Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Общество / Мангышлак…

Мангышлак…

Автор А.Каздым

В туманной дымке скрылся Апшерон
Уныло плещет Каспий в борт волною
Ползет, пыхтя обшарпанный паром,
Огни Баку остались за кормою.

За морем – Красноводск, Туркмении пески,
И  пыль, и ветер воет от тоски.
Безводный Мангышлак, белёсый от жары,
И  соль солончаков, и солнца раскаленные шары.

Ты, Мангышлак, забытый край Земли,
Лишенный и воды, и тени,
Ты Богом создан был, но Бог тебя забыл –
Уже на третий день творенья!
Стихи автора

мангышлак, горы

Выехали мы с шофером числа так 21 марта, помню, что был это понедельник. Часов около 8 утра я был во дворе института, все вещи были собраны и погружены ещё в пятницу, так, что осталось одно – покурить на дорожку, залезть в кабину, да и поехать. А путь наш были неблизкий, и лежал на Баку, где мы должны были через неделю встретить начальника нашего немногочисленного отряда в аэропорту и ехать дальше, в морской порт, грузиться на паром и через Каспийское море – на Красноводск, а там – на север, по пустыням и степям, в сторону Шевченко (ныне Актау).

Кашира, Елец, Задонск, верховья Дона. Холодно, кое-где ещё и снежок лежит, дождик моросит. Кругом унылый пейзаж, поля и поля, мокрые черные поля Черноземья. Заночевали, не доезжая Воронежа, проехав в первый день 450 километров. Утром двинули на Ростов, нам торопиться некуда.

Ростов-на-Дону встретил снегом с дождем, и так дальше на юго-восток, по всему Ставрополью, Краснодарскому краю, до Невинномысска – снеговые тучи, снег валит, видимость плохая. В снеговых тучах, вдалеке – пологие холмы, предгорья Кавказских гор, дорога идет долго всё вверх и вверх, но как-то лениво, незаметно. Итак, Ростов-на-Дону, Тихорецк («На Тихорецкую состав отправится…»), Кропоткин, Невинномысск, Минеральные Воды, Пятигорск…

Снег прошел, выглянуло солнце, тепло, почти лето. И  неожиданно справа возникает из синеватой дымки похожая на лежащего верблюда гора, потом и вторая со снеговой вершиной, потом, почему-то похожая на старого и облезлого кабана гора Машук близ Пятигорска. А вдали – снежные вершины Кавказа! Я впервые на Кавказе, но что такое Кавказ по сравнению с Памиром? Так, небольшие холмы да горочки… Но все равно красиво, впечатляет! А двухглавый Казбек! А покурим-ка именно «Казбека»!

Выехали с утра пораньше – Баксан, Нальчик и ныне печально известный Беслан проскочили быстро. Проехали Оржоникидзе (ныне и ранее Владикавказ), и ура! – трасса пока открыта, но ожидают снегопад. Вот она – Военно-Грузинская дорога, 200 с лишним километров от Владикавказа до Тбилиси! Пост Нижний Ларс, Дарьяльское ущелье (древние Аланские ворота), древняя Дарьяльская крепость, и всё – «пошли в горы», справа Казбек, слева Терек, ползём к Крестовому перевалу, пересекаем Главный Кавказский хребет! Именно по этой дороге бодро шагали Остап Бендер и Киса Воробьянинов. Снег, снег и снег… Горы, однако…

Вот и Грузия – пост у села Казбеги, село Коби, пять туннелей, противолавинные навесы. И вот он, Крестовый перевал – 2379 метров!

Мангышлак

А потом село Гаудаури, в котором засели у гляциологов на два дня из-за снегопада. А дело было так – уже и дорога вниз пошла, вдоль Арагви, и уже к вечеру были бы и в Тбилиси, и пили бы вино, но вот «картина маслом» – по горному серпантину крохотный УАЗ, с надписью «Киносъемочная», на тросе тащит ГАЗ-66, это примерно как маленький ишак, или даже пони, тащит огромного андалузского быка! Машина с автобазы АН, как и наша… Пришлось помочь, ну а потом «посидели, поговорили», а ночью пошёл снег, а торопиться нам некуда. Уже некуда… Так два дня и просидели, пережидая снегопад и пока дорогу откроют.

Вообщем выехали наконец-то, погода прекрасная, снега нет, тучи прошли, мороз и солнце! Вниз и вниз – Душети, Мцхета, Тбилиси! Там и заночевали, прямо у магазинчика, неподалеку! Чего далеко ходить-то!

Утром, точнее днём – прощай столица «Грузии печальной», дорога вдоль Куры, через «Красный Мост» – и вот Азербайджан!

Трасса на Кировабад, и ехать лучше быстро, не останавливаться, везде посты ВАИ, блокпосты, танки и БТРы. Что делать – последние годы существования СССР, и «на местах» уже вовсю делили власть.

И поехали мы не по главной дороге на Баку, а по другой, местного значения, через Кюрдамир (кто не знает – был такой знаменитый портвейн), на Кази-Мамед, а там вдоль побережья Каспийского моря, через село Гобустан, и заночевали где-то на берегу Каспия между селом Приморск и Баку. А кругом по Азербайджану – виноградники, виноградники, тепло и даже жарко, плюс 18 и всё цветёт. Весна!

Спали долго, торопиться некуда, начальник прилетал только завтра утром. Приехали в Баку, оставили машину где-то в центре, побродили городу, по набережной, посмотрели на танки, на солдат с дубинками (в Москве этого ещё не было!), а потом в аэропорт, переночевали, тут же, рядышком в лесопосадках туи, утром рано встретили начальника и в порт! Нам на Красноводск, ныне Туркменбашы!!!

Сидели в порту весь день, курили, маясь бездельем, пока начальник бегал то в порт, то обратно. Уже стемнело, и мы с шофером развели плитку газовую, приготовили макарончики с тушенкой, уже чуть было не разлили по кружкам, как прибежал радостный начальник и сообщил, что он договорился, и надо срочно ехать на грузиться на паром. Пришлось все сворачивать и ехать.

Как он договорился, уж и не знаю, кажется, дал червонец (!!!) «на лапу» портовикам, и наша машина была последней, втиснули. Сначала шли железнодорожные составы, вагонов по 40, потом «дальнобойщики» (один помню, вез коров из …Ростова!). В общем-то, повезло, как говорили «шофёра», погрузки на паром здесь можно ждать и день, и два, а бывает и неделю.

Итак, грузопассажирский паром «Советский Узбекистан». Пассажиров было мало, несколько человек дальнобойщиков, да мы.

И ходили при «советской власти» эти паромы через Каспий от Баку до Красноводска – «Советский Азербайджан», «Советский Туркменистан», «Советский Узбекистан», и везли вагоны, машины и грузы разные в Туркмению, в Узбекистан, в Киргизию через Каракумы и Кызылкум в Ашхабад, Мары, Чарджоу, Бухару и Навои, в Ташауз и Нукус, аж до Самарканда и даже самого Душанбе.

Ночь, звезды, огни Баку, огни на нефтяных вышках. А утром – «солнце, море, ветер», и Каспий темно-бирюзового цвета. К часу дня паром подошёл к Красноводской бухте (теперь, естественно, залив Туркменбашы), и несколько часов болтался на рейде. Кстати, где-то тут и утопили Бакинских комиссаров.

Бухта мелкая, паром винтом поднимает песок, фарватер очень узкий, идеальное место, просто так не подойдёшь. Часам к семи наконец-то причалили, а так как грузились последними, то и выехали первыми. Заехали в первый попавшийся магазинчик, купили «что надо», потом отъехали километров двадцать, за посёлочек Кувлымаяк, и заночевали в прямо в пустыне, в песках Октумкум.

Ночь, небо и огромные звезды… А рано утром из песков поднялся огромный красный шар солнца и пески стали красными, потом розовыми, а потом… А потом ветер, пустыня и жаркое солнце – конец марта! Весна!

Полностью разбитая асфальтовая дорога, точнее то, что от неё осталось, почти караванная тропа, и ехать в основном можно только рядом по грунтовке. Нам на Бекдаш, а единственное жилое место почти на 200 километров – пос. Карши.

А дальше – дальше узкий перешеек через Кара-Богаз-Гол, справа – белая соль залива, слева – бирюзовый Каспий, обрывистый берег, и по плато Кендирли, по берегу Казахского залива.

От Бекдаша до крохотного посёлочка Аксу, и дальше до Ералиева (ныне Курык) дорог нет, точнее ни на одной карте не обозначены… Ехать можно только по накаткам, по колее, пробитой дальнобойщиками.

Нам на Мангышлак…

Полуостров Мангышлак (ныне Мангистау) – полуостров на восточном побережье Каспийского моря в Казахстане. Такое же название носит и примыкающее к полуострову плато, восточнее переходящее в плато Устюрт.

В северной части Мангышлака выделяется полуостров Бузачи, омываемый водами Мангышлакского залива, а также заливов Мёртвый Култук и Кайдак. Это сейчас заливы, а тогда до поднятии уровня Каспия за последние 25 лет это были непроходимые солончаки…

На западе в Каспийское море вдаётся полуостров Тюб-Караган, а южнее Мангышлака – Казахский залив. Сейчас это Мангистауская область Казахстана.

В дореволюционной России и в СССР данный регион носил название Мангышлак. В современном Казахстане с начала 1990-х используется название Мангистау.

Есть несколько версий происхождения названия полуострова:

«Мангышлак» – в переводе с туркменского означает «Тысяча кишлаков», у казахов же эта местность называется «Мынкыстау» – «тысяча зимовий». Исторически эта местность часто переходила от туркмен к казахам, и наоборот, что подтверждают могильники с казахскими и туркменскими захоронениями.

Словарь Российской империи: «Мангышлак – зимнее кочевье менков или ногаев». Тюркское «менк» – название одного из ногайских племен.

Мангышлакский уезд прежде входил в состав Закаспийской области, затем попеременно подчинялся то Астрахани, то Ашхабаду, то Оренбургу, входил в состав Западно-Казахстанской области, Гурьевской области. Позже образовалась Мангышлакская область.

И всё же, что же такое Мангышлак? Мангышлак, Мангистау – это большой полуостров на западе Казахстана, на восточном побережье Каспийского моря, а на востоке плато Мангышлак переходит в плато Устюрт. На севере – полуостров Бузанчи с огромным солончаком – сор Мертвый Култук, бывший залив Комсомолец, на самом западе – полуостров Тюб-Караган с поселком Форт-Шевченко (бывший форт Александровский), где и отбывал свою якобы «ссылку» Тарас Григорьевич Шевченко (по его же собственным воспоминаниям, жил он там совсем неплохо, лежал в теньке, под абрикосовым деревом, да писал стихи).

Полуостров Мангышлак (http://rus-atlas.ru)

Полуостров Мангышлак (http://rus-atlas.ru)
Полуостров Мангышлак (http://rus-atlas.ru)

На мысу Тюб-Караган – поселок Баутино с рыбхозом (есть ли сейчас, и не знаю), и огромными жирными свежепосоленными и свежевялеными лещами, продающимися за сущие копейки прямо в магазине при рыбхозе.

А вдалеке (в море, конечно) виднеются острова Тюленьи, обитают там уникальные каспийские тюлени, непонятно как попавшие из северных студёных стран в эту жару… Но ничего, живут… Не только люди ко всему привыкают…

От Баутино до Астрахани – 450 километров на пароме, но ходит тот паром неизвестно когда и как. Так что ехать нам домой (правда, ещё не скоро), в Москву, в объезд, по единственной автодороге, вдоль железной дороги, от Сай-Утеса до Бейнеу, а там до Маката и на Гурьев.

Климат резко континентальный, крайне сухой, осадков выпадает  очень мало 100-200 мм в год, в основном зимой. Выпадает снег, бывают бураны.

Рек с постоянным водотоком нет, лишь во время дождей сухие русла – вади, наполняются бурлящими потоками воды.

Мангышлак – это уникальный природный заповедник. Здесь, собраны, пожалуй, весь арсенал разнообразнейших проявлений природы пустынь, самые различные ландшафты.

Мангышлак и нефтяной район – нефтяные месторождения есть в Узене, в Жетыбае, на Каламкасе. Обнаружены медь, марганец, фосфориты, горный хрусталь, стронцианиты, редкие руды, уран. А вот с пресной водой на Мангышлаке проблемы… Её почти нет, во многие поселки питьевую воду привозят «водовозки».

В советское время были сооружены уникальные опреснительные установки, дающие воду, что позволило построить на Мангышлаке прекрасный город Шевченко (ныне Актау). Именно здесь был запущен первый в мире промышленный реактор на быстрых нейтронах. В настоящее время реактор отработал свой срок.

Огромная конкреция. Фото автора.
Огромная конкреция. Фото автора.
Вади – сухое русло. Фото автора
Вади – сухое русло. Фото автора

На территории Мангистау есть почти все виды ландшафта, встречаются около 263 видов растений и множество видов животных.

Очень много птиц – более 100 видов, в том числе редкие виды – фламинго, сокол балобан, сапсан, стервятник, степной орёл, беркут, филин, орел-змееед, чернобрюхий рябок, каравайка.

Из млекопитающих можно встретить редчайшего устюртского муфлон, архара, джейрана, каракала, кота-манула, барханного кот, медоеда, хорька-перевязка,  белобрюхого стрелоуха. Часто встречаются огромные стада сайгаков.

Но, пожалуй, самый знаменитый это – каспийский тюлень, самый маленький тюлень в мире, эндемик Каспийского моря. Он встречается в акватории всего моря – от прибрежных районов Северного Каспия до берегов Ирана.

Зимой, ранней весной и поздней осенью основная масса популяции сосредотачивается в Северном Каспии, а осенью заходит даже в устья Волги и Урала. Поздней весной, летом и ранней осенью тюлень находится в Среднем и Южном Каспии.

По строению тела, характеру питания, образу жизни и многим морфологическим признакам каспийский тюлень отличается от других тюленей мира. К сожалению, этот уникальный вид находится на грани вымирания: за последние 100 лет его популяция сократилась на 90 %. Если в начале XX века численность каспийских тюленей достигала 1 млн. особей, то, численность животных в 1989 году составляла около 400 тысяч особей, в 2005  – 111 тысяч особей, а в 2008-2009 г. г. не более 100 тысяч особей.

На Мангышлаке находится много целебных водных источников: бромные, хлоридные, натриевые и другие. Причиной тому являются пески Сенгиркум, Бостанкум и Туйесу, тянущиеся с севера на юг на сотни километров. Пески играют роль своеобразной губки, которая впитывает в себя немногочисленные осадки, которые выпадают на полуострове.

Когда-то полуостров Мангышлак называли мёртвым. «Пустыня, совершенно без всякой растительности, песок да камень; хоть бы деревце – ничего нет…» – писал Т. Г. Шевченко.

Да, климат Мангышлака очень суров – летом жара до 59 градусов, часто бывают пыльные бури, а зимы холодные и вьюжные.

Но весной пустыня расцветает, есть зеленые рощицы и луга, необычайной красоты горы, необыкновенные, неземные пейзажи, которые завораживают, притягивают, зовут…

Полуостров – это и сотни километров каменистого каспийского побережья, бессчетное количество километров пустыни. Но есть и золотистые песчаные пляжи, например Голубая бухта, недалеко от Форт-Шевченко.

Жыгылган – гигантская котловина, «Упавшая Земля», почти правильная окружность диаметром около 10 километров. Если бы не море, с одной стороны подступающее к «Упавшей Земле», это место походило бы на огромную чашу, заполненную нагромождением скал, напоминающих развалины замков, арены цирков, крепостные стены огромного разрушенного города, каменоломен. Котловина образована карстовыми процессами растворением известняка, гипса, соленосных глинистых пород.

В восточной части Мангышлакского плато, примерно в 50 км от города Актау, ранее Шевченко, с северо-запада на юго-восток простирается Карагие, «Черная пасть», с огромным солончаком на дне, одна из самых глубоких в мире впадин на суше – минус 132 метра ниже уровня океана. Образование впадины связано с процессом выщелачивания солёных пород, с просадочными и карстовыми процессами, имевшими место на побережье Каспийского моря.

Низкие горы Мангыстау состоят из двух параллельных хребтов, тянущихся с северо-запада на юго-восток – Актыу и Каратау.

Горы Северные Актау около Каламкаса и Каражанбаса, называют «Меловыми горами» или «Белыми горами». Все вокруг белоснежное, сверкает на солнце, слепит глаз. Эти горы сложены известняками, мергелями и белыми глинами. Ветровая эрозия образовала своеобразный куэстовый тип рельефа. Вершины невысоких белых гор прорезаны оврагами и лощинами. Весной во время редких но мощных дождей, по ним сбегают бурные потоки, порой сносящие дороги и даже поселения, а среди причудливых камней можно найти акульи зубы и друзы самого разнообразного кварца от мориона до цитрина.

А около поселка Шетпе – гора Шергала (Шеркала), с одной стороны похожа на белую юрту (символ богатства!), а с другой на спящего льва (так и называется Львиная гора). Хотя откуда здесь львы? Кто прозвал так эту гору? Непонятно… И, вообще, «шер» по-тюркски, это скорее «тигр», а не уж никак не лев (лев – «аслан»).  Склоны горы практически отвесны, и только к вершине становятся пологими, образуя гигантский шатёр, как раз и напоминающий верх юрты. Гора изрыта многочисленными пещерами и пещерками, да вообще пещер на Мангышлаке много, карстовые процессы хорошо развиты, поэтому много провалов и промоин, небольших ущелий и каньонов.

А вокруг горы и в её окрестностях россыпи шарообразных конкреций различной величины от метра до 5-6 метров. Внутри, в центре разбитых конкреций – аммониты, ракушки или следы рыбы, а то и акулий зуб.

В основном каменные шары представляют собой гигантские песчаные, песчано-глинистые, реже сидеритовые конкреции, образующиеся в мягких, легко подвергающихся эоловому выветриванию, песчаниках нижнего и среднего подъяруса альбского яруса нижнего мела.

Степь у подножья горы ещё зеленеет и цветёт, недалеко крохотный зелёный оазис, родничок и маленькая речушка Акмыш. Здесь когда-то было городище Мангышлак, здесь проходил древний караванный путь, торговля между Бухарой и северными землями.

А мы колесили по всему полуострову – Новый Узень, Тенге, Узень, Жетыбай, Таучик, Шотпе, Жармыш, добрались аж до Каламкаса на полуострове Бузачи, плоского как стол, где одни лишь солончаки и солонцы.

Что поразило – это чистейшее Каспийское море с огромными, абсолютно безлюдными песчаными пляжами! И ещё – удивительные каменные шары, или сплющенные конкреции, иногда напоминающие стада огромных черепах, ползущих по склону, пещеры, огромные уходящие и расширяющиеся в сторону Каспия ущелья и россыпи аммонитов, россыпи! Нашел, я помню, там аммонит больше метра в диаметре и весом килограмм в 100-150, и так как машина в горы не проехала бы, так я его катил несколько километров, но получил полный отказ от шофера грузить ещё лишний вес («и так рессоры на пределе»). Что делать, тогда уже был «бензиновый кризис» – и с собой в кузове две бочки по 200 литров и с десяток 20-литровых канистр. Больше полутонны бензина! Не экспедиционная машина,  а бензовоз.

Каменные шары. Фото автора

Каменные шары. Фото автора
Каменные шары. Фото автора

На Мангышлаке встречаются и уникальные гипсовые, баритовые и целестиновые кристаллы и конкреции, красивейшие и необычные глинисто-кальцитовые септарии, шикарные кристаллы кварца.

В общем, где мы только не колесили, а степь цвела – ирисы, тюльпаны, дикий лук! Вылезают греться на солнце сотни черепах, бегают ящерки и геккончики, то мелькнет лисица-корсак, то заяц-толай, ещё в зимней шкурке, а по ночам пищат и дерутся тушканчики. Видели и осторожных джейранов, огромные стада сайгаков и полудиких верблюдов.

С черепом архара. Фото автора
С черепом архара. Фото автора

Видели мы и подземные мечети, и старые кладбища, и древние городища, и заброшенные геологические поселки.

Мангышлак имеет богатую историю. Археологами были найдены многочисленные памятники древнего палеолита.

Много некрополей средних веков. На Мангышлаке некрополи святых принадлежат в основном роду адай и туркменским племенам.

В Средние века Мангышлак и Устюрт служили «торговыми воротами» между Востоком и Западом.

В давние времена часть печенежских племён покинули северные территории между Аральским и Каспийским морями, и пришли на Мангышлак. Позже печенегов на Мангышлаке сменили огузы. В некоторых документах их называют туркменами. Издавна живут в этих местах адаевцы.

Некрополь Султан-эпе

Султан-эпе – святой, защитник мореплавателей. По легенде однажды давным-давно отец призвал к себе сыновей. Все сразу же предстали перед отцом, вот только младший сын пришёл на зов не сразу, а через несколько дней. Рассердился отец на своего любимца. Тогда Султан-эпе поведал, что был он на далеком Каспии, где помогал попавшим в беду рыбакам, и показал спину, на которой были следы от каната. С тех пор он всегда приходит на помощь тем, кто в море терпит бедствие. Здесь над могилами святых – длинные деревянные шесты, по которым по преданию святые поднимаются, чтобы творить свои чудеса и помогать просящим о помощи. Люди, приходят сюда и приносят в дар духам рога архаров или привязывают на шест полоски ткани, некоторые оставляют деньги, которые могут взять дети или нуждающиеся, испросив разрешения у святого.

Старинный некрополь Кенты-Баба

Старинный некрополь Кенты-Баба, с мемориальными памятниками XV-XX веков. На территории некрополя – степная мечеть, молитвенный камень, указывает на восток, защитным кругом уложены камни. В этом кругу путник будет чувствовать себя в безопасности в любое время года, ночью и днём он под защитой святого. На стенах некрополя рисунки: изображены лошади, верблюды, растительные узоры, треугольники – обереги.

Подземная мечеть Бекет-ата

Некрополь Бекет-Ата – духовный, исторический и архитектурный памятник Мангышлака и всей области.

Некрополь Бекет-Ата
Некрополь Бекет-Ата

Бекет-Ата был известен как предсказатель, и жил, по преданию, во второй половине XVIII века. Родился он вблизи посёлка Кульсары Атырауской области, а в 14 лет пришёл он поклониться к праху почитаемого им мудреца Шопан-Ата, чтобы получить благословение. На третью ночь Шопан-Ата дал юноше наказ учиться. И отправился юноша в далекую Хиву, и там, в медресе, он постигал науки. Достигнув 40-летнего возраста, он стал суфием, начал обучать детей грамоте. На своем земном пути святой Бекет-Ата прошёл немало дорог, пока вновь не прибыл в Мангыстау. Он исцелял людей: к нему приходили немощные и страдающие, он даровал им здоровье и жизненные силы. При решении спорных вопросов он проявлял мудрость, приводившую обе стороны к согласию. В своих проповедях Бекет-Ата наставлял верующих жить по правде, быть справедливым и творить добро.

Такие легенды мы слышали от старика-чабана…

А кругом – он, Мангышлак, Мангистау, с его удивительными, часто космическими, марсианскими пейзажами, столовыми горами, удивительными формами выветриваниями, столовыми горами, солончаками, плоскими как стол, плато, и запахом ветра, пыли и полыни.

И вот обратный путь. Через чинки Устюрта от Шотпе (Шетпе) до Сай-Утеса, а там до Бейнеу, и по прямой как стрела, дороге – мимо сора Мертвый Култук. Ну как не заехать? От посёлка Опорный километров сто, и заехали в местечко с замечательным названием – Прорва, на солончаковый низкий берег Каспия, там тогда метеостанция была, а теперь, говорят, нефть и газ качают то ли канадцы, то ли американцы.

А рядом – и месторождение Тенгиз, где в 1986-87 годах был чудовищный пожар на  нефтяной скважине, и горело всё, и от чудовищного жара расплавился песок, и образовалось озеро расплава, и появилась на свет новая горная пород – тенгизит!

Доехали мы до Маката и там – в Гурьев, ныне Атырау, через р. Урал (ранее Яик), и по низкому берегу Каспия, и через пески Ментеке – до дельты Волги. И потом – через многочисленные мосты, мостики и паромы дельты (почти 70 километров!) уже и в Астрахань, а от Астрахани, вдоль Волги  – и в Волгоград. Вообщем, уже и Россия.

Волгоград – длинный город вдоль реки, а потом и незабвенный Урюпинск, Новохоперск, Тамбов (это который на «карте Генеральной кружком отмечен не всегда») – Мичуринск – Кашира – и вот, она, Москва!

Так вот, по прикидке, только от Москвы до Москвы, по трассам не менее 6-7 тысяч километров намотали, а уж если брать все отъезды в стороны, разъезды, подъезды и проезды, так и все десять тысяч набежит, как раз от Москвы до Владивостока. Вот так раньше, всего-то 20 лет назад в поля ездили… Привезли с полтонны образцов, барита и целестина, аммонитов пару сотен килограмм для музея и себе конечно, кварцев разных мешка три… И кучу воспоминаний… А это – главное!

P.S. Роясь в интернете, случайно нашел стихотворение «Мангышлак» поэта Виктора Рубцова. Оно мне понравилось, ведь мало кто вообще писал о Мангышлаке.

МАНГЫШЛАК

Солнце из жидкой стали,
Песчано-глиняный зной.
Жадными люди стали
С белою новизной:
Пьют воду, как будто пиво,
Из полных ещё баклаг.
Как жёлтую воду – ива,
Как бронзовый чай – Сайлаг.
Жадно, но скоро кончится.
Тогда за себя держись.
Слабый от жажды скорчится,
Ящеркой юркнет жизнь.
Солнце ударит в темя,
Выпьет глаза, как сок,
И остановят время
Глина, жара, песок…
Но сильный возьмёт лопату
И будет до крови рыть
Землю. Сверху, как вату,
А ниже!.. Но, значит, жить,
Смеяться потом и плакать
От мутной, сырой воды…
Вот так бы влюбиться в слякоть
И в утренние плоды,
Что в жизни давно приелись.
Вон – гоним в запасы сок…
Мне в душу, как в кожу, въелись:
Жара, Мангышлак, песок…

Виктор Рубцов, 2008

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках

Автор: РЕДАКЦИЯ

Редакция сайта

Яндекс.Метрика