Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Культура | Катя Рождественская, сделавшая сама себя

Катя Рождественская, сделавшая сама себя

Когда старший по возрасту ведущий программы «На ночь глядя» Первого канала российского ТВ с заметным почтением спросил у гостьи, как к ней удобно обращаться, она, дочь известного советского поэта, с милым, но чуть демонстративным кокетством ответила: «Катя». Потому, добавила она тут же, что Екатерина Робертовна трудно выговаривается. И в ее словах была и правда, и некая заданность, как и во всем, что она делает в жизни – профессионально и по-своему талантливо. Также и тогда, когда она говорила о том, что ей, дочери знаменитого человека, в чем-то в жизни было труднее, поскольку ей надо было, имеется в виду, выдерживать сравнение с отцом, то есть, быть достойной уважения самой по себе. Но все же стоит добавить уже от себя, что в таких словах, наверное, не было доли лукавства, а выражалось все то же милое женское понимание реальности: ну, зачем на самом деле ей что-то делать больше, чем нужно, поскольку уже сама фамилия говорит сама за себя. И этого вполне достаточно.

Ответ прозвучал на вопрос о том, есть ли у нее комплексы, как она с ними справляется, что, в тоже время, стало ответом на вопрос о том, как ей удалось проявить себя в разных ипостасях – журналист, писатель, дизайнер, фотограф, редактор. И так далее.

Несомненно, что Екатерина Рождественская сделала сама себя. Два десятка лет занималась фотографией. Совершенно случайно ей удалось заниматься любимым делом в одном из павильонов «Мосфильма», которым руководит Карен Шахназаров, сын бывшего помощника Горбачева. Естественно, что популярность ей принесли фото известных артистов прежде всего, которые помещались в журнале «Караван историй». (придумал и запустил его Владимир Гусинский, а потом издавать стало ЗАО «Издательство Семь Дней», которым руководит отец детей Екатерины Рождественской).

Именно в «Караване историй» публиковались подборки фоторабот ее, о чем сказать стоит особо. Поначалу это была такая культуртрегерская вроде бы миссия с игровым моментом. Бралась за первоисточник известная картина, потом приглашенному гостю предлагалось преобразиться в того, кто на полотне изображен. С гримом, в соответствующем костюме. Но постепенно от воссоздания классических полотен автор перешла к фантазиям на тему. Собственно, перевод картин в новое звучание также было фантазийным, но дальше, что называется, больше. Только вымысел, вроде осуществления перед объективом мечтаний героев, появления их в разных образах. Вероятно, тут было и творчество, и владение технологиями, поскольку над проектом работала сплоченная команда, во главе которой стояла сама Катя. Честно говоря, картинки появлялись хоть и красивыми, но банальными, прямолинейность и рационализм посыла видны были в них, что называется, невооруженным глазом. Однако те, кто был причислен к обществу запечатленных мастером, отзывались о сотрудничестве с нею и о ее творчестве всегда с симпатией и уважением.

Само собой, количество перешло в качество, поскольку стали проводиться выставки, где экспонировались, как правило, и те, или только те вещи, что тиражировались в журнале «Караван историй» (Так это или нет, не могу судить, поскольку как-то неинтересно было смотреть на то, что однажды видел, только в увеличенном масштабе. Лучше от изменения формата работы вряд ли могли стать, а поверхностность их могла быть еще более заметна.)

До недавнего времени Екатерина Робертовна была главным редактором журнала «Семь Дней ТВ-программа». Когда она пришла в него, его тираж был около миллиона, теперь он приближается к семиста тысячам экземпляров, что называется, с другой стороны. То есть, каждую неделю количество экземпляров уменьшается на тысячу, и эту тенденцию не может изменить сменившая Екатерину Рождественскую дама-редактор.

Но возвратимся к тому, каким стал журнал не теперь, а при дочери классика отечественной поэзии двадцатого века. В нескольких номерах, чуть ли не подряд, она по несколько разворотов напечатала свои интервью с дивами кино и театра. Заметим, достаточно слабыми с профессиональной точки зрения. Тогда же некоторые материалы были опять же проиллюстрированы ее как бы историческими фото – артисты в образах героев иных времен. К счастью, скоро эти новации прекратились, но остались другие, что и привело к тому, что популярный журнал стал терять покупателей, читателей его.

Вспомним, что «Караван историй» изначально задумывался как издание досуговое и в меру развлекательно-поучительное. Однако, после эмиграции Гусинского альманах стал активно и последовательно дрейфовать в сторону феминизма в его российском варианте. То есть, как правило, женщины показывались как страдалицы или героини, а мужчины – нередко, как непорядочные люди, мягко говоря.

Нечто подобное произошло и с журналом «Семь Дней ТВ-программа». Главным в нем была большая сводная программа с аннотациями фильмов и передач, что есть и в других журналах подобного рода. Изюминкой стали небольшие сюжеты про нашу, так сказать, светскую жизнь, про отдых и творчество селебрити – артистов театра, кино, ведущих ТВ. Потом сюда добавились обзоры того, как одеваются все те же наши звезды в комментариях историка моды и по совместительству телеведущего передачи о моде. Потом пошли в дело рецепты от жены известного кинорежиссера, которая о том же рассказывает на ТВ. Ну, и, конечно же, интервью с женщинами, которые популярны по своими работами в кино и на телевидении. Прежде всего, отечественными, но и зарубежными тоже (почему-то, чаще всего, американскими в первую очередь.)

На обложках традиционно оказывалась фотография артистки, иногда с детьми и даже порой с мужем.

Все бы ничего, но все заметнее содержание журнала «Семь Дней ТВ-программа» все дальше отходило от освещения того, что можно посмотреть на главных федеральных каналах отечественного телевидения. И все больше преображалось в журнал женский, что ни плохо, ни хорошо само по себе, но, как это ни парадоксально, сокращало, что фактически подтверждено (читай выше) его почитателей.

Ну нельзя же из номера в номер узнавать только о том, как красиво живут и отдыхают единицы, когда у большинства таких возможностей нет, и не будет. Выходило издание о красивой жизни для обычных людей. И в этом, на мой взгляд, выражается и основная причина потери былой популярности издания, и главная ошибка его редактирования. В таком подходе к жизни проявлялось что-то пропагандистки-советское, когда писалось о том, что вроде бы есть и должно быть, но не у всех. Повторение подобного подхода к рассказу о теперешней российской реальности было столь же тенденциозным, сколь и непрофессиональным. Так телевидения оставалось все меньше, а феминизма во всех его проявлениях на местной почве – больше. С журналом сложилось также, как с фото Екатерины Рождественской – вроде бы все сделано верно, а душу не трогает. Чтобы как-то исправить положение, думается, несколько разворотов нередко стали отдавать под рекламу. Как правило – бытовой техники, наряду с постоянной рекламой украшений и косметики. И это тоже было не в десятку, поскольку подобной рекламы на телевидении и без того много, а не все из семи сотен тысяч покупателей могут порой купить что-то из предлагаемого. А если и могут, то не по журнальной информации, а руководствуясь советами знакомых или справочной информацией из интернета.

Таким образом, хороший посыл, сделать издание семейного типа с рекламным контентом не смогло просуществовать значительное время. (Учитывая, что телевизор смотрят практически все члены семьи, если не пользуются интернетом, журнал мог бы быть именно семейного типа, что лучше чего бы то другого могло бы быть изюминкой в ряду изданий от ТВ и его звездах больших и не очень. Но не случилось.)

Поводом для очередного приглашения Екатерины Рождественской в студию передачи «На ночь глядя», естественно был ее юбилей. Не подведение итогов, а, так сказать, портрет знаковой личности в вопросах и ответах. Теперь Екатерина Робертовна позиционирует себя в качестве писателя. Я помню первую или одну из первых ее книг, где по дням были собраны краткие сведения о замечательных в своем роде людях. Не знаю, требовался ли большой талант, чтобы сделать такую книгу (по радио и в газетах ежедневно сообщается нечто подобное в соответствующих рубриках, в общем-то, на десерт). Но одно дело, когда такое делают безымянные или названные сотрудники, а совсем другое дело, когда подобная книга связана со знаменитым именем, которое у многих на слуху постоянно.

Недавно Екатерина Рождественская опубликовала книгу «Жили-были, ели -пили». В ней были собраны рецепты, по которым специально готовились любимые блюда для тех, кто когда-то приходил в дом Роберта Рождественского и Аллы Киреевой. Опять же, подобных изданий много, но вот именно это по мнению издателей достойно внимания: интересно ведь, что ели популярные артисты, деятели искусства. Екатерина Рождественская написала , естественно, книгу воспоминаний о том, как жила ее семья. Не так вольно, как это сделал Василий Аксенов в романе «Тайная страсть», по мотивам которого сняли сериал о шестидесятниках, где, в том числе, игралась роль и отца Екатерины Рождественской. Но все же и в ее повествовании была, судя по прозвучавшим в передаче цитатам, часть вымысла и обобщения.

Короче говоря, Катя выглядела на крупном и общем плане женщиной умной, с чувством собственного достоинства, с заметным, хотя и несколько прямолинейным обаянием, наверное, счастливой и самодостаточной. Во всяком случае, как это нередко бывает с корифеями среди людей творческих, она верила тому, что говорила о себе, считая, что и слушающие ее согласятся с ее выводами, замечаниями, сентенциями и мнением.

Как писал другой классик русской литературы: «Блажен, кто верует, тепло ему на свете!». Но может быть, Грибоедов, вписав эту максиму в реплики Чацкого, имел в виду нечто другое, более возвышенное, чем мнение о собственном жизненном пути, даже как бы и экзистенциальное тоже. Ему было виднее, как и Екатерине Рождественской, считающей, что сделала много и успешно, что чувствовалось в подтексте ее интонаций и манеры держаться перед камерой. Хотя другой гостье той же передачи, также приглашенной в связи с юбилеем, Людмиле Петрушевской, верилось больше, поскольку та была естественной во всем, остроумной и честной, как настоящий классик наших дней.

Но Рождественская обращаться привыкла к широкому зрителю, потому старается быть логичной и правильно понятой. Чаще всего, за счет именно попытки сохранения дистанции с аудиторией, которую знает и не пытается нарушать. По привычке, по убеждению, или по свойству характера, на что имеет полное право. Чем, что называется, и интересна сама по себе. Естественно, без всяких котурнов или чего-то другого в том же роде.

Илья Абель

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика