Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Культура / Мифы советских времен

Мифы советских времен

Василий Аксенов
Василий Аксенов

Премьера на Первом канале российского ТВ телесериала «Таинственная страсть» по одноименному, изданному посмертно, роману Василия Аксенова вызвала, как представляется прямо противоположные мнения. Кажется, у эмигрантов отечественного происхождения тринадцатисерийный фильм про шестидесятые годы двадцатого века нашел доброжелательный отклик. Кому-то он напрочь не понравился, поскольку показывает не то, как было на самом деле, а как хочется, чтобы осталось в памяти у нынешнего поколения. (Заметим, что последнее в точности соответствует теме докторской диссертации нынешнего министра культуры РФ Владимира Мединского с концепцией того рода, что важны не факты сами по себе, а их истолкование в интересах величия страны.)

Не являясь поклонником творчества Василия Аксенова с первых его публикаций, отношусь, скорее к тем, кому фильм не понравился. Однако, хотел бы объяснить свою позицию, поскольку на самом деле, как ни парадоксально, «Таинственная страсть» как сериал – произведение достойное и смотрибельное.

Начнем с того, что Василий Аксенов был и остался после всех перипетий его биографии – остракизм при Хрущеве и после выхода «Метрополя», эмиграции, лишении гражданства и славного возращения в родные пенаты – писателем советским. Это не отрицание его таланта, а обозначение его сути. Несомненно, что Аксенов являлся прекрасным рассказчиком, мастерски владел словом, четко выстраивал сюжеты повестей и романов, написанных им (некоторые из них, например, «Коллеги», «Звездный билет», сразу экранизировались). У него в биографии – достойное прошлое – временное расставание с матерью из-за ее и отца ареста, о чем она, Евгения Гинзбург, написала прозу «Крутой маршрут», свободомыслие, блистательный перевод романа Доктороу «Рэгтайм». Но все же главное – беллетристическая составляющая его творчества. Тоже можно в разной и отличной степени отметить и у Фазиля Искандера, и у Юрия Нагибина. Это настоящий большой стиль, литература для массового читателя, у Аксенова – эффектная, с красотами стиля, интересная и увлекающая при чтении. Его прозу в таком контексте можно сравнить с поэзией Андрея Вознесенского и частично – Евгения Евтушенко.

И в СССР, и в США он получил достойное признание. Возможно, в эмиграции – не столь значительное, на которое рассчитывал, но все же  намного большее, чем у Сергея Довлатова или кого-то еще из известных литературных эмигрантов.

В год Олимпиады его лишили советского  гражданства, а в первую пятилетку нынешнего века вернули, но уже российское, поскольку страны, из которой он уезжал за океан, уже не было.

По его роману «Московская сага» сняли многосерийный телефильм, и он прошел с успехом, поскольку оставался произведением аутентичным прозе Аксенова. Но вот также близко даже не только к букве, а к духу его прозы сделали «Таинственную страсть», и получилось в  жанре большого стиля, свойственного официально главному телеканалу России. (Примечательно, что одним из продюсеров этого сериала выступил Константин Эрнст, руководитель Первого канала, а другим – Денис Евстигнеев, который на Первом канале показывает телефильмы, которые готовит к эфиру. То есть, очевидно, что заказчиками и исполнителями заказа являются здесь суперпрофессионалы. И они прекрасно знали, что им нужно в виде завершенного телепродукта.)

Сценаристом сериала стала Елена Райская, автор на редкость талантливый и чуткий к слову, а режиссером – Влад Фурман, также профессионал в своем деле (в «Таинственной страсти» он сыграл роль героя, прототипом которого был Роман Кармен.)

А в результате вышел не фильм о шестидесятниках по определению, а о том, какими их удобно воспринимать теперь. Данный сериал ничем не отличается от ретро-фильмов, которые идут на Первом канале, так что считать, что создатели его чего-то не так сделали, странно и неправильно. Они сняли сериал для Первого канала, так сказать, по художественным лекалам, стереотипам воспроизведения действительности в фильмах, которые идут здесь из вечера в вечер. Так что, с художественной, кинематографической точки зрения претензий тут нет и быть не может.

Но нет и не может быть и иных, например, вкусовых претензий, поскольку другим сериал по произведению, жанрово обозначенному как «Роман о шестидесятниках» быть не может точно также.

Аксенов написал произведение не документальное, а художественное. Для пущей важности он дал всем героям другие имена и фамилии, чем они имелись у реальных людей, о которых говорится в фильме. Единственный пример – Владимир Высоцкий – Влад Вертикалов. Ну, невозможно читать всерьез про героя с такой фамилией, если уважать себя.

И поэтому Чулпан Хаматова в роли Беллы Ахмадулиной (как бы), Филипп Янковский в роли как бы Евтушенко, Сергей Безруков в роли как бы Высоцкого (которого он в серьезном гриме играл в как бы документально-художественном фильме «Спасибо, что живой»), и другие артисты на самом деле играют не реальных людей, а тех, у кого есть узнаваемые больше или меньше реальные прототипы.

Тут сразу можно вспомнить новую прозу мэтра советской литературы Валентина Катаева, прежде всего, «Алмазный мой венец», где он описал в художественно-беллетристической форме прошедшее время и тех, кто был его героями и злодеями.

Нечто похожее попытался создать и Василий Аксенов. Но опоздал лет на двадцать, как минимум. Изменилось к 2009 году, когда вышел его роман «Таинственная страсть», отношение к шестидесятым года, не в последнюю очередь из-за пропаганды, которая основана была на поиске национальной идеи, национальной идентификации, любви к своему отечеству, в отсутствии которой обвиняли и Аксенова, и Вознесенского, и других. Они в меру возможного оставались или думали, что остаются – свободными людьми в идеологически зашоренной стране. Их время ушло, прошло и не оказалось востребованным в реалиях теперешней независимой России.

Таким образом, роман «Таинственная страсть» изначально был как вторичен, так и претенциозен. В нем искали правды, глубины, а он оставался тем, чем и являлась всегда проза Василия Аксенова – хорошей беллетристикой. И не более того. (Опять же, это не критика, не отрицание ее достоинств, а обозначение ее особенностей в ряду других произведений менее талантливых и более банальных по-советски авторов.)

За тридцать ровно лет, прошедших с начала горбачевской перестройки, на русском языке издано множество оригинальных и переводных книг, о возможности чтения которых прежде невозможно было даже представить. То есть, нужен был документальный рассказ о шестидесятниках, честный, пусть и жесткий, а не прилизанный, поверхностный и прямолинейный. У Аксенова, к сожалению, такого повествования не получилось, хотя, вроде бы, его роман из-за авторитета автора и интереса к прошедшим десятилетиям недавней нашей истории имел определенный читательский успех. Думаю, опять же, не столь значительный, как хотелось бы Аксенову (разве нормально, что главы из него печатались в журнале «Караван историй», который создал Гусинский на издание для чтения, а после его эмиграции ставший журналом прежде всего женским с публикацией слащавых историй про сильных женщин и подлых мужчинах.) Может быть, одна из сверхзадач сериала по «Таинственной страсти» Аксенова – привлечь внимание к книге, обратить на нее внимание, то есть, ход не публицистический, не художественный, а пропагандистский, идеологический, поскольку то, как в названном романе, а затем и в фильме изображены шестидесятники – удобно для создания не совсем положительного, прямо скажем, образа их. Это правильно, как расстановка акцентов восприятия прошлого, как создание мифологии послесталинского времени в нужном направлении, чем и занимается Первый канал.

В таком случае очевидно, что сериал по этому роману Аксенова ровно настолько уместный, хороший, насколько неудачный, хотя претензии я отнес бы все же не к тем, кто работал над фильмом, а к первоисточнику. Но или хорошо, или ничего о тех, кого нет с нами.

Потому, подводя итог, скажем, что вышло в результате нечто приблизительное, как бы правдоподобное, узнаваемое, но все же – не трогающее душу. Не уверен, что молодому поколению те десятилетия настолько интересны, чтобы 13 вечеров они по телевизору или по интернету следили за тем, как разворачиваются в сериале похожие почти на действительно бывшее события. А вот в качестве установочного образца, в качестве примера для подражания – чем же фильм плох, если его снимали профессионалы, перед которыми четко поставили координаты творчества, и они за них не вышли ни на йоту, как можно судить по тому, что показывают на телеэкране.

Вот и выходит – хорошо, но не нужно. Если по гамбургскому счету.

Илья Абель

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика