Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Аналитика | Кто поможет королю

Кто поможет королю

В конце минувшей недели по-настоящему драматические события развернулись в Иордании – стране, имеющей самую протяженную границу с Израилем.

Как известно, Хашимитское королевство – государство фактически искусственное, появившееся на свет по воле Великобритании, когда та была еще колониальной империей. Эта искусственность, а также иные объективные и субъективные проблемы Иордании делают ее будущее весьма и весьма туманным. С другой стороны, существование королевства в его нынешнем виде опровергает пессимистические прогнозы в отношении будущего Иордании, неоднократно озвучиваемые авторитетными экспертами в течение многих десятилетий.

Значение Иордании для безопасности Израиля сложно переоценить. Это касается, например, непосредственной связи между происходящим в Хашимитском королевстве и в Иудее с Самарией. Причем связь эта имеет двустороннее направление. Если предположить, что ситуация в соседней стране сползет к хаосу наподобие сирийского, то угрозы, исходящие с самой длинной израильской границы, возрастут на порядки, и это лишь один из гипотетических сценариев. На негласном уровне, несмотря на публичные трения и кризисы в отношениях, Иордания является важнейшим партнером (если не сказать союзником) Израиля в сфере безопасности. Среди прочего это касается как противостояния иранской угрозе и палестинскому террору, так и сирийского направления. В общем, у израильтян, особенно у политического руководства страны и военных, есть веские причины для пристального наблюдения за тем, что происходит в соседней стране.

Прежде чем подробнее коснуться последних событий – самых массовых протестов в Иордании с начала «арабской весны» в 2011-м, – напомню несколько важных фактов. Иордания является так называемой дуалистической монархией, то есть основная власть сосредоточена в руках короля, но при этом определенные ограничения на нее все же имеются. Например, вето монарха может быть преодолено 2/3 голосов в двух палатах Национальной Ассамблеи. Исполнительная власть осуществляется кабинетом министров во главе с премьером, которого назначает король. Наличие правительства, действующего как бы самостоятельно, позволяет королю, находящемуся «над всем этим», использовать кабинет министров в качестве громоотвода. То есть, говоря условно, в тех или иных проблемах большинство подданных традиционно обвиняют не царя, а его бояр. В Иордании основной мишенью критики за непопулярные меры традиционно становится правительство, а не король Абдалла, все еще пользующийся расположением подданных, в первую очередь, главной опоры власти – бедуинских кланов. И здесь стоит напомнить об еще одной особенности Иордании, из-за которой ее будущее видится не в оптимистичном свете: плюс-минус 60% граждан этой страны – палестинцы, которые, по большому счету, не особенно допущены к «государственному пирогу». У кормушки во всех ее ипостасях стоят, в основном, вышеупомянутые бедуинские кланы, а также различные не столь многочисленные меньшинства, например, черкесы.

Экономика Иордании в связи с различными фундаментальными проблемами, отсутствием значимого количества полезных ископаемых и скудностью годных для сельского хозяйства земельных ресурсов никогда не блистала высокими результатами. В последние же годы ситуация по ряду причин усугубилась. После войны в Ираке в 2003 году и особенно с началом событий в Сирии сюда хлынуло огромное количество беженцев. Несмотря на определенную помощь мирового сообщества, для Иордании это тяжелейший экономический и социальный груз. Но еще хуже то, что ежегодная внушительная финансовая подпитка со стороны арабских стран Персидского залива если полностью и не иссякла, то по ряду причин политического и экономического характера резко снизилась. Что касается населения, сейчас в Иордании проживает уже почти 10.5 млн человек, 30% которых – иностранцы, в основном, беженцы из Сирии и Ирака. Наконец нельзя не упомянуть о том, что последние годы были засушливыми, и это не могло не отразиться на водоснабжении и сельском хозяйстве.

В такой ситуации, да еще при наличии множества субъективных проблем, свойственных арабскому обществу в целом и Иордании в частности, единственно верным шагом видятся экономические реформы. Однако из-за того, что они предусматривают очень болезненные для населения шаги, реформы парадоксальным образом могут ускорить крах всего государства в целом. Насколько хрупкой является тамошняя ситуация и как все уязвимо, мы видели в последние дни, хотя до коллапса Хашимитскому королевству пока еще далеко.

Огромный госдолг (порядка 35 млрд долларов), а также дефицит бюджета в размере миллиарда, при резком оскудении помощи извне диктуют необходимость принятия жестких мер, тем более что на реформах в качестве условия оказания помощи настаивает и Международный валютный фонд. Однако подобные меры предусматривают повышение цен на товары широкого потребления, базисные услуги и рост подоходного налога, а также отмену или снижение различных субсидий. Как раз такую отмену, приведшую к росту цен на хлебобулочные изделия, осуществленную в начале года, правительство Хани аль-Мульки успешно пережило.

Но не все коту масленица: новое налоговое законодательство, которое должно было ударить по наемным работникам в целом, а по среднему классу – в особенности, оказалось той каплей, которая переполнила чашу терпения, в придачу к планировавшемуся в течение месяца повышению стоимости бензина на 5.5%, а на электричество – сразу на 19%. Толпы людей вышли на улицы, причем, что показательно, и представители бедуинского населения – главной опоры королевского режима.

Против планов правительства выступило и абсолютное большинство членов парламента. Массовые демонстрации в Аммане и других городах, активное участие в которых приняли представители движения «Братья-мусульмане», сопровождались столкновениями с полицией. До хаоса дело не дошло, но звоночек для Абдаллы оказался тревожным. Очень быстро стало ясно, что протест носит почти всенародный характер, и на мелкую подачку его участники не согласятся. Абдалле снова пришлось играть роль доброго царя при плохих боярах, когда он успешно убеждает правительство воздержаться от непопулярных шагов, а затем, чувствуя, что такова воля народа, отправляет в отставку непопулярного премьера. Новый кабинет поручено сформировать Омару а-Разазу, министру просвещения при аль-Мульки.

Вопрос в том, сколько времени тактика громоотвода будет более-менее успешной? Ведь со скверной экономикой что-то надо делать, иначе гораздо больший взрыв рано или поздно неизбежен. Взрыв этот самым непосредственным образом затронет и соседей Иордании. Как показала жизнь, провести болезненные, но необходимые реформы в этой стране будет, мягко говоря, очень непросто. Есть, конечно, еще один выход: существенная и, что очень важно, постоянная финансовая помощь извне. Возможно, Запад и богатые арабские страны, осознав, что может сулить им крах Иорданского королевства, проникнутся происходящим. В противном случае ситуация обещает стать очень «интересной» отнюдь не в долгосрочной перспективе.

Давид Шарп
«Новости недели»

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика