Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Культура / Кот в сапогах и экология детства

Кот в сапогах и экология детства

Интервью с композитором Алексеем Заливаловым

Это последнее в своей жизни интервью выдающийся русский композитор Алексей Георгиевич Заливалов дал журналисту американской медиагруппы «Континент» незадолго до того трагического мига, когда сердце его остановилось. Он ушел рано, едва переступив порог пятидесятилетия. Ушел на взлете, до последнего дня работая над большим новым проектом — первым в мире интерактивным мюзиклом «Кот в сапогах», которому посвятил более года напряженного творческого труда.

Интервью с композитором Алексеем Заливаловым
Алексей Заливалов

Уже в пять лет, впервые прикоснувшись к скрипке, Алексей понял, что для него нет ничего важнее и прекраснее музыки. В консерватории его наставниками были Борис Тищенко и Владислав Успенский — ученики Дмитрия Шостаковича. Став профессиональным музыкантом, Алексей приобрел известность как скрипач-виртуоз. В течение ряда лет он работал продюсером и музыкальным руководителем «Интерьерного театра» (Санкт-Петербург), вел музыкально-образовательную программу на российском телевидении. Музыка, написанная им для кино (фильмы «Фонтан», «Окно в Париж», «Как живете, караси?»), принесла Алексею признание и популярность. Композитор и актер, он успешно сотрудничал с кинематографистами России, Франции, Америки, Италии и Англии. Последняя работа Алексея Георгиевича Заливалова — интерактивный мюзикл «Кот в сапогах» — готовится к выпуску американским издательским домом «Windy Press» (http://www.windypress.com/ru/home/). Над завершением проекта работает его сын — известный композитор и музыкант Игорь Заливалов.

— Алексей Георгиевич, вы — композитор с именем, написавший музыку ко многим популярным фильмам и спектаклям. Чем привлекла вас работа в совершенно новом, даже, рискну сказать, непонятном для большинства поклонников вашего таланта электронном формате?

— Я погрешу против истины, если скажу, что сразу загорелся проектом, в который меня пригласило американское издательство «Windy Press». Все-таки для меня, с детства влюбленного в шелест бумажных страниц, электронная книга поначалу воспринималась как нечто странное, неодухотворенное, даже чуждое. Что она такое вообще, с чем ее едят? С другой стороны, речь шла о «Коте в сапогах» Шарля Перро. Музыку к спектаклю по этой классической сказке я уже когда-то писал. Так что мне подумалось: ну хорошо, вспомним наработанное, и пусть мои песни зазвучат на английском языке. Оказалось, я ошибался, и малой «творческой кровью» не обойтись. Так, неожиданно, и обнаружил, что начинаю серьезную работу в новом для себя жанре интерактивного мюзикла.

— Насколько я знаю, это не просто новый жанр в вашей творческой практике. Это вообще жанр, которого раньше не существовало. И, если все получится так, как планируется, ваш мюзикл «Кот в сапогах» станет первым в своем роде. Первым в мире интерактивным мюзиклом.

— Да, именно так позиционирует проект издательство «Винди Пресс». И я очень надеюсь на то, что у нас получится сделать его ярким, запоминающимся.

— С такой надеждой вы, вероятно, начинаете любую из своих работ…

— Как же иначе! Но интерактивный мюзикл — это… это все-таки особый творческий вызов. Ведь здесь все необычно, все впервые. Столько новых возможностей открывается… Музыка поддерживает сюжет не линейно, как в кино или в театре, а поливариантно, на нескольких уровнях, обращаясь к читателю, который одновременно и слушатель, и зритель, и даже действующее лицо. Словом, как композитору мне пришлось в чем-то переосмыслить свой прежний опыт…

— Опыт работы в кинематографе?

— Работа для кино или театра похожа и не похожа на то, с чем я столкнулся, сочиняя музыку к интерактивному «Коту в сапогах». Конечно, многое пригодилось. Например, опыт работы в большом коллективе. Ведь уже сейчас в подготовку мюзикла вовлечено более двухсот человек. Они живут в разных странах, но, благодаря интернету, я познакомился и с авторами сценария, и с программистами, и с аниматорами, ну и, конечно, с теми, кому предстоит исполнить мою музыку — музыкантами и певцами. С продюсером и режиссером проекта, моим другом Юрием Мезенко, мы часами общаемся через океан, — я в Питере, он — в Чикаго, — обсуждая характеры персонажей, архитектонику мюзикла, возможности компьютерных технологий и их ограничения, связанные с тем, что электронной издательской революции немногим более двух лет.

— И около года из этих двух вы отдали своему новому детищу. Что помогало вам выдержать такой творческий марафон?

— Да, наверное, марафон — это точное слово. Все-таки более 20 песен, очень много инструментальной музыки, — фактически получается полноформатный бродвейский мюзикл. А что помогало и помогает? Поддержка моей жены Наташи, выручающей меня с английскими языком. А еще энтузиазм талантливой команды «Винди Пресс», в том числе, моих молодых коллег и помощниц — музыкального редактора Алины Матоушек, переводчика и автора талантливых песенных текстов Иры Нестеровой. Ну и главное, конечно, это вера в свое дело. Чувство, что ты открываешь то, чего до тебя не делал никто. Эта «высокая болезнь», как Вы знаете, штука заразная. Мне захотелось понять, как моя музыка будет работать с анимированными иллюстрациями изумительного детского художника Антона Ломаева. Как она «состыкуется» с классической музыкой Бориса Чайковского и театральными зонгами Сергея Гальперина, мелодии которых, в моей обработке, также вошли в проект. Как зазвучат песни на самых разных языках народов мира. Кстати сказать, многие английские тексты к ним написала американская поэтесса Харриет Шок, — та самая, песни которой звучат в голливудских музыкальных фильмах, таких, как «Призрак оперы» и «Новые приключения Пеппи Длинныйчулок». Мне, наконец, просто по-человечески интересно работать вместе и с молодым, но уже известным на весь мир дизайнером и креативным директором «Винди Пресс» Владом Герасимовым из Иркутска, и с маститым номинантом на Оскара и обладателем трех «Грэмми» британским актером Джимом Дейлом, «главным сказочным голосом» нашего мюзикла.

— Создавая музыку для «Кота в сапогах», вы ориентировались на современные музыкальные вкусы, или это стилизация, вводящая нас в атмосферу 17 века, когда Шарля Перро написал свою знаменитую сказку?

— Я бы не называл стилизацией свое стремление передать дух сказки. К тому же, народная история о пройдохе коте, послужившая источником для Перро, уходит корнями дальше 17 века, в глубину веков. Я искал то, что, как говорится, совпадет с моим внутренним камертоном. И нашел удивительные средневековые мелодии — французские, английские, кельтские. Их-то я и решил соединить со своей музыкой, чтобы вернуть эти удивительные старинные мелодии детям всего мира. Я практически отказался от каких-либо электронных эффектов, хотя современность в музыку все равно проникла, — куда от нее деться?

— И все-таки, что бы вы ни говорили о современности, ваша музыка к «Коту в сапогах» не очень похожа на американские мюзиклы. Вас это не смущает?

— Я не думаю, что штамповка ведет к успеху. И не хочу, чтобы моя музыка походила на то, что сделано по стандартной рецептуре, неважно в какой стране она составлялась. Хотя, в чем Вы правы, так это в том, что менталитет американского слушателя совсем другой, и поначалу мне пришлось несладко… Ведь даже песни о несчастной любви у американцев звучат в мажоре! В общем, мы с продюсером поломали немало копий, обсуждая, как найти золотую середину.

— Получается, что, несмотря на ваш творческий энтузиазм, вы столкнулись если не с издательской цензурой, то с диктатом рынка?

— Такой диктат, наверное, и во времена Моцарта существовал. На самом деле, все наши «производственные» споры — это была честная попытка найти правильные пропорции, определить черту, которая отделяет популярность от потакания аппетитам толпы.

— Удалось?

— Ну, не мне судить. Но пришло понимание простых вещей. Того, что нужно не подделываться под чужое, а постараться прочувствовать то, что кажется для тебя странным, и, если сложится, полюбить. Знаете, давно-давно мне приснился сон. Я плыл на судне по какому-то заливу. И вдруг на горизонте показались очертания острова. Постепенно он приближался, и, наконец, передо мной предстала совершенно сказочная картина! В свете вечернего солнца высились огромные строения. Они были окрашены в небывалые тона: тут был и ультрамарин, и фиолетовый цвет, и розовый, и оранжевый. Сердце мое замерло от восторга… и я проснулся. Я долго лежал в постели, долго не мог заставить себя заснуть. Прошло время. И вот, оказавшись за океаном в случайной поездке, я мчался по автострадам, пока плотный поток машин не притормозил наш бег в районе бруклинского моста. Я посмотрел на противоположный берег и обомлел! Я увидел остров и огромные, стеклянные дома. Над ними висели облака, а лучи закатного солнца, преломляясь, окрашивали стены в причудливые цвета. Тут был и ультрамарин, и фиолетовый, и розовый, и даже синий… Так написалась мелодия «Волшебная страна», вошедшая в мюзикл… А другая мелодия родилась после поездки в Ирландию, страну, аккумулировавшую и сохранившую всю старинную музыку Европы.

— И все же, несмотря на универсальный ключ понимания и любви, совмещать две далекие друг от друга эпохи, наверное, было непросто?

— Непросто, но и чудесно! Я выбирал то, что работало на главную цель, — написать по-настоящему добрую музыку. Ведь наша интерактивная книга-мюзикл создается для детей! А так как я сам уже дедушка, то меня, повторюсь, очень волнует, что слушают наши дети и внуки на своих плеерах и мобильных телефонах. Музыка — важная часть окружающей ребенка среды, ее нужно сохранять в чистоте, защищая, как я это называю, экологию детства. Мы не можем ждать, что культура «очистится» сама собой. Ждать лучших времен — занятие, конечно, увлекательное, но как композитор я предпочитаю делать все, чтобы эти перемены наступили побыстрее и при моей жизни.

— Скажите, какую книгу вы бы купили для своих внуков? Электронную? Или все же отдали бы предпочтение бумажной версии?

— Мир переходит к электронным изданиям. Частью книги становится интерактивность, анимация, игра, музыка. Когда-нибудь книга, возможно, «срастется» с кино. Это все — новая реальность, от которой не отмахнуться. Я сам, думаю, понятно почему, отдаю предпочтение бумажной версии. Но и хорошая электронная книга — это удивительная вещь. Взять, например, одну из лучших детских интерактивным книжек «Кто украл Луну?», озвученную актером Владимиром Вдовиченковым (http://www.windypress.com/ru/whostolethemoon/). Ведь это так интересно! Ты щелкаешь героя по носу, и он тебе подмигивает, общается с тобой, играет, поет вместе с тобой. В моем детстве такого не было. Поэтому своим внукам я бы все же приобрел электронную книгу.

— Первый в мире интерактивный мюзикл «Кот в сапогах»?

— Почему бы и нет? С экологией детства в этой книге все в полном порядке.

 

Беседовала Кэри ТОМПСОН,
Kontinent Media Group

 

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика