Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / К вопросу о высадке в Нормандии в июне 1944 года

К вопросу о высадке в Нормандии в июне 1944 года

«Удар надо наносить не в Нормандии, а в мягком подбрюшье Европы, на Адриатике».
Уинстон Черчилль.

К вопросу о высадке в Нормандии в июне 1944 годаРассказав читателю о грандиозной подготовке и высадке англо-американского десанта на побережье Нормандии во время Второй мировой войны, я хочу рассказать о напряжённой двухлетней политической борьбе, сопровождавшей это событие. Борьбе между Премьер-министром Британской Империи Уинстоном Черчиллем и Президентом Америки Франклином Делано Рузвельтом.

Кратко говоря, эта борьба сводилась к тому, о чём Черчилль часто писал в третьем томе своей истории Второй мировой войны: «На Средиземном море мы должны взять Сардинию и Корсику и немедленно атаковать Северную Италию, а не прокладывать себе с боями путь на север через весь полуостров. Мы должны немедленно взять и Южную Италию и дойти до Адриатического моря, а затем с удобных позиций повести решительное наступление на Балканы…» В качестве не менее удобного варианта он предлагал захват побережья Эгейского моря с дальнейшим проходом флота в Черное море и соединением с Красной Армией для совместного разгрома немцев в южной части СССР и похода до Германии.

Участвовал в этой напряжённой борьбе и Верховный Главнокомандующий Красной Армии Сталин, причём на стороне этого большевистского диктатора был Президент демократической Америки. Как стало известно после войны, Президент Рузвельт был тяжело болен почти всю войну и умер к напрасному восторгу Гитлера от кровоизлияния в мозг 12 апреля 1945 года, не дожив до победы. Американская пресса и другие средства массовой информации были в те годы совершенно иными, чем теперь.

Нет такой человеческой слабости, и тем более просчёта, которых современная медиа не раздула бы в скандал на весь мир, не считаясь с достоинством и личными чувствами любого государственного деятеля, а тем более Президента страны! Не то было в те далёкие времена. Президент Рузвельт в результате перенесённого в 30-летнем возрасте полиомиелита превратился из высокого, сильного, спортивного человека в инвалида. С тех пор он мог передвигаться только в инвалидной коляске. Если он с трудом вставал, то рядом всегда находился огромный сержант, незаметно поддерживавший Президента, или сын, крупный и сильный мужчина в морской форме. Ноги Рузвельта находились в металлических рамках-подпорках, наподобие прочного внешнего каркаса. Он мог стоять, но не мог передвигаться. Президенту сделали даже специальный автомобиль, которым можно было управлять без помощи ног. Рузвельт с удовольствием ездил на нём и даже возил своего гостя Уинстона Черчилля по парку своей резиденции. Вся американская пресса и прочие средства информации никогда не показывали президента-инвалида и никогда не писали об этом! Практически вся страна даже не знала, что он так тяжело болен.

К моменту начала войны Президенту было пятьдесят семь лет. Годы болезни и мышечного бездействия сильно отразились на нём. Он перенёс несколько инфарктов и микроинсультов. Сосуды его мозга и сердце его были в плохом состоянии. Только этим я могу объяснить его более чем странное поведение при встречах и переговорах со Сталиным с участием Черчилля. Президент тогда уже не мог напряжённо работать и в 1944 году даже два часа работы утомляли его так, что он нуждался в отдыхе. Что же происходило в те дни и годы? При обсуждении места и даты высадки союзники сильно разошлись во взглядах. Профессиональный военный и страстный игрок в поло Черчилль, находился в превосходной форме и, несмотря на 70-летний возраст (а прожил он 90 лет и в последний раз занимал пост Премьера в 80-летнем возрасте), прекрасно понимал, что Сталин заинтересован в случае победы захватить как можно большую часть европейской территории. Да и как было не понять этого такому гениальному политику и человеку, каким был Черчилль? Ведь Сталин начал эту «игру» уже в начале 1939 года с захвата стран Прибалтики и Бессарабии, а через две недели после начала войны захватил и восточную Польшу, поделив её с Гитлером. Как это ни парадоксально звучит для массового читателя, оба диктатора совместно развязали Вторую мировую войну! Нападение СССР на Финляндию осенью 1939 года тоже было частью этой политики. Мало того, как стало известно теперь из рассекреченных документов, Сталин готовился тогда к войне с Англией в её ближневосточных владениях. Молотов обсуждал эти вопросы с гитлеровским Министром Иностранных Дел Риббентропом во время своего визита в Берлин в 1939 году. Молотову предложили обратить внимание на выход к Индийскому океану, и взамен этого предоставить Германии свободу действий в Европе. Сталин, как и прежние руководители России, начиная с Петра Великого, мечтал об Индии и тёплом океане! Eкатерина II тоже собирала армию для индийского похода!

В Кремле же были подробно разработаны планы вторжения в Афганистан, Иран и Индию и планы бомбёжек Суэцкого канала. Черчилль мог не знать этого, но уже сделанных захватов СССР в Европе было для него достаточно! Рузвельт этого не понимал, был исполнен необычайного уважения к советскому тирану и считал его революционером, подобным Джорджу Вашингтону. О Черчилле Рузвельт часто отзывался пренебрежительно вплоть до постоянного вопроса своему другу и помощнику Гарри Гопкинсу: «Ну, что? Старик как всегда был пьян?» Или: «Как поживает наш империалист?»

Известное пристрастие Черчилля к хорошим сигарам и бренди не делало тем не менее прославленного политика слабоумным и недееспособным. Наоборот, Черчилль любил повторять, что алкоголь дал ему много более чем взял от него. И то, как он провёл войну на своём ответственном посту, говорит именно об этом. Он постоянно бывал на фронте от северной Африки до советского фронта в 1940-1945 годах. Не раз бывал в Москве. На европейском фронте он бывал часто до самого конца войны, совершая тысячемильные перелёты в бомбардировщике. Руководителем он был безупречным.

И вот, Черчилль начал настаивать на высадке десанта на Адриатическом берегу в районе Триеста или Дубровника. Оттуда до Германской границы вдвое короче путь, чем из Нормандии (????). Сильных укреплений и гарнизонов у немцев там тоже не было, а итальянцы как военные союзники Германии не принимались всерьёз и самим Гитлером. Уже тогда в Германии ходила шутка о том, что без итальянской помощи можно выиграть кампанию за четыре недели, а с их помощью хорошо, если за восемь. Выгоды высадки в Северной Италииили даже в Греции подкреплялись ещё и тем, что Англия имела в Средиземном море мощный флот и превосходные военные базы в Гибралтаре и на Мальте. Немецкого флота там вообще не было кроме подводных лодок, а Итальянский и Французские флоты были успешно нейтрализованы разгромными нападениями на них с моря и с воздуха Английским флотом и авиацией. Следовательно, для высадки в этих местах не требовалось собирать такие гигантские армии и вооружения как для высадки в Нормандии. Потери союзников были бы намного меньше. Да и кораблей не потребовалось бы в таком количестве.

По свидетельству гитлеровского Министра Вооружений Альберта Шпеера Гитлер в конце 1942 года, как бы проникая в мысли Черчилля, говорил о том, что «если войска союзников высадятся в Северной Италии, то они не встретят там никакого сопротивления. Германских войск там нет, а итальянцы разбегутся кто куда. Таким образом, они смогут отрезать Северную Италию» (См. Альберт Шпеер «Воспоминания» 1997. Стр.342). Но беда была в том, что высадившись осенью 1943 года в Салерно (Южная Италия), союзники не стали интенсивно двигаться на Север. Там шли бои, но достаточных сил для решающей победы союзники там не собрали, ибо вопрос о месте генеральной высадки в Нормандии был уже решён.

Сталину эти разговоры об Адриатике сильно не нравились. Он уже в конце 1943 года мечтал и не без оснований о захвате всей Восточной Европы. При вторжении Союзников в Нормандию, на сильно укреплённые позиции немцев, дальность и трудности пути оттуда к Берлину были очевидны для него не хуже, чем для Черчилля. А вот с мягким подбрюшьем Европы на Балканах дело было гораздо проще. Южная Германия была рядом, а дружественная Югославия во главе с Тито оказала бы войскам вторжения серьёзную помощь. У Тито ко времени вторжения в Нормандию была хорошо вооружённая армия в полмиллиона бойцов. Однако Рузвельт принял сторону Сталина и многочисленные споры с Черчиллем не смогли переубедить Рузвельта. Хитрый интриган Сталин знал об этих разногласиях и тонко играл на предубеждениях демократа Рузвельта к аристократу во многих поколениях и «империалисту» Черчиллю. Не следует забывать и о том, что крупная американская промышленная элита, от которой зависел Рузвельт, хотела ослабления Англии как своего геополитического, торгового и финансового конкурента. Им было ясно, что обширные рынки, где до войны господствовала Англия легко могут перейти к ним. Англия, ослабленная войной беднела, тогда как Америка наращивала в ходе войны свою экономическую, военную и политическую мощь.

На совместных встречах знаменитой тройки Рузвельт, Сталин и Черчилль возникали иногда неприятные моменты, когда Сталин и Рузвельт составляли явную оппозицию английскому Премьеру. В 1943 году в Тегеране Рузвельт даже жил в здании советского посольства по «любезному» приглашению Сталина. Черчиллю и не только ему было совершенно очевидно, что все разговоры Президента со своими сотрудниками подслушивались, записывались, анализировались многочисленным персоналом Сталина и служили для подготовки стратегии переговоров на следующий день. Черчилль был глубоко обижен и оскорблён этим необъяснимым поведением Рузвельта, но сделать ничего не мог. Инициатива, степень участия и главные расходы в войне перешли прочно к Америке.

Черчилль в своем бессмертном трехтомном сочинении «История Второй мировой войны», удостоенном Нобелевской премии по литературе, часто описывал все подробности поведения Сталина и Рузвельта на переговорах и в личной переписке. Черчилль в этом сочинении, многочисленных статьях и выступлениях не раз говорил о крепкой дружбе с Президентом, о том, что он считает такие отношения честью для себя. Однако, как бы в подтексте, внимательный читатель уловит не раз горькие нотки недоумения, разочарования и обиды великого англичанина по поводу, пожалуй, ещё более крепкой дружбы Рузвельта и Дяди Джо, как Черчилль и Рузвельт называли Сталина между собой.

Недееспособность Рузвельта в последние два года войны проявилась не только в неправильном выборе места высадки. Не только в его отношении к Черчиллю и Дяде Джо. К крайнему удивлению обоих Президент настоял на привлечении Китая к делам послевоенной Европы и Мира. Рузвельт добился того, что Китай стал членом Совета Безопасности в ещё не созданной, а только проектируемой союзниками Организации Объединенных Наций (ООН), не имея на то никаких оснований. Китай был слабой, аграрной, отсталой страной, разрываемой на части гражданской войной, устроенной коммунистами. В Китае не было даже настоящего правительства, ибо частью Китая управлял коммунист, ученик и друг Сталина Мао Дзэдун, а другой частью Генералиссимус Чан-Кай-Ши, союзник Америки. Кому достанется власть было совершенно неясно и, следовательно, было неясно, кто же окажется в ООН и Совете Безопасности. Китай коммунистической или какой-нибудь иной. В любом случае Китай не был способен и не имел права решать послевоенное устройство Мира хотя бы потому, что никто в Китае в те годы не принимал в европейских делах никакого участия. Решение Рузвельта нельзя было объяснить ничем, кроме личной симпатии к Чан-Кай-Ши, о которой все знали, или серьёзного недомогания, лишившего Президента способности правильно анализировать ситуацию. Не исключено, что вместе со всем этим Рузвельт выполнял волю руководителей американской промышленности и финансов, желавших вытеснить Англию c огромного азиатского рынка.

Черчилль знал о поведении Рузвельта из своих разведывательных источников. Рузвельт даже «предостерёг» Сталина от обсуждения с Черчиллем как с заинтересованным лицом вопроса о послевоенной Индии» (Черчилль. «История Второй мировой войны». Т.3. Стр. 212. Русское издание.) Не так прост был, следовательно, Сталин, если смог посеять разногласия, временами вплоть до вражды, между великими руководителями западного мира.

Марк Зальцберг. Июнь 2014 г.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках

Автор: РЕДАКЦИЯ

Редакция сайта

Яндекс.Метрика