Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Метаморфозы политического спектра. Часть I

Метаморфозы политического спектра. Часть I

«Бедность народа — оплот монархии. Богатство и свобода ведут к неповиновению и презрению властей. Свободный и богатый человек нетерпеливо переносит несправедливое и деспотическое правительство. Нужда и нищета лишают бодрости даже самого храброго, притупляют ум, приучают переносить рабство и под постоянным давлением своим отнимают у него ту энергию, которая необходима для того, чтобы стряхнуть с себя ярмо»
Томас Мор, Утопия, 1516

Кто такие правые и кто такие левые? Почему эта простая формула поляризации общества до сих пор вызывает споры? Ведь всем известно, что разделение на правые-левые возникло в предреволюционной Франции, где сторонники монархии предпочитали сидеть в Национальной Ассамблее справа, а сторонники республики – слева. Почему бы не поставить на этом точку?

Потому что загнать все разнообразие политических баталий в одно прокрустово ложе монархисты-республиканцы никак не удается. Что делать, например, с США, где дворянства (и, следовательно, монархизма) никогда не было, и принадлежность к королевской семье не давала никаких политических преимуществ? Что делать с королевствами Ближнего Востока? Они кто – правые или левые? Как ответить на этот вопрос, если во многих нефтяных королевствах и парламента-то нет. А в Иране парламент есть (в названии страны даже слово «Республика» присутствует), только вот государственный строй там все равно диктатура.

Существует очень много различных определений политического спектра, и эти определения зачастую приводят к диаметрально противоположным результатам. Например, лидеры фашистской Германии на каком фланге – правом или левом? Некоторые считают, что на правом, другие – что на левом. Где правда? А Юлий Цезарь и Марк Аврелий были на каком политическом фланге?

Должен огорчить читателя: обе точки зрения, возможно, верны. Просто разные люди используют разные определения политического спектра. Кроме того, одномерный спектр – весьма грубая модель для описания всего многообразия политических мнений. Существует множество элегантных двумерных и даже трехмерных описаний мировоззренческого спектра, и они имеют, безусловно, право на существование – ведь существуют же этические, моральные, религиозные, экономические и другие нормы, с помощью которых мы оцениваем идеологическое мировоззрение людей.

Но все же главным в определении политического спектра должно являться нечто материальное, нечто, что поддается прямому измерению, и может быть выражено в простых и понятных цифрах. Только основываясь на некоей цифровой шкале мы сможем забыть о различных словесных интерпретациях, перестать играть словами и наконец-то дать однозначный ответ на поднятые ранее вопросы.

По аналогии с религией, которая есть взаимоотношение Бога и человека, политика – это взаимоотношение государства и человека.

На самом основном уровне это взаимоотношение может быть аппроксимировано соотношением собственности государства по отношению к собственности человека. Иными словами, сколько богатств всей страны принадлежит государству, и сколько – ее гражданам. Неплохим индикатором такого взаимоотношения является уровень налогов. Чем больше налогов, тем большая часть богатства отчуждается государством, и тем меньше богатства остается у людей. И наоборот – чем меньше налогов, тем беднее государство и богаче народ.

Нарисуем отрезок (который и будет нашей измерительной шкалой), и слева поставим 0%, а справа – 100%. Эти проценты будут обозначать, сколько денег остается у граждан после взимания налогов. Например, если уровень налогов 20%, то у людей остается 80%. А если уровень налогов 60%, то у населения остается только 40%.

Уровень налогов – хорошо известная цифра, и ее величина известна для каждой страны. Более того, с незапамятных времен, как только образовались первые государства, появились и налоги. Собственно, без налогов не может быть и государства. Так что использование уровня налогов для целей политического спектра вполне может претендовать на некую универсальность.

Теперь мы можем применить эту шкалу для более объективного «раскладывания по полочкам» различных идеологий. Начнем с СССР. Номинальный уровень налогообложения граждан был низким, но мы интересуемся не номинальным, а фактическим уровнем налогообложения. В СССР фактический уровень отъема благосостояния граждан коммунистической элитой составлял около 90%, так что на долю населения оставалось всего около 10% – и это ставит СССР на крайне левый фланг политического спектра.

Фактический уровень налогов в фашистской Италии и фашистской Германии превышал 90%, что ставит эти страны на еще более радикально-левые позиции, чем СССР.

Интересен пример США, где номинальный уровень налогов колеблется в широких пределах, но одно остается практически постоянным – федеральное правительство и правительства штатов фактически собирают в казну только около 20% всего валового дохода страны. И это при разных президентах, разных ставках подоходного налога, мировых войнах и различных кризисах. Эта цифра включает в себя и налоги компаний, и налоги граждан, и налоги на продажу, и налоги на наследство, и т.д. Все налоги.

Это ставит США в категорию стран с явным правым идеологическим уклоном, поскольку около 80% богатств страны достаются гражданам.

В США до 1913 года вообще не было никаких федеральных подоходных налогов, только небольшие лицензионные, почтовые, и тарифные сборы, так что до первой мировой войны наша страна была крайне правой (более 90% богатств принадлежали народу). За более чем сто лет непрерывных усилий различных политиков левого толка они смогли переместить Америку только с крайне правых позиций на просто правые. Если же Трамп выполнит свое предвыборное обещание и снизит налоги, наша страна, скорее всего, начнет обратное движение в сторону крайне правой идеологии.

Парадигма человек-государство проявляется во всех политических битвах как в Вашингтоне, так и в столицах штатов.

Политики левого толка (нынешние демократы) стремятся повысить налоги и тем самым сделать граждан беднее, а государство сильнее, а политики правого толка (нынешние республиканцы) стремятся налоги понизить, чтобы сделать граждан богаче и роль государства уменьшить.

«Там, где люди боятся правительства, у вас есть тирания. Там, где правительство боится людей, вы имеете свободу» – эти слова часто приписывают Томасу Джефферсону, поскольку они совершенно точно отражают его взгляды. Однако на сегодняшний день наиболее вероятным источником этой цитаты является серия дебатов о социализме, опубликованных в 1914 году.

Шкалу политического спектра можно «персонифицировать», просто указав место политика в нашей шкале. Понятно, что консерватор Тед Круз окажется гораздо правее бывшего демократа (ныне республиканца) Дональда Трампа, а Берни Сандерс, как и положено большевику, окажется гораздо левее меньшевиков Хиллари Клинтон и Барака Обамы.

Президент Кеннеди был, пожалуй, «последним из демократов», то есть демократов, которые унаследовали идеи отцов-основателей Америки, а не левым социалистом. При этом его политика снижения налогов однозначно ставит его на правый фланг – там, где находятся сейчас большинство республиканцев.

Что интересно, левая часть политического спектра в настоящее время весьма густо «заселена» по сравнению с правой частью.

Другими словами, общее количество идеологий, которые основаны на доминировании государства над человеком, намного больше, чем количество идеологий, которые основаны на доминировании человека над государством.

(продолжение следует)

Игорь Гиндлер
Источник

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика