Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Израиль. Политика в прошлом и сейчас

Израиль. Политика в прошлом и сейчас

Watchtower_rafah_gaza_strip_april_2009

Основной дилеммой израильских политиков в 70-90 годы прошлого века было будущее так называемых «территорий», то есть, Иудеи, Самарии и Газы, занятых Израилем в ходе Шестидневной войны. В течение этих десятилетий израильская политическая карта делилась на два противоборствующих лагеря: правые, отрицавшие всякие переговоры с арабами и требовавшие присоединения «территорий» к Израилю, и левые, поддерживавшие идею переговоров по принципу «территории в обмен на мир» вплоть до основания арабского палестинского государства. Между сторонами шла реальная политическая борьба, и кипели серьёзные страсти. Правые твердили, что именно на этих землях в древние времена жили евреи, располагались еврейские царства, стоял Храм и писалась Библия, а также, что передача территорий в руки арабов приведёт к террору и войне против Израиля. Левые, со своей стороны, призывали забыть о далёком прошлом и руководствоваться существующей реальностью: военная оккупация и власть над миллионами арабов уничтожит Израиль как демократию, так как рано или поздно арабы станут большинством. К тому же, оккупация вызывaет осуждение всего цивилизованного мира и приводит к международной изоляции страны.

Вокруг статуса Иудеи, Самарии и Газы было пролито море чернил и истрачены бесконечные часы телевизионного времени. Пресса, радио, телеканалы, а с середины девяностых годов и интернет-порталы, были заняты этой темой беспрерывно. По отношению к ней формировались политические партии и внепарламентские движения. Не было ни одного серьёзного общественного деятеля, не опубликовавшего своего мнения о территориях. Из-за разногласий о них произошло и убийство Ицхака Рабина в 1995 году. Именно этот премьер-министр предпринял реальные шаги в направлении передачи территорий арабам, создал на этих землях арабскую автономию и раздал арабам массу оружия. Эти действия, по мнению большинства правых катастрофические, велись под общим названием «мирный процесс».

Сегодня, несмотря на то что статус территорий с многочисленным арабским населением не определён окончательно, дискуссия о них почти не ведётся. Передачи о происходящих там событиях довольно редки, журналисты посещают арабские города и еврейские поселения Иудеи и Самарии (из Газы Израиль отступил в 2005 году) тоже не так активно, как 15-20 лет назад. Более того, политики почти не распространяются на эту тему, и жаркие дебаты о территориях ушли в прошлое. В чём причина столь странного равнодушия?

Приходится признать, что основной причиной отсутствия серьёзного обсуждения проблемы территорий в прессе, в обществе и в политических кругах является ощущение тупика. Когда в 2000 году тогдашний израильский глава правительства Эхуд Барак вместе с президентом США Биллом Клинтоном предложили полное отступление с территорий в обмен на мирный договор и декларацию об окончании конфликта, арабы ответили отказом. Сразу после этого началась страшная волна терактов с постоянными взрывами в автобусах и в различных многолюдных местах. Жертвами этих терактов стали сотни людей. Взрывы и убийства пошли на убыль после операции «Защитная стена» (весна 2002 года) и постройки разделительного забора между территориями и основным Израилем. Кроме борьбы с террористами на собственной территории, за последние десять лет Израиль воевал с арабами один раз в Ливане и 3 раза в секторе Газа. И сейчас арабским убийцам удаётся довольно часто совершать теракты, но возможности у них уже не те.

С точки зрения общего развития израильской политической арены, важнейшим последствием этих событий стало полное разочарование в идее мирного процесса. После нескольких лет кровавого арабского террора исчезла всякая надежда на мирное урегулирование конфликта, и на то, что получив территории, арабы прекратят столетнюю войну против Израиля и отправятся строить своё государство. Большей части общества стало ясно – никаких серьёзных партнёров по переговорам у Израиля нет, прочного и долгого мира не будет, и единственно, чего можно ожидать – это бесконечное противостояние и периодические удары по агрессивным соседям, для усмирения.

Вследствие полного неверия в перспективу мирного сосуществования и, одновременно, необходимости предпринимать хоть какие-то действия дипломатического характера, нынешний израильский премьер Биньямин Нетаниягу, придя к власти в 2009 году, предложил создать демилитаризованное палестинское государство, но потребовал признания арабами Израиля как государства еврейского народа. Премьер, несомненно, понимал изначально, что арабская сторона на это не согласится, и его целью было лишь сделать очевидным тот факт, что истинным приоритетом арабов является не создание арабского государства, а уничтожение еврейского. Так и оказалось, и насколько можно судить по прессе, никакие попытки договориться о мире сейчас не предпринимаются. Эта ситуация представляется вполне естественной, если вспомнить о нападении коалиции арабских стран на следующий день после провозглашения государства Израиль в 1948 году с явной целью уничтожить его в зародыше. Именно поэтому не было одновременно создано арабское государство, так как страны коалиции обещали палестинским арабам «всю Палестину» после изгнания евреев. Отказ от своевременного провозглашения государства глава Палестинской Автономии Махмуд Аббас не столь давно назвал крупнейшей исторической ошибкой арабов.

Но агрессор потерпел поражение и был наказан за агрессию. Практически то же самое произошло в итоге шестидневной войны в 1967 году. Стала очевидной жизненная необходимость контролируемых территорий как условия безопасного существования еврейского государства. Право Израиля на мир в безопасных границах признается в известных резолюциях ООН 242 и 338. Несмотря на то что Израиль заключил мирный договор с Египтом и Иорданией, отказался от контроля за сектором Газы, до мирной обстановки еще очень далеко. Израиль систематически обстреливается с территорий Газы, Ливана, Сирии. Уничтожение еврейского государства открыто провозглашается целью Ирана и террористических организаций ХАМАС и ХИЗБАЛЛА.

Тотальное разочарование в каких-либо шансах на примирение привело к существенным изменениям в расстановке израильских политических сил. Если раньше, как и было сказано выше, в парламенте дискутировали правые и левые, то сейчас это разделение в большой степени стёрлось. Это не значит, что парламентская жизнь совсем застыла. В 120-местном парламенте имеются десять партий, среди них еврейские правые, ультра-религиозные, атеистические-центристские и крайне левые, включая один арабский список. Между депутатами, как и полагается в нормальном выборном органе, идёт то вспыхивающая, то затухающая грызня вокруг любых возможных тем. Парламентарии стараются высказать своё мнение даже по самым второстепенным вопросам и регулировать всевозможные стороны жизни граждан, от количества выходных дней у наёмных работников до величины компенсации семьям жертв аварий, борьбы с насилием среди молодёжи, незаконной рыбалкой и налогообложением аренды торговой площади. И лишь проблему территорий они теперь обсуждают весьма редко. Отступление к границам 1967 года считается прямой угрозой безопасности Израиля, а в идею создания палестинского государства сегодня почти никто не верит. И даже в программе радикальных левых этот принцип записан более как декларация, чем как реальная программа действий. На последних выборах эти радикалы едва прошли электоральный барьер. Плачевные результаты ранее сделанных уступок (выделение территории для образования Палестинской Автономии, уход из Ливана и сектора Газы) решающим образом подорвали позиции левого лагеря. Правые и центристы получили абсолютное большинство. Конечно, никто не знает будущего, и неизвестно, какова будет расстановка сил в парламенте через пять или десять лет. Но на данный момент, у сторонников отступления нет на выборах никаких шансов.

История любой страны иногда разворачивается под влиянием обстоятельств, с этой страной мало или вообще никак не связанных. Так произошло с Израилем и с «арабской весной», то есть, с серией народных восстаний, начавшейся на Ближнем Востоке в конце 2010 года и стоившей престола или даже головы нескольким арабским диктаторам. В начале многие западные политики (в том числе, президент Обама) и обозреватели радовались этим событиям, по странной наивности видя в них признаки демократизации региона, почти никогда не знавшего ничего, кроме брутальной тирании. Но вскоре арабы показали, на что они способны: их «весна» выродилась во взлёт крайнего исламизма и в бесконечную межплеменную бойню с десятками и сотнями тысяч жертв и миллионами беженцев.

Арабо-израильский конфликт не был среди причин этого явления, и в основном, оно было связано с процессами, происходившими внутри арабского мира. Но с точки зрения Израиля, потоки сообщений об изуверствах, геноциде и массовых убийствах, которыми уже шестой год сопровождается «свободное волеизъявление» диких и кровожадных племён, стали ещё одним доказательством того, что передавать земли под их суверенитет и ответственность было бы крайне опасно, чтобы не сказать безумно. Такая территория сразу станет плацдармом для антиизраильских атак и, в более отдалённой перспективе, для новой войны. И поэтому, несмотря на отсутствие прямой связи между Израилем и «арабской весной», похоже, что именно это событие стало последним аккордом реквиема по идее об обмене Иудеи и Самарии на мирный договор с арабами.

У «арабской весны» есть ещё один аспект, который может повлиять не только на внутреннюю израильскую политику, но и на международное положение страны. Этим аспектом являются вышеупомянутые сотни тысяч беженцев, спасающиеся от кровавой анархии и власти бандитских формирований на просторах развалившихся ближневосточных государств. Попав в Европу, эти беженцы ведут себя не как люди, спасающие свои жизни, а как новые хозяева континента. Они открыто показывают нежелание признавать местные порядки и крайнюю агрессивность, что было продемонстрировано недавней серией массовых изнасилований в ряде европейских городов. Многие заявляют о желании ввести в христианском мире ислам и жизнь по шариату и провозглашают: «Вы будете молиться аллаху или умрете!»

Совершенно не готовая к такому повороту событий Европа ощетинивается заборами при виде колонн выходцев с Востока. Антиэмигрантские настроения растут. Не скованная приличиями молодёжь поджигает общежития, палаточные лагеря, мечети и другие места скопления мусульман, респектабельные политики говорят о намерении выслать часть новоприбывших и предъявить жёсткие требования оставшимся. И может быть, сейчас, при столь очевидном столкновении двух цивилизаций на европейской земле, станет более понятно, что Израиль борется исключительно за выживание в экстремально враждебной среде. Поместите на место Израиля любое государство – и оно будет вынуждено делать то же самое или погибнуть.

Михаил и Самсон Коган, Израиль

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика