Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Культура | Министерская драма

Министерская драма

В интернете идет до странности глуховатая информация о том, что в Малом театре готовится премьера спектакля «Стена» по роману ныне действующего министра культуры России.

Начнем с того, что и в современной истории российского театра, и в советском его, театра, прошлом, ситуация отнюдь не новая.

Лет десять назад в интернете под псевдонимом была опубликована жесткая проза про реалии отечественного житья-бытья. Имя автора ее так и не рассекречивали, но возникло стойкое убеждение, что в качестве такового выступал тогда очень влиятельный госдеятель России из молодых – Владислав Сурков. Руководитель МХТ Олег Табаков, взявший текст для постановки в своем театре, публично заявлял, что имеет сведения об авторе, так что с его правами все в порядке. Премьера спектакля по анонимной прозе своим чередом прошла на сцене МХТ с участием ведущих артистов среднего поколения. Но как-то не очень долго продержалась в репертуаре. Или зритель не пошел валом на откровенную публицистику, показывающую изнанку российской политики, или просто Сурков попал в опалу на какой-то срок, который перманентно длится и до настоящего времени. Да, он остался в политике номинально, но влияние и власть его уже не та, чисто декоративная, а Табаков четко чувствует, что можно и что нельзя в смысле меры и авторства.

В уже кажущиеся легендарными годы один из ведущих режиссером Малого театра поставил спектакль по трилогии Брежнева, на который солдат сгоняли чуть ли ни полками, чтобы не было пустых мест.

А не так уж и давно, наверное, чуть больше года назад за маленьким столиком в узкой компании сидели Президент России, министр культуры России и худрук Малого театра Юрий Соломин, что знаменовало открытие основной сцены театра после капитального ремонта-реставрации.

И вот теперь Владимир Мединский, пока теоретически, номинируется как вероятный автор первого театра страны, наряду с Горьким, Чеховым, естественно, Островским, а еще Гольдони и другими вполне себе известными авторами.

Из интернета можно узнать примерно следующее: роман «Стена» вышел в начале второго десятилетия нового века в солидном издательстве. Его пытались инсценировать в провинции, поскольку он посвящен осаде Смоленска в Смутное время, то есть, меньше пяти сотен лет назад. Критика встретила его неоднозначно. По мотивам его снял фильм вполне себе профессиональный, с именем, режиссер, но в прокате история патриотизма и борьбы с иноземцами провалилась напрочь. Ее пытались возродить на сцене МХАТа имени Горького, которым руководит Татьяна Доронина, но умер режиссер-постановщик, и все застопорилось с реализацией данной идеи. И вот теперь вроде бы очередная попытка, и уже в Малом.

При этом руководство театра, опять же по сведениям из интернета, как дипломаты, не отвергает полностью, но и не подтверждает информацию о премьере.

Из чего можно предположить, что какая-та работа в этом направлении идет, но она реализована не настолько, чтобы о ней говорить в полный голос.

Тут любопытны несколько привходящих моментов.

Во-первых, личность самого российского министра культуры. В прошлом году его имя было в ходу по заголовкам и событиям, поскольку видные ученые обратились в комиссию, которая утверждает ученые степени, чтобы таковой лишили именно Мединского. Связано это было с тем, что его обвиняли прежде всего в ненаучности и махровом незнании источников, а также в демагогии там, где он выступал в выводами о том, что исторические факты есть то, что должно быть востребовано и аутентично в идеологическом смысле современности. Чего только не делали для того, чтобы спасти министра от позора – меняли состав аттестационной комиссии, объявляли пожарную тревогу в Российской государственной библиотеке (бывшая Ленинская), где хранился оригинал его докторской диссертации, который вдруг в одночасье куда-то исчез, давали ему полосы печатных изданий и студии ТВ, где он уверенно доказывал свою правоту. И все напрасно, поскольку репутация министра оказалась настолько подмоченной, что его перестали воспринимать всерьез.

Во-вторых, как только состоятся в марте президентские выборы в России, правительство страны формально уйдет в отставку. И совсем не факт, что именно Мединский после громких разоблачений, доказанных и обнародованных публично, останется на своем посту. Обычно Президент России вступает в должность после окончания избирательной кампании в мае. И как раз на этот месяц вроде бы намечена премьера пьесы «Стена» по роману Мединского, что создает особую пикантность всей ситуации, т.к. формально театр, имея академический статус, подчиняется министерству. Речь не об авторских отчислениях, Мединский, если верить интернету, бессребреник. То есть, официально отказывается от гонорара, но все равно ситуация выглядит тупиковой: плохо написать о министре и его театральном детище никто в ряде органов печати не сможет, а пьеса его вряд ли станет шедевром, имея в виду его свободное и несколько лукавое обращение с историей собственного государства.

В-третьих, ситуация неоднозначна не только из-за этого. Последние месяцы правления Мединского в нынешнем составе отечественного правительства запомнятся так называемым театральным делом, когда названы похитителями госсредств известный режиссер и те, кто имел отношение к театру, где он был тогда худруком. А у Мединского очень своеобразное отношение к тем, с кем он выстраивает рабочие отношения. Так, только вступив на министерский пост, он тут же уволил статс-секретаря ведомства, объяснив это просто: претензий нет, но не сможем сработаться. В одной из осенне-зимних передач у Соловьева на канале «Россия 1» по поводу женщины, которая по пресловутому театральному делу оказалась под домашним арестом, сказал примерно то же самое – специалист очень хороший, но имеет свое мнение и не проводила линию министерства, хотя профессионал – редкий. Ничего не скажешь – школа Пескова, пресс-секретаря российского Президента. Он, посетив в числе других ВИП-особ премьеру балета «Нуреев» в Большом театре, которую в мае прошлого года отменили потому, что посчитали неготовой, а теперь возобновили, хотя режиссер-постановщик, главный обвиняемый в растрате, находится под домашним арестом, сказал, что это спектакль мирового уровня. Ну, вот что тут можно понять: режиссер над доработкой спектакля не был задействован, значит, все сделали без его участия. Премьеру назвали событием эпохальным, но после двух показов спектакль не включили в афишу. И, наверное, уже никогда не включат.

И вот скажите, после только этих нескольких замечаний, которых могло быть больше (участвуя в Довлатовских чтениях, Мединский назвал его известным писателем девятнадцатого (!) века), какое у публики будет отношение к его спектаклю, к тем, кто его ставил, кто в нем назначен будет играть у зрителей. Опять солдат придется загонять повзводно или аншлаг у патриотической аудитории будет такой, что его придется бисировать? Ничего неизвестно, поскольку спектакль пока – невидимка. О нем говорят разные источники, но окончательной ясности нет. И не потому, что речь о суеверии, поскольку обычно премьеры объявляют заранее, чтобы привлечь потенциальных зрителей. А потому, что не все ясно ни с самим автором романа «Стена», ни с тем, какие акценты, в том числе, и исторические, станут коррективами и постулатами на новый президентский срок в 6 лет (раньше по Конституции было 4 года и дважды подряд) с мая этого года. А ведь все это должно быть отражено в том, как нужно будет трактовать министерский роман. То, что патриотично – это ясно и вне всякого сомнения. А вот в каком ключе, светски или религиозно, учитывая реалии прошлого или запросы нашего времени – предстоит еще узнать.

Вероятно, случай со спектаклем «Стена», если это не фейк-новость, как говорит президент США Трамп, есть культурный тупик, перед которым оказался, остановился не только единственный театр страны, а большая часть отечественной культуры в контексте театрального дела и разговоров о патриотизме.

А то, что буквально на днях произошло с отменой показа в России зарубежного фарса «Смерть Сталина», на демонстрацию которого Министерство культуры сначала дало разрешение, а потом во главе все с тем же Мединским отозвало его скоропалительно, указывает на то, что культурная политика все заметнее входит в жесткие рамки установленных догм. А там уже известно – никакой отсебятины, ничего оригинального, никаких отклонений в ту или иную сторону, чтобы не потерять хотя бы свободу, а о репутации уже и думать не приходится.

Таким образом, само название бестселлера министра российской культуры – «Стена» – есть очевидный намек и достаточно четко артикулированная позиция: нужен заслон всему тому, что не вписывается в скрижали духовности, что не является патриотическими скрепами и что может быть интерпретировано, как фронда, в переводе – свободомыслие, за что обязательно могут что-то инкриминировать, в меру лукавства и цинизма.

То, что Малый театр оказался на острие перманентного скандала – выбор руководства театра. Возможно, настоящая драма творческих людей. И при этом – четкий выбор, пример для подражания или отрицания его, что пока не совсем понятно, невнятно и неизвестно, поскольку пока еще нет и предмета для разговора – только слухи и какие-то ссылки на мнения, фамилии, обстоятельства и действия, которые не стали конкретикой в полном смысле слова. И дело даже не в Булгакове с его «Театральным романом», где описано нечто подобное в пародийном для первоначального МХАТа виде. Дело в том, что такова реальность, влияющая на искусство, разочаровывая публику и провоцирующая мизантропию, которая может стать единственной реакцией на то, что станет, в том числе, и с культурой в самые ближайшие месяцы в родном отечестве с его гордыми и славными традициями, и в театральном деле тоже.

Илья Абель

Яндекс.Метрика