Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Какой социализм подарила миру Германия?

Какой социализм подарила миру Германия?

Социализм, похоронивший либерализм и ставший властителем дум сторонников прогресса, – один из наиболее влиятельных политических движений нового и новейшего времени. Он возник не в Германии, но именно здесь его идеи были усовершенствованы. Германия в последней четверти ХIХ и в первой четверти ХХ вв. по уровню развития теории и практики социализма оказалась далеко впереди. Сегодня социализму посвящены тысячи исследований. Наша статья – лишь повод напомнить о его родословной, его разновидностях, поразмышлять об их природе.

3q4twegrager

Золотые и позолоченные сны человечества

Идеи социальной справедливости и равенства родились на заре человечества. Философ далёкой античности Платон предложил первый проект их реализации в «Государстве» и «Законе». Тотчас нашлись сомневающиеся. Насмешник Аристофан в «Законодательницах» пародирует Платона: «Утверждаю: всё сделаться общим должно,/ И во всём пусть участвует каждый./ Мы общественной сделаем землю,/ Всю – для всех, все плоды, что растут на земле,/ Всё, чем собственник каждый владеет…» Что взять с комедиографа: жанр-то низкий!

Проходит два тысячелетия, и английский государственный деятель и писатель Томас Мор под влиянием Платона пишет «Утопию» (1516), рисует фантастическое государство, где нет частной собственности, денег, где царит полное равенство, а труд обязателен для всех. В переводе с греческого «утопия» – «несуществующее место». Как тут ни вспомнить Беранже: «Честь безумцу, который навеет человечеству сон золотой!»

Веком позже монах-доминиканец Томмазо Кампанелла, философ и поэт, находясь почти 30 лет в тюремном заточении, пишет коммунистическую утопию «Город солнца». Город во власти тоталитаризма. Семья упразднена. Особое управление подбирает половозрелым мужчинам подходящих самок, дети после рождения обобществляются, из них выковывают новых граждан. Что сказать?! Оруэлл просто отдыхает.

Во имя Царства Божия на земле народно-утопический идеолог Томас Мюнцер возглавил Крестьянскую войну в Германии (1524-26), что стоило ему жизни и многой крови соотечественникам.

Утопический социализм ХIХ столетия

Одним из важных последствий Французской революции конца ХVIII в. был всплеск интереса к идеям социализма. Сен-Симон, Фурье во Франции, фабрикант-благотворитель Роберт Оуэн в Англии – главные теоретики утопического социализма. В основе их учений лежали идеи уничтожения частной собственности, семьи, религии и полного равенства. Попытки их реализации привели к созданию множества общин по типу коммун, или фаланг, как их называл Фурье, в основном на диких землях Северной Америки, заманчиво представленных Шатобрианом в романтической повести «Атала». Все коммуны вскоре приказали долго жить, и сенсимонизм к 1830 годам сошёл на нет. Из всех утопистов лишь Фурье обладал системным мышлением и был чужд религиозного мистицизма. Его здравомыслие в критике капиталистического общественного строя отмечал Маркс.

Плохо переваренные истины французских утопистов составили основу немецкого «истинного социализма». Отрицая капиталистический путь Англии как негодный для Германии, «истинные социалисты» делали ставку на мелкого буржуа и тяготели к социальному уравнительству. Сокрушительную критику этих тенденций находим в сатирической поэме Гейне «Атта Троль»: «Единенье! Единенье!/ Свергнем власть монополиста,/ Установим в мире царство/ Справедливости звериной.// Основным его законом/ Будет равенство и братство/ Божьих тварей, без различья/ Веры, запаха и шкуры.// Равенство во всём! Министром/ Может стать любой осёл. /Лев на мельницу с мешками/ Скромно затрусит в упряжке…» Таковы приметы «пещерного социализма». В 1840 годы он был популярен в Германии.

Предшественники-наставники

Памятник Пьеру Леру в коммуне Буссак.
Памятник Пьеру Леру в коммуне Буссак.

Термин «социализм» был введён в оборот в 1834 году гениальным, по определению Энгельса, Пьером Леру в книге «Индивидуализм и социализм», в которой был поставлен, но не развит коренной вопрос о несовместимости свободы личности и социализма. Социалисты-утописты о свободе вообще не упоминали, знаменем свободы стали размахивать социалисты позднего призыва, они привлекали обещаниями «новой свободы». Пришествие социализма должно было стать «скачком из царства необходимости в царство свободы».

Леру был сторонником социального либерализма, под социализмом понимал социальное реформаторство. Молодой Маркс встречался с Леру и прислушивался к нему, но пошёл своим путём. Ленин и слышать о нём не хотел.

У истоков социалистического движения в Германии стоит Мозес Гесс, он же – провозвестник социал-сионизма. Гесс утверждал: «Небесное Царство может быть достигнуто на Земле через революционный социализм». Он – автор базовых постулатов марксизма. Маркс назвал Гесса своим «коммунистическим ребе». Гесс пригласил Маркса в 1842-м в Кёльн в «Рейнскую газету» и вскоре сделал главным редактором. Называя себя «этическим социалистом» (опирался на этику Л.Фейербаха) и будучи сторонником социального либерализма, он тем не менее поддерживал Маркса в 1846-51 гг., разделяя его положения о приоритете классовой борьбы. «Красный флаг символизирует социалистическую революцию, это – моя революция». Но уже в главном труде «Рим и Иерусалим» Гесс на первый план выдвинул расовую, а не классовую борьбу. Гесс был дружен со многими «истинными социалистами». С 1863-го он поддерживал Лассаля.

Развитие социализма от утопии к науке –

так называлась работа Энгельса, вышедшая в начале 80-х годов. А начиналось всё в 1848-м, когда Маркс и Энгельс опубликовали «Манифест коммунистической партии». Его первая строка напоминала зачин готического романа ужасов: «Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма». Ужасы пришлось пережить нам, гражданам страны «победившего социализма» (термин Сталина). Европа забурлила позже.

Основу «Манифеста» подготовил Энгельс, познакомившийся в Манчестере с положением и даже бытом рабочего класса. Маркс выковывал свои взгляды в полемике с младогегельянцами, «истинными социалистами», с Прудоном (на его книгу «Философия нишеты» Маркс ответил «Нишетой философии»), с анархистами (с их лидером Бакуниным, как и с Прудоном он познакомился в Париже).

Фридрих Энгельс
Фридрих Энгельс

В «Манифесте» утверждалось: «Среднее сословие: мелкие промышленники, мелкие торговцы, ремесленники и крестьяне – все они не революционны, а консервативны. Даже более того все они реакционны, они стремятся повернуть колесо истории назад». Носителем высокой всемирно-исторической миссии, а именно – «могильщиком капитализма» был объявлен пролетариат. Он – гегемон революции, а революции – локомотивы истории. «Манифест» заканчивался известным призывом: «Пролетарии всех стран, объединяйтесь!»

Маркс учил: пролетарии не имеют отечества. По его инициативе в 1864 г. был основан Первый Интернационал, центр объединения всемирной армии труда.

«Научный социализм», по Энгельсу и Марксу, это теория, базирующаяся на таких открытиях Маркса как материалистическое понимание истории, теория прибавочной стоимости и теория классовой борьбы. Эпитет «научный» указывает на то, что это система теоретических воззрений. В «Критике Готской программы» Лассаля Маркс говорит о двух фазах коммунизма – низшей и высшей и при этом не называет первую социализмом.

В то время как многие идеи Маркса оказались сколь грандиозны, так и провальны, его концепция человека как субъекта истории осталась непоколебимой.

«Научный социализм, – пишет Энгельс, – представляет собой в существенной части немецкий продукт и мог возникнуть только у нации, классическая философия которой сохранила живую традицию сознательной диалектики, т.е. в Германии». Но, стоит напомнить, что марксизм – плод сочетания немецкой философии, французской истории и английской экономики. Иначе говоря, научный социализм не возник на пустом месте и внезапно, как Минерва из головы Юпитера.

Фердинанд Лассаль и социал-демократия Германии

Фердинанд Лассаль
Фердинанд Лассаль

После поражения революций 1848 г. в Европе социализм перешёл на нелегальное положение. Классики марксизма зрелые годы провели за пределами своей родины. Лишь в 1862 г. Лассаль, ученик Маркса (разделял взгляд учителя на миссию пролетариата), снова поднял социалистическое знамя в Германии. Социализм Лассаля был очень умеренный. Его требования свелись к организации кооперативных производственных ассоциаций, идею которых он позаимствовал у Прудона и Луи Блана. Блестящий оратор, он много общался с рабочими, и ему удалось вызвать массовое рабочее движение в Германии. В 1863 г. им был создан «Всеобщий германский рабочий союз». Его считают отцом социал-демократии.

После его смерти (1864) в рейхстаге заседали депутаты от двух социалистических фракций: лассальянцы и «эйзенахцы» во главе с Вильгельмом Либкнехтом и Августом Бебелем, которых позже станет поддерживать Энгельс. В 1875 году фракции объединились. Но Бисмарк в 1878 г. поставил немецкий социализм вне закона на 11 лет. Тем не менее, число голосов, подаваемых за социалистов, росло: в 1871 году – 101.927, в 1890 – 1.427.298, а главное – молодёжь пошла за ними, что сильнее всего сказалось в армии, куда призывали с 20 лет. Привычный прусский дух был там вытеснен социалистическим.

Смена караула

Марксизм стал к началу ХХ века органической частью интеллектуальной жизни. Появилось множество разновидностей социалистических партий, но общее понимание социализма складывалось под влиянием марксизма. В эту пору на авансцене Германии появляются новые лидеры социализма: Карл Каутский, Роза Люксембург, Карл Либкнехт, Эдуард Бернштейн.

Каутский – ортодоксальный марксист и «ренегат»

Каутский, с которым Энгельс под старость был дружен, стал лидером и самым выдающимся теоретиком германской социал-демократии. После смерти Маркса (1883) Каутский выпускает работу «Экономическое учение Карла Маркса» (1887), в которой популярно, но при этом упрощённо излагает положения «Капитала» (а как быть, если сам Энгельс, разбирая рукописи и готовя «Капитал» к изданию, признавался, что мало, что понял). «Эрфуртская программа» Каутского (1891) стала бестселлером в Европе. Осип Мандельштам назвал её «марксистскими Пропилеями». Основатель Второго Интернационала (1889-1918), он выступил как против радикальных марксистов, так и против ревизии марксизма. В годы Первой мировой войны проявил себя как пацифист. К «эксперименту» большевиков в России отнёсся резко отрицательно, ответил на него работой «От демократии к государственному рабству» (1921), после чего Ленин его иначе как ренегатом не именовал. К тому же Каутский в 1918 году выступил против диктатуры пролетариата, в защиту демократии. Чем дальше, тем больше менялись его взгляды, ибо он шёл в ногу со временем: полагал, что прогресс общества предопределён степенью развития науки и техники, рост которых сопровождается триумфальным шествием индивидуальной свободы. Он верил в перспективу мирного развития капитализма. «Ренегат» да и только!

Ревизионизм Эдуарда Бернштейна, или Бунт на корабле

Личный друг Энгельса, Бернштейн занял позицию на правом фланге германского социализма, выступал за пересмотр и обновление ортодоксального марксизма, считая, что в новых исторических условиях он не работает. Он подверг суровой критике как философское, так и экономическое учение Маркса. Его основные труды: «Проблемы социализма и задачи социал-демократии» (1899), «Эволюционный социализм» (1899), «Возможен ли научный социализм?» (1901). На этот вопрос он отвечал отрицательно, а социализм определял как морально-этический идеал.

Бернштейн был противником революции и диктатуры пролетариата. «Осложнения экономической ситуации, которую предсказывал Маркс, не произошло, и скрывать это – безумие», тем более нет оснований говорить об усилении классовой борьбы. Он утверждал возможность мирного перехода к социализму, и основным средством введения социализма и формой его реализации считал демократию: «Демократия в принципе уничтожит господствующие классы, даже если она пока не в состоянии классы вообще упразднить. Демократия есть высшая школа компромисса». И тут же пояснял: «Компромисс – вовсе не свинский оппортунизм». Бернштейн отрицал положение Маркса о том, что пролетарии не имеют отечества, а потому и необходимость Интернационала. Жизнь, по его мнению, свидетельствует о том, что рабочие ведут себя как граждане тех государств, где они проживают. Ему принадлежит девиз: «Цель – ничто, движение – всё!»

«Весь мир насилья мы разрушим до основанья…»

Роза Люксембург
Роза Люксембург

Лидеры леворадикального движения в германской социал-демократии Роза Люксембург и Карл Либкнехт накануне окончания Первой мировой войны перешли к активным революционным действиям. Сторонники диктатуры пролетариата, они полагали, что в период краха империи рабочие по примеру большевиков в России смогут взять власть. «Социализм не упадёт с неба, – убеждала пламенная Роза. – Его можно завоевать. Пролетариат должен взять судьбу в свои руки, встав к штурвалу социальной жизни!»
Однако Ноябрьская революция 1918-го в Германии привела к установлению парламентской демократии, известной как Веймарская республика. Леваки организовали антивоенный Союз Спартака и подняли в Киле мятеж матросов. На севере Германии под их влиянием стали возникать Советы солдатских и рабочих депутатов. Люксембург вместе с Либкнехтом вышли из СДПГ и создали Коммунистическую партию Германии. Они возглавили вооружённое восстание в Берлине в январе 1919-го, которое было подавлено. «Красную Розу» и Карла схватили и без суда и следствия зверски убили. Полуживую Розу сбросили в Ландверканал, утопили, по словам Бродского, «как погашенную папиросу». А была она пылающим факелом революции.

В Баварии Курт Эйснер, член партии отколовшихся от СДПГ Независимых социал-демократов, в ноябре 1918-го возглавил демонстрацию против монархии Виттельсбахов и объявил независимую Баварскую республику. В феврале он был застрелен монархистом на улице Мюнхена. Последующие волнения привели к созданию Баварской советской республики во главе с Эрнстом Толлером. Она продержалась менее месяца и 1 июня 1919-го была разгромлена. С Ноябрьской революцией было покончено.

Национал-социализм, или Нацизм

В 1920 годы в социалистическом движении Германии действует наряду с радикально-левым коммунизмом радикально-правый национал-социализм. Коммунисты-интернационалисты сулили рай на земле всему человечеству, национал-социалисты – рай для избранной арийской расы за счёт всех других народов. Оба стремились к планомерной и тотальной организации сил общества, были едины и в том, что именно государство должно определять положение человека в обществе. История национал-социализма и большевизма показала, по словам английского философа Э.Геллнера, что «социализм в индустриальном обществе может быть только тоталитарным, а тоталитаризм – только социалистическим». Это же доказывал будущий нобелиат в области экономики Ф.А Хайек в книге «Дорога к рабству» (1944).

Традиции германского национализма имеют долгую историю. Попытки романтиков второго призыва разбудить национальное самосознание немцев в пору нашествия Наполеона особого успеха не имели. На опасность национализма указал Гёте: «Нацией стать понапрасну надеетесь, глупые немцы./ Начали вы не с того – станьте сначала людьми». Испытывая «привязанность к делу человечества», Генрих Гейне всю жизнь сражался с тевтономанами всех мастей. Но национализм живуч. При объявлении Первой мировой войны Германию охватила настоящая национал-патриотическая истерия. Масла подлил в огонь социолог и экономист Вернер Зомбарт своей книгой «Торгаши и герои» (1915), в которой противопоставил отприродный «героизм» и порядок немцев «либеральному хаосу» и утилитаризму торгашей-англичан, этой «нации лавочников». Поражение в развязанной Германией войне обернулось не только материальными лишениями, но жгучей обидой. Именно на попранном чувстве национального достоинства сыграл Гитлер. Чтобы поднять униженную нацию над историей, он дал ей опору в виде идеи расового превосходства. Озлобленная мелкобуржуазная масса требовала решительных действий и охотно приняла нацистский культ силы.

q3w4tarsgdf

Национал-социалисты поднялись к власти на спине мелкой буржуазии, составлявшей почти половину германского народа, самую отсталую и косную его часть, превратив её в таран против рабочего класса и учреждений демократии. На смену «прогнившему индивидуализму» пришёл здоровый коллективизм. Ликвидированный парламентаризм уступил место «фюрерству».

В отличие от лидеров Веймарской республики, национализировавших 50% промышленности и погубившей её некомпетентностью и насильственным планированием, Гитлер не покушался на собственность Круппа и ему подобных, но поставил её под контроль государства, одновременно способствуя её росту военными заказами.

Нацистская идеология опиралась на вульгарный социал-дарвинизм (теории «естественного отбора» следовал идеолог А.Розенберг) и на расистские теории француза Гобино и англичанина Чемберлена (кстати сказать, зятя Вагнера). «Главный источник силы народа – это не армия, а расовая чистота» (Гитлер). На этой почве сложилась религия истинно немецкой крови. Краеугольным камнем национальной политики нацизма был антисемитизм, что обернулось Холокостом, всесожжением евреев.

В Третьем Рейхе (название подчёркивало преемственность имперских притязаний) был установлен контроль за всеми сферами общественной и частной жизни, для чего создан мощный репрессивный аппарат. В РСХА (ведомство безопасности Рейха) вошли СС, гестапо, СД. К концу войны через 1100 концлагерей прошло 18 миллионов человек, 12 из которых погибло.

Хотя партия, которую с 1921 года возглавлял Гитлер, – NSDAP – называлась Национал-социалистической Немецкой Рабочей Партией, это был камуфляж. Речь могла идти только о псевдосоциализме, ибо марксизм (как впрочем, и либерализм) Гитлер ненавидел. Нацисты охотно пользовались обычаями и ритуалами, введёнными в практику социалистами. Идею политической партии, охватывающей все стороны жизни человека от колыбели до могилы, стремящейся руководить всеми его взглядами, первыми осуществили на практике социалисты. Мы все были октябрятами, пионерами, комсомольцами. А у нацистов был гитлерюгенд. У нас был ДОСАФ, у них – организация KdF (Сила через Радость), занимавшаяся массовой физкультурой, туризмом, экскурсиями. Унифицированную форму одежды и приветствия тоже они позаимствовали у социалистов. Ездили в Советскую Россию перенимать опыт создания концлагерей. Даже маршевые песни были общими. До сих пор спорят, кому принадлежит «Марш авиаторов». Пели все.

На негативной программе, на ненависти к врагу, на зависти к тем, кому лучше живётся, легче объединять «массу», чем на конструктивной задаче. В стране победившего социализма уничтожались дворяне и буржуа, а затем в деревне – кулачество как класс, у нацистов – еврейство как главный враг арийской расы.

Старый принцип – кто не работает, то не ест – сменился новым: кто не повинуется, тот не ест. Так была раздавлена оппозиция вначале социалистами, затем нацистами. Получали материальные привилегии, «прикармливались» послушные и преданные.

До сих пор бытует ошибочное мнение, что весь немецкий народ оказался беспомощной жертвой Гитлера и его клики, захвативших власть путём мошенничества и вероломства. На самом деле, как пишет немецкий философ и психоаналитик, основоположник фрейдомарксизма Эрих Фромм в книге «Бегство от свободы» (1941), «в Германии миллионы отказались от своей свободы с таким же пылом, с каким их отцы боролись за неё; они не стремились к свободе, а искали способ от неё избавиться, другие миллионы были при этом безразличны и не считали, что за свободу стоит бороться и умирать».

Чем всё завершилось, известно. Третий Рейх бесславно ушёл в небытие, чего нельзя сказать об идеях национал-социализма. Прошло несколько десятилетий, и рухнул Советский Союз, но идеи социализма живы.

Подводя итоги

Время не стоит на месте. По сравнению с временем Маркса оно не просто изменилось, ушла целая эпоха. Капитализм приобрёл новые черты, обеспечившие его стабилизацию и прочность.

Создавая «Капитал», Маркс искал в экономике закон, который докажет неотвратимость смены капиталистической системы коммунистической. Он его не нашёл.

Требования Маркса ликвидировать частную собственность и свободную торговлю противоречат его собственному признанию, что предпосылкой для возникновения и развития всех наших демократических свобод было возникновение частного капитала и свободной торговли. И это не единственная неувязка.

Понятие пролетариата как «могильщика буржуазии» – одно из главных ненаучных допущений Маркса. Миф о рабочем классе как единственной революционной силе общества завёл в тупик как рабочий класс, так и всё общество. В условиях позднего капитализма главной производительной силой стали работники умственного труда.

Авторы «Манифеста», люди честные и страстные, и не помышляли показать, как нужно действовать практически. Применение на практике доктрин социализма не привело к созданию бесклассового общества. Обещанный социалистами путь к новой свободе оказался путём к диктатуре, тоталитарному государству и столбовой дорогой к рабству.

Под социализмом последнее время стали понимать широкое перераспределение доходов путём налогообложения и институты «государства всеобщего благоденствия», т.е. развитую сеть социального обеспечения.

Социал-демократ, Вилли Брандт, возглавлявший Социалистический Интернационал, в речи, вошедшей в его книгу «Демократический социализм» (1991), признаёт, что «мы вошли в двери, которые нам были открыты и мыслителем Марксом, и его критиком Бернштейном». «Социализм означает для нас скорее проект свободы, который остаётся открытым, остаётся в движении, и тем самым остаётся человечным».

Грета Ионкис

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика