Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / КОМУ И ЧЕМ МЕШАЕТ ЕВРЕЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО?

КОМУ И ЧЕМ МЕШАЕТ ЕВРЕЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО?

«Свыше двухсот запрошенных документов ЕС, относящихся к деятельности 116 израильских «социальных проектов» и неправительственных организаций, финансируемых Евросоюзом, останутся засекреченными. Это новое и важное слово в области отношений между Израилем и ЕС. Элементарное самоуважение требует от нас, чтобы оно не осталось неуслышанным. Говоря об израильских организациях, ведущих политическую пропаганду определенного рода под видом гуманитарной и правозащитной деятельности, мы можем теперь с полным правом утверждать, что речь идет об организациях, финансируемых в рамках тайных программ Евросоюза».

 Из СМИ

«В лондонском аэропорту «Хитроу» объявления о регистрации и посадке звучат на двух языках — английском и той страны, куда самолет отправляется. Лондон-Мадрид — английский — испанский, Лондон-Рим — английский — итальянский, Лондон — Прага — английский — чешский и т.д. А теперь ответьте, на каком языке звучит объявление, касающееся рейса Лондон-Тель-Авив? Многие догадались: коль я задаю такой вопрос, здесь есть подвох. Верно. Объявление звучит на английском и арабском! Об этом рассказал мне человек, только что вернувшийся из Англии. Его трясло от злости, как и всех израильтян — пассажиров того рейса».

 Из Интернета

Аркадий КРАСИЛЬЩИКОВ
Автор Аркадий КРАСИЛЬЩИКОВ

Казалось бы, нет ничего общего в этих двух сообщениях. На самом деле говорят они об одном и том же… Израиль и Европа? Принято думать, что мы по одну сторону баррикады. И нас, и страны ЕС атакует агрессивный ислам. Франция, Англия, Испания, Голландия, Израиль — повсюду кровавые акты террора. Так нет же, Европа всеми силами старается придушить единственное государство на Ближнем Востоке, исповедующее идеалы демократии и мира.

А что если именно эти идеалы враждебны потомкам Великой французской революции в той же степени, что и прихожанам мечетей, работающих на территории Франции и по всему миру? Что если мечты прежних времен о свободе, равенстве и братстве выродились в нечто противоположное? Ошибаются те, кто думает, что фашизм возник в ХХ веке. Нет, Муссолини не случайно обратился к язычеству античности в поисках своих идеалов. Имперский фашизм Древнего Рима очевиден, и одной из самых трагических жертв этого античного фашизма стали Иерусалим и евреи.

С тех пор тоталитарная форма организации народов и государств принимала различные виды. Средневековье подарило человечеству религиозный фашизм, Российская империя — одну из первых форм фашизма государственного, СССР — фашизм классовый, Германия ХХ века — нацизм, а нынешняя Европа, как об этом пишут ряд исследователей и политологов, — фашизм либеральный. И для этого фашизма Израиль, с его стремлением к национальному государству и крепостью религиозных устоев, — враг, причем враг не менее опасный, чем цунами исламской экспансии, грозящее затопить Европу.

Старый свет, видимо, убежден, что с исламом, в отсутствие единства клерикального и враждебностью с национальной подоплекой, можно в итоге договориться и как-то спастись в зеленом потопе. Израиль не без оснований кажется либеральному фашизму крепостью, чьи стены в веках и тысячелетиях так и не были сокрушены. Евреи видятся им — и всегда виделись — народом настолько жестоковыйным, что всякие попытки компромисса с ним обречены на провал. И в подсознании, а порой и в сознании, христианских народов Европы всегда был один метод решения «еврейского вопроса»: НЕТ ЕВРЕЕВ — НЕТ ПРОБЛЕМЫ. Отсюда и очевидное равнодушие к нацистской практике Холокоста во время последней большой войны, а порой и прямое соучастие в нем. Отсюда и сегодняшние лихорадочные попытки разрушить стабильность Ближнего Востока под маской и лозунгами мнимой демократизации. Отсюда и откровенная поддержка в ООН инициатив ФАТХА, и заботливая терпимость к террористам в Газе, и юдофобская пропаганда либерально-фашистских СМИ, и поддержка Евросоюзом (открытая и тайная) левого Израиля, уговаривающего сограждан лечь под насильника, расслабиться и получить удовольствие. Как доказывает история, с удовольствием не получится — изнасилуют и прирежут.

То же может случиться и с Европой, зараженной чумой упомянутого либерального фашизма. Эта разновидность тоталитарного, пусть и не правления, а мышления и образа жизни, есть демонстрация крайней слабости нынешней Европы, где чалма, Коран и паранджа продолжают быть чалмой, Кораном и паранджой, а Запад надеется за фальшивой завесой политкорректности найти защиту в витринах борделей Амстердама, легализации наркотиков, браках представителей сексуальных меньшинств и т.п. Да и что толку в этой политкорректности, если мир ислама мгновенно впадает в бешенство при виде вполне невинной карикатуры на своего пророка, а христиане (часто и евреи) сами готовы топтать ногами своих святых, причем безнаказанно.

Вспомним, что политкорректность родилась как пародия на неукоснительное следование «линии партии» в СССР. Как это часто бывает, пародия выродилась в свою собственную противоположность — в требование соответствовать «линии партии» либеральных фашистов Европы и США. Нет расизму — вовсе не значит, что нет в мире рас, цвета кожи и степени развития того или иного народа. Людоеды и дикари в современном мире продолжают быть таковыми во фраках и «мерседесах» с личным шофером. За современной политкорректностью кроются лицемерие и ложь, а потому она может оказаться опасней любых форм расизма. Политкорректность не может отменить моральные табу и заменить собой Закон Божий, как это уже пытались сделать большевики в России и нацисты в Германии. Политкорректность стала, в конце концов, формой цензуры, нарушение которой преследуется с фанатичной жестокостью. Тем самым поиск абсолютной свободы превратился в своего рода рабство духа. Человек, избавленный от старых табу, неизбежно превращается в автомат или животное, как писал об этом Иван Бунин в «Окаянных днях»: «Один орловский мужик сказал мне два года тому назад удивительные слова: «Мы, батюшка, не можем себе волю дать. Взять хотя бы меня такого-то. Ты не смотри, что я такой смирный. Я хорош, добер, пока мне воли не дашь. А то я первым разбойником, первым грабителем, первым вором, первым пьяницей окажусь».

Порождения либерального фашизма — мультикультурали́зм и «плавильный котел» — сродни физиологическому раствору для хронического больного. Краткий бодрящий эффект не способен вылечить пораженный организм, он способен только обеспечить его временную поддержку. Толерантность превратилась в эпидемию лицемерия и кривых улыбок. Дело в том, что все указанные особенности западного, современного менталитета совсем неплохи до тех пор, пока они не становятся чуть ли не законами в кодексе прав и обязанностей граждан. Этика, национализированная государством, легко превращается в свою противоположность. В итоге получился некий моральный кодекс строителей общества потребления.

Либеральный фашизм атакует христианство с такой же ожесточенностью, с какой это делали большевики и нацисты. Он разрушает семью (демографический кризис на Западе возник не на пустом месте) и затаскивает на трон государственные бюрократические институты с тем же упрямством, как это делалось в рейхе и в СССР. Вседозволенность в смычке с технократией превращает человека-творца в безликого потребителя. «Интеллектуальная» жвачка, отцом которой стал Голливуд, активно занимается растлением человеческих особей всех возрастов. Жизнеутверждающая мертвячина социалистического реализма кажется безобидной шалостью по сравнению с валом крови, жестокости и пошлости, идущим нынче с экрана. Справедливости ради нужно отметить, что еще 30-20 лет назад Голливуд умел работать для человека и во имя человека. Нынче такие фильмы встречаются все реже и реже.

Не так давно мы были удивлены откровенно враждебными по отношению к Израилю высказываниями известных русских интеллектуалов еврейского происхождения, таких как Д.Быков, Л.Улицкая и А.Кабаков. Ничего удивительного — эти творцы изящного по традиции равнялись на европейский либеральный фашизм, пусть и с православной подоплекой. В ту же степь часто гонят свои работы и доморощенные писатели, а особенно кинематографисты. В руках у либеральных фашистов деньги, кафедры, тиражи переводов, призы на фестивалях… Запад не приемлет откровенную юдофобию нацистского толка, но вот плевки в адрес Израиля и сионизма не просто приветствуются, но стали там обязательной нормой.

Упомянутые писатели-профессионалы знают свое дело и не так вредны прямой деятельностью, как орда халтурщиков от масс-медиа. Эта публика тоже должна быть благодарна либеральному фашизму, отменившему все виды цензуры. Известный композитор Арно Бабаджанян говорил: «Чем пошлее, тем башлее». Подлинная пища настоящего искусства все чаще, причем в массовых масштабах, заменяется ядом пошлости. Халтура зрелищ для охлоса идет рука об руку с халтурой промышленных изделий. Резко падает их качество. Мир либерального фашизма — мир разросшейся до недопустимых размеров социалки, в котором ленивый и бездарный получает то, что заслуживает.

Мне напомнят о тех благах, которые принес либеральный фашизм Европе и Америке, но блага эти слишком уж быстро превращаются в тяжелейшие проблемы. Да и как тут не вспомнить, что «Сталин принял страну с сохой, а оставил с ракетами и ядерным оружием», а «Гитлер победил кризис, накормил немцев и строил автобаны». Любая система, претендующая на то, что она единственно верная, рано или поздно становится формой зла.

Нынешний экономический кризис с тяжелейшими проблемами в Евросоюзе — это форма разрухи. А разруха, как верно утверждал М.А.Булгаков, начинается не в сортирах, а в головах. Искусственные догмы либерального фашизма неизбежно приведут к экономическому упадку. Отравленный мозг делает бессильным тело.

Нужен такому миру Израиль с культом Торы, со Стеной Плача и Десятью заповедями? Не только не нужен, но и враждебен, а потому мир этот делает все, чтобы разрушить Еврейское государство, заменить его очередным разлагающимся монстром наподобие Родезии или ЮАР. Поэтому и финансируются «центры мира» в Израиле, исповедующие те же принципы.

Страсть и воля к единообразию — верный признак любого тоталитаризма, «жесткого» или «мягкого». Израиль с его извечной претензией на «особое лицо» народа и его верой не может не быть оппонентом либерального фашизма. И здесь современная Европа невольно солидаризуется с фанатиками ислама, превратившими свою веру в «зеленый» нацизм.

Попытка построить тысячелетний рай для арийцев закончилась кровопролитной войной, Холокостом и Хиросимой. Эксперимент с коммунизмом для пролетарских масс — геноцидом против своего же народа. Ничем хорошим не завершится очередная отрыжка социализма — либеральный фашизм.

Но не будем преувеличивать силу наших врагов. 40 веков одиночества и сопротивления дали Израилю особую, необоримую силу. Экспансия исламистов, «война джихада против неверных» порождает нормальный и понятный отпор не только атаке агрессивного ислама, но и тем силам на Западе, которые стремятся сдать очевидному врагу не только Еврейское государство, но и свои страны. Рано или поздно власть в Европе будет вынуждена перейти от политики трусов и соглашателей к решительному сопротивлению. Не уверен, что и тогда наши «друзья» оставят Еврейское государство в покое, но, это уж точно, перестанут скармливать его мировому злу с прежним упорством.

 

Аркадий КРАСИЛЬЩИКОВ,
«Новости недели» — «Континент»

 

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика