Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Конец гегемонии левых сил в Латинской Америке

Конец гегемонии левых сил в Латинской Америке

Фото: Jonas Pereira/Agência Senado
Фото: Jonas Pereira/Agência Senado

В ближайшие два года (2016-2018) может произойти окончательный переход региона в правоцентристский сектор, тенденция к которому наблюдается с 2015 года. Этот разворот начался победой Маурисио Макри (Mauricio Macri) в Аргентине, продолжился падением Дилмы Русеф (Dilma Rousseff) и победой Педро Пабло Кучински (Pedro Pablo Kuczynski) в Перу, а завершиться может в 2018 году возвращением к власти Партией национального действия (ПНД) в Мексике и «урибизма» в Колумбии.

В 2005-2009 годах страны региона прошли через разные форма «левения», когда в Боливии на выборах в Боливии (2005) победил Эво Моралес (Evo Morales), в Уругвае (2004) — Табаре Васкес (Tabaré Vázquez), в Эквадоре (2006) — Рафаэль Корреа (Rafael Correa), а в Никарагуа (2007) — Даниэль Ортега, которые примкнули к лагерю Уго Чавеса (Hugo Chávez) в Венесуэле (у власти с 1999 года), Рикардо Лагоса (Ricardo Lagos) в Чили (с 2000) и Лулы да Силвы в Бразилии (с 2003).

Эта тенденция затормозилась в нынешнюю декаду. К 2013 году стало очевидно не только то, что левые силы в Латинской Америке очень разнородны и разрозненны настолько, что с трудом могут быть объединены в одну группу, но и то, что в регионе сосуществуют три крупных политических течения.

Когда десять лет назад за происходящими в Латинской Америке процессами закрепился термин «поворот налево», он не учитывал ни гетерогеннось собственно левых сил, ни существование правоцентристских партий у власти, как, например, ПНД в Мексике и «урибизм» в Колумбии.

Но в 2013 году уже перестало получаться это игнорировать, поскольку такие партии победили в целом ряде латиноамериканских стран: Институционно-революционная партия (ИРП) Энрике Пеньи Ньето (Enrique Peña Nieto) в Мексике, Отто Перес Молина (Otto Pérez Molina) в Гватемале, Порфирио Лобо (Porfirio Lobo) в Гондурасе, Лаура Чинчилья (Laura Chinchilla) в Коста-Рике, Рикардо Мартинелли (Ricardo Martinelli) в Панаме, Данило Медина (Danilo Medina) в Доминиканской республике.

Иными словами, правоцентристские правительства существовали в шести из восьми латиноамериканских государств Северной и Центральной Америки, за исключением Маурисио Фунеса (Mauricio Funes) в Сальвадоре (где у власти стояли левоцентристы-реформаторы демократического толка) и Даниэля Ортеги в Никарагуа.

Что касается Южной Америки, три года назад там было три президента-правоцентриста (Хуан Мануэль Сантос (Juan Manuel Santos) в Колумбии, Орасио Картес (Horacio Cartes) в Парагвае и Себастья Пиньейра (Sebastián Piñera) в Чили), три левоцентриста (Ольянта Умала (Ollanta Humala) в Перу, Дилма Русеф в Бразилии и Хосе Мухика (José Mujica) в Уругвае) и четыре разноплановых социалиста XXI века сотоварищи (Николас Мадуро (Nicolás Maduro) в Венесуэле, Рафаэль Корреа в Эквадоре, Эво Моралес в Боливии и Кристина Киршнер (Cristina Kirchner) в Аргентине).

Регион, таким образом, оказывался поделенным на три практически равные части, где ни одна из тенденций не является очевидно доминирующей, а смена правительств подтверждает сосуществование всех трех течений.

Сейчас, в 2016-ом, правые силы начинают перевешивать, и все указывает на то, что так будет продолжаться в ближайшие годы.

Возрождение правоцентристов

Несмотря на то, что в таком не однородном регионе как Латинская Америка всегда были правоцентристские правительства в течение прошлого десятилетия (как ПНД и ИРП в Мексике, «урибизм» в Колумбии и еще несколько правоцентристских правительств в Центральной Америке), этот регион начал полниться правительствами такого рода особенно после 2015 года.

В тот год победа Маурисио Макри над перонистом Даниэлем Шиоли (Daniel Scioli), по-видимому, открыл в регионе новый этап — доминирования правоцентристов. Эту тенденцию только усилила победа Джимми Моралеса (Jimmy Morales) над представительницей «социал-демократов» Сандрой Торрес (Sandra Torres) в Гватемале и венесуэльской коалиции «Круглый стол демократического единства» над Единой социалистической партии Венесуэлы (PSUV).

Таким же образом конец «киршнеризма» в Аргентине, вероятно, явилось предвестником смены тенденции во всем регионе.

Яркий пример тому — положение очень левых правительств, как «чавизм» в Венесуэле, после парламентских выборов 6 декабря, или Рафаэля Корреа в находящемся в глубоком кризисе Эквадоре.

А также положение более умеренных левых: Дилмы Русеф, над которой в 2016 году висел дамокловым мечом импичмент, и даже Мишель Бачелет (Michelle Bachelet) в Чили.

Уже Эво Моралес во время аргентинской предвыборной кампании подчеркнул важность этих выборов: «Проиграет аргентинский народ. Такова политика. Но повторяю — это происки империалистов. Поэтому я очень надеюсь, что этот антиимпериалистически настроенный народ Латинской Америки будет по-прежнему демократически противостоять капиталистической модели».

2016 год — не вполне обычный, поскольку прошло только трое президентских выборов (в Доминиканской республике, где победила Доминиканская партия освобождения Данило Медины (Danilo Medina), в Перу, где выиграл Педро Пабло Кучински, и в Никарагуа, где без проблем победит сандинист Даниэль Ортега).

Но в 2017 и в 2018 может произойти целая волна побед правоцентристов в ряде случаев, в других же левые силы могут столкнуться с серьезными трудностями на выборах.

В преддверии 2017 года в Чили рейтинг бывшего чилийского лидера Рикардо Лагоса (Ricardo Lagos) опустился на 4 пункта, до 39%, в то время как поддержка тоже бывшего правого президента, Себастьяна Пиньеры, остался на 46%, согласно опросу относительно популярности возможных кандидатов в президенты.

Согласно исследованию, опубликованному агентством Plaza Pública Cadem, в июле Лагос опустился с седьмого места среди востребованных политиков на одиннадцатое, при выказанном недоверии 53% избирателей.

Накануне выборов 2018 года в Мексике консервативная Партия национального действия (ПНД) возглавляет перечень электоральных предпочтений мексиканцев с 32% на фоне далеко отставшей Институционно-революционной партии (ИРП), у которой не более 24%, согласно опросу.

Победа ПНД в семи из двенадцати штатов в июне этого года изменил общую картину накануне президентских выборов 2018 года, по мнению исследовательского агентства Parametría.

Накануне выборов 5 июня ИРП вела в предвыборной борьбе, а ПНД и левое Движение национального возрождения (Morena) боролись за второе место.

Теперь же ПДН впервые лидирует по электоральным ожиданиям, а ИРП и Morena, которая набрала 21%, оспаривают друг у друга второе место, согласно исследованию общественного мнения, проведенного в конце июня.

В Колумбии, борьба на выборах 2018 года, вероятно, развернется между двумя правоцентристскими силами: «сантизмо» против «урибизма».

Трудности у левых

Но дело не только в этом подъеме правых и правоцентристских сил, но и в больших сложностях, с которыми пришлось столкнуться левым.

В частности то, что в Боливии Эво Моралес не может баллотироваться на следующий срок в 2020 году, проиграв референдум относительно внесения изменения в конституцию.

Или то, что в Эквадоре правящая коалиция «Паис» (Alianza País) должна подыскать замену Рафаэль Корреа, который, теоретически, не имеет права участвовать в президентских выборах 2017 года.

Кроме того, в Венесуэле в 2016 или 2017 гг. может пройти отменяющий референдум, который мог бы положить конец «чавизму» у власти (если он пройдет до 10 января 2017 г.) или, по меньшей мере, правлению Николаса Мадуро (если он пройдет позже).

Не говоря уже о политическом процессе, который ожидает Дилму Русеф в августе и которые, возможно, окончательно исключит ее из процесса президентских выборов в Бразилии.

Все указывает на то, что Латинская Америка переживает не просто новый поворот, а смену модели.

Как указывает аналитик Стивен Левицки (Steven Levitsky «отступление левых сил имеет две основные причины. Первая — это естественный износ после нахождения у власти в течение трех или четырех президентских сроков. Мало какие партии выигрывают более трех президентских выборов подряд (в США в последний раз это произошло почти 70 лет назад), а в условиях демократии ни одна не выдерживает более четырех. После трех сроков у власти правительства теряют политические рефлексы; отдаляются от народа, причем часто растет коррупция. Даже когда это последнее условие не исполняется (как в случае коалиции „Консертасьон“ (Concertación) в Чили), люди устают. В демократиях не может быть ничего постоянного. Двенадцать (Аргентина) или тринадцать (Бразилия) лет у власти — это слишком много. Рано или поздно правительства должны уходить. Никто не может править вечно».

Кроме этого естественного «износа» есть и другие структурные факторы, связанные с новым региональным и международным экономическим контекстом.

«Второй фактор, который ослабляет латиноамериканские левые силы, это конец сырьевого бума. Сногсшибательный успех на выборах левых в Бразилии (переизбранных в 2006 и 2010 году), в Чили (переизбранных в 2006 году), в Венесуэле (переизбранных в 2006 и 2012 году), в Аргентине (переизбранных в 2007 и 2011 году), в Боливии (переизбранных в 2009 и 2014 году), в Эквадоре (переизбранных в 2009 и 2013 году) и в Уругвае (переизбранных в 2009 и 2014 году) был обусловлен экономическим бумом, начавшимся в 2002 году. Бум заканчивается, и в некоторых странах началась рецессия экономики. Экономические кризисы — серьезные в Бразилии и Аргентине, а особенно чудовищный в Венесуэле — вызывают растущее недовольство. А недовольные избиратели обычно не переизбирают свои правительства», — заключает обозреватель газеты La República Левицки.

Рохелио Нуньес (Rogelio Núñez)
Источник

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика