыр можно только с рынка или из резервов, которыми, по сути, и являются накопительные взносы в системе обязательного государственного страхования. По закону для балансирования бюджета ПФР предназначены не накопительные взносы граждан, а средства Фонда национального благосостояния объемом 3 трлн рублей, но ему уже нашли другое применение.

Около 1 трлн рублей из ФНБ потратят на реализацию инфраструктурных проектов: строительство трубопровода под газовый контракт с Китаем, железных дорог на Дальнем Востоке, Керченского моста и др.

Международные санкции подстегнут мобилизацию денежных ресурсов. Главный экономист Внешэкономбанка Андрей Клепач оценил «санкционные» потери для российской экономики минимум в 1-1,5 трлн рублей до 2016 года. «Это означает практически полное инвестирование средств Фонда национального благосостояния и, возможно, мобилизацию других источников», — заявил онРБК. Деньги нужны на докапитализацию Внешэкономбанка и других банков с госучастием, финансирование ими программ импортозамещения, а также на замещение зарубежных займов.

«Есть несколько признаков того, что мы строим мобилизационную экономику, — замечает директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. — Государство берет на себя роль основного инвестора, принято решение распечатать Фонд национального благосостояния, тарифы на 2014 год частично заморожены, обсуждаются введение новых налогов и программы импортозамещения».

Банковский ресурс

Госбанки, столкнувшиеся со снижением притока средств клиентов, начали консолидировать ресурсы еще в конце 2013 года.

Мобилизация ресурсов отлично встраивается в систему российского госкапитализма.

Как это работает? Один из главных источников ликвидности для кредитных организаций — средства ЦБ, львиная доля которых достается государственным банкам. Пять госбанков — группа Внешэкономбанка, Сбербанк, группа ВТБ, группа Газпромбанка и Россельхозбанк — заняли у регулятора 4 трлн рублей, что составляет 75% всех денег, предоставленных Банком России.

Другой мобилизационный ресурс — зачистка банковского рынка. В результате массового отзыва банковских лицензий средства клиентов были перераспределены главным образом в пользу двух госбанков — Сбербанка и группы ВТБ. Они уже увеличили долю в общем объеме клиентских средств сразу на два процентных пункта, до 47,5%. Им достался почти 1 трлн рублей физических и юридических лиц из других банков.

Госбанки активно лоббируют реформу системы страхования вкладов, способную обеспечить дополнительный переток денег клиентов. На банковском форуме в Санкт-Петербурге председатель ЦБ Эльвира Набиуллина заявила, что обсуждается отказ от страхования процентов по вкладам физлиц со ставкой на 2 процентных пункта выше среднерыночной.

Одновременно власти возрождают элементы института уполномоченных банков, существовавшего в СССР.

Месяц назад правительство внесло в Госдуму законопроект, согласно которому стратегические компании должны держать средства только в госбанках или в банках с капиталом не ниже 10 млрд рублей. Число таких банков не превысит 100 кредитных организаций.

С июля банкам ограничили доступ к пенсионным накоплениям — их смогут размещать на своих депозитах 35 крупнейших банков. Другое ограничение касается сопровождения крупных контрактов по госзакупкам — работать с ними смогут около 300 банков с капиталом свыше 1 млрд рублей.

Ограничения законодательно закрепляют систему неполной конкуренции на банковском рынке. Фактически поставлена точка в давней дискуссии банкиров и чиновников о том, сколько банков нужно экономике: 300 крупных или 1000. Банков может быть сколько угодно, но ресурсы распределят только в узком кругу.

«Государство усиливает влияние во всех сферах экономики, и, естественно, будет усиливаться тенденция по концентрации средств в госбанках», — говорит эксперт института «Центр развития» Высшей школы экономики Дмитрий Мирошниченко. Главная проблема, предупреждает он, в том, что люди, управляющие госбанками, превращаются в чиновников, выполняющих волю государства, и эффективность использования ресурсов под государственные гарантии для них отходит на второй план.

Елена Зубова
forbes.ru

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика