Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Мечта «Мечты»

Мечта «Мечты»

Президент Грузии Михаил Саакашвили отказался отвечать на вопросы, которые ему может задать специальная комиссия по расследованию августовских событий 2008 года. «Я не собираюсь сотрудничать с антигосударственным следствием, цель которого — потрясение государственности Грузии», — заявил президент и тут же раскритиковал премьер-министра Бидзину Иванишвили за его «пророссийскую» позицию в данном вопросе. Саакашвили уверен, что грузинские власти не должны врать о том, что Тбилиси развязал войну.

Михаил Саакашвили и Бидзина Иванишвили  Фото: Гурам Мурадов/Civil.ge
Михаил Саакашвили и Бидзина Иванишвили Фото: Гурам Мурадов/Civil.ge

Ранее премьер-министр Грузии заявил, что в августе 2008 года «тогдашнее руководство страны во главе с президентом поступили не совсем адекватно». Иванишвили назвал неоправданными перевод вооруженных сил в боевую готовность и их ввод на территорию Южной Осетии до того, как российские войска пересекли границу.

«Тогда в зоне конфликта стреляли неопределенные бандформирования, в ответ на это было бы абсолютно адекватным со стороны президента и властей Грузии пригласить международных наблюдателей, и этот процесс мог бы завершиться на этом уровне», — пояснил свою позицию Иванишвили.

Помимо Иванишвили на тему августовской войны высказались некоторые члены его кабинета. Генеральный прокурор Арчил Кбилашвили создал специальную следственную группу для расследования правового аспекта войны, а министр юстиции Тея Цулукиани объявила, что в ходе расследования может быть допрошен президент Михаил Саакашвили.

Официальная причина внезапной заинтересованности Генеральной прокуратурой Грузии августовской войной — представленные в Международный уголовный суд обвинения. Они включают нападение грузинских сил на российских миротворцев, а также нападение как российской, так и грузинской армии на население и гражданские объекты.

Грузинские власти ранее обещали содействовать международному расследованию, однако в ноябре 2012 года аппаратам прокурора международного суда был издан доклад, в котором кон

В августе 2008 года, напомним, произошли боевые столкновения между грузинской и российской армиями. По мнению Тбилиси, Россия первая ввела свои войска на территорию Южной Осетии — тогда еще общепризнанного региона Грузии, который, однако, не подчинялся центральным властям. Москва утверждает, что Тбилиси в нарушение мирных договоренностей решил силой вернуть себе контроль над Южной Осетией и в ответ Россия была вынуждена применить силу для принуждения Грузии к миру. В результате войны грузинская армия была разбита и вытеснена из тех районов Абхазии и Южной Осетии, которые еще находились под контролем центрального правительства, а Россия официально признала независимость двух республик и расположила там свои военные базы. В Грузии это сочли оккупацией.

Осенью 2012 года в Грузии состоялись парламентские выборы, на которых партия Михаила Саакашвили проиграла, уступив лидерство коалиции «Грузинская мечта» миллиардера Бидзины Иванишвили. Несмотря на то, что Грузия до октября 2013 года является президентской республикой, Саакашвили был вынужден назначить своего соперника премьер-министром и, фактически, был отстранен от руководства страной.

Несмотря на то, что Михаил Саакашвили фактически не имеет никаких властных рычагов, а в октябре 2013 года потеряет и пост президента страны, он остается главным «аллергеном» для коалиции «Грузинская мечта». Бидзина Иванишвили шел на парламентские выборы с популистскими лозунгами — он обещал снизить налоги и регулировать цены, обеспечить всеобщее медицинское страхование и принять строгий Трудовой кодекс, нормализовать отношения с Россией и при этом продолжить сближение с Европейским союзом и НАТО и добиться воссоединения с Южной Осетией и Абхазией. Иванишвили, при этом, пообещал уйти в отставку весной 2014 года — после того, как выстроит работоспособную государственную систему.

Проблема в том, что Грузия — не слишком богатая страна. Государственный бюджет при Саакашвили, даже учитывая максимальное отстранение государства от вмешательства в экономику, и так сводился с большим трудом — а если правительство начнет развивать бесплатную (то есть живущую за государственный счет) медицину, снизит налоги и ухудшит их собираемость, то бюджет превратится в черную дыру. Даже если Иванишвили решит потратить все свое состояние на затыкание этой дыры, оно закончится быстрее, чем может показаться — кормить целую страну недешевое удовольствие.

Для того, чтобы не потерять популярность среди грузин и не провалить предстоящие осенью президентские выборы, «Грузинская мечта» вынуждена искать хоть что-то, что можно предъявить как победу. За несколько месяцев сильно продвинуться на пути вступления в НАТО вряд ли удастся — не хватало Североатлантическому альянсу думать о статусе Абхазии и Южной Осетии. Европейский союз также не ждет Грузию с распростертыми объятиями, немецкому налогоплательщику с Ангелой Меркель во главе вряд ли захочется посадить себе на шею еще одну бедную страну. Остается одно — налаживать связи с Россией.

Российские налогоплательщики, тем более, вроде бы не сильно волнуются на счет расходования средств федерального бюджета на поддержку разнообразных регионов — начиная от Южной Осетии и заканчивая Чечней. Есть немаленькая вероятность того, что Грузию удастся выгодно «продать» в случае ее возвращения в орбиту влияния России.

После отстранения от власти команды Саакашвили Москва, вроде бы, начала ослаблять экономическую блокаду Тбилиси — Геннадий Онищенко допустил на рынок грузинские вина и «Боржоми», что не очень важно для экономики Грузии, зато очень значимо для ее самоуважения.

Дипломатические отношения между двумя странами, правда, так и не восстановлены, хотя грузинские политики в последнее время стараются не называть Россию оккупантом. Тут, однако, ситуация не допускает двойственности. Если считать, что Абхазия и Южная Осетия являются частью Грузии, то российские войска, без сомнения, являются оккупационными. Если считать, что российские войска находятся в Абхазии и Южной Осетии по праву, то право это им, получается, предоставили власти этих территорий, а значит они обладают не связанным с Грузией суверенитетом, то есть независимы.

Начатое расследование августовских событий позволит отвлечь людей от неразрешимой дилеммы — как можно не признавать независимость Абхазии и Южной Осетии и при этом не удивляться присутствию там российских военных баз. Сейчас уже не так важно, что на самом деле происходило в первые часы конфликта и исходя из чего принимались решения. Михаил Саакашвили был президентом и верховным главнокомандующим вооруженных сил Грузии и в любом случае не сможет снять с себя ответственности за происходившее в августе 2008 года. А значит, при должной политической сноровке, потерю Абхазии и Южной Осетии также можно будет повесить на президента. А нынешнее руководство лишь умоет руки, пойдя на признание в той или иной форме независимости двух республик ради улучшения отношений с Россией.

 

Илья Карпюк
polit.ru

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика