Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Новости / Гугуша как зеркало узбекской политики

Гугуша как зеркало узбекской политики

В последние несколько месяцев международные СМИ регулярно посвящают объемные материалы Гульнаре Каримовой, старшей дочери президента Узбекистана Ислама Каримова. Основная интрига этих материалов состоит в том, что авторы на основе наглядных событий строят гипотезы о скрытых движениях в узбекской политике. Богатым источником пищи для этих гипотез и интерпретаций, помимо новостей, служит твиттер Каримовой, который она ведет на трех языках (узбекском, русском и английском), а также ее интервью, которые она с готовностью дает западным изданиям.

Гульнара Каримова Фото: committed4.rssing.com
Гульнара Каримова Фото: committed4.rssing.com

Сюжетная канва состоит в том, что первоначально Гульнара Каримова, обладательница степеней по разным специальностям, фигурировала в медиапространстве как успешная предпринимательница и творческая личность (певица Googoosha), делающая также многообещающую политическую картеру. В конце 2000-х о ней говорили как о вероятной наследнице отца на посту президента страны. Затем к этому добавился громкий скандал в связи с шведско-финской телекоммуникационной корпорацией TeliaSonera. В 2012 г. началось расследование ее деятельности, в ходе которого были установлены финансовые махинации и их связь с Каримовой. Вскоре после этого у Каримовой появилась новая ипостась правозащитницы, борющейся с репрессивным режимом в стране, установившимся при ее отце. Наконец, в последние месяцы стали поступать сообщения о том, что ее бизнес-деятельность подвергается атакам со стороны узбекских властей, а ее политическая карьера находится под угрозой.

Такова общая история, в которой наблюдатели находят лакуны и в ряде случаев пытаются их интерпретировать. Одним из наиболее неясных моментов в этой истории представляется расстановка сил в нынешней узбекской политике: «Мало что известно о том, как распределяется власть между президентом, службами безопасности и различными соперничающими кланами, которые, по слухам, добиваются влияния, — пишет армянское издание ArmenPress. — Тот факт, что Каримов не предпринимал мер, свидетельствующих о политической конкуренции, и не делал никаких намеков на стратегию передачи власти, равно как и постоянные слухи о его слабом здоровье, вызвали множество пересудов о дальнейшей судьбе этой экономически нестабильной страны со стратегически значимым географическим положением.

Политическое влияние Каримовой пошло на спад с прошлого года, когда начались санкционированные властями рейды на многочисленные компании, предположительно принадлежащие Каримовой или находящиеся под ее косвенным контролем». Информационным поводом к этой публикации стал арест нескольких человек из близкого окружения Каримовой, в числе которых армянка Гаяне Авакян – «правая рука» Каримовой и связующее звено между ней и TeliaSonera.

В ноябре в американском издании Daily Beast появился текст анонимного автора под названием «Твиты Гульнары Каримовой намекают на борьбу за власть в Узбекистане». Первое странное событие — это внезапное и быстрое (всего за один месяц) падение Каримовой как политически влиятельной фигуры. «Счета холдинговых компаний, связанных с Гульнарой, также были заблокированы, согласно радио «Свободная Европа». «Они перекрывают ее источники дохода», — сообщает хорошо информированный источник». Далее автор приводит высказывания комментаторов, которые считают, что Каримова, замешанная в европейских коррупционных скандалах и теперь еще регулярно высказывающаяся в твиттере, стала слишком тяжелой обузой для престарелого президента-автократора.

Далее автор также ссылается на стратегически важное положение Узбекистана в Центральной Азии и на наличие в стране богатых природных ресурсов. За счет этого узбекским властям удается избежать давления со стороны европейских партнеров, которым удобно пользоваться этими достоинствами, закрывая глаза на регулярные правонарушения со стороны государства в отношении граждан, а также скрытность узбекской политики. Твиттер Каримовой, по мнению автора, на этом фоне представляет собой необычный феномен, так как он стал транслировать то, что прежде невозможно было выяснить. «Усиление прозрачности в авторитарном Узбекистане как следствие Гугушиных невзгод, вероятно, окажется важнейшим – и неожиданным – филантропическим актом со стороны Гульнары».

Текст в Washington Post, в отличие от предыдущих примеров, представляет довольно прямолинейную трактовку: «Ее противоречивые цели – усилить свое влияние на родине и завоевать международную популярность – привели в последние года к обратным результатам, отчасти потому, что ее многомиллионное состояние преимущественно наживалось втайне от ее соотечественников». Этот текст не пытается интерпретировать события как явные признаки скрытых перемен, а, наоборот, представляет нынешнее положение дел как закономерное следствие неразумно подобранной стратегии, а саму Каримову как выскочку с большими, но нереализуемыми амбициями.

BBC опубликовала очень подробный материал, в котором описаны разные этапы карьеры Каримовой. В отличие от предыдущей интерпретации, основная идея в том, что Каримова находится в центре неявного политического противостояния с трудно прогнозируемым исходом: «Пусть власть Каримовой существенно уменьшилась, но при наличии денег, которые у нее есть, и притом что ее отец все еще у власти, а также при ее осведомленности о происходящем списывать ее со счетов преждевременно. Что произойдет дальше, зависит от ее отца. Два десятилетия Ислам Каримов держал Узбекистан в ежовых рукавицах. Но сможет ли узбекский король Лир контролировать свою собственную непокорную дочь?».

NY Times развивает тему специфической конфигурации, которая сложилась в результате активности Каримовой в твиттере. Авторитарный режим, давно избавившийся от независимых журналистов, а в последние месяцы закрывший еще и ряд телеканалов, столкнулся с тем, что источником неугодного вещания стала фигура, расправиться с которой обычными методами невозможно. «Даже будучи просто семейным конфликтом, разыгравшимся до масштабов голливудского скандала, эта история может оказать серьезное влияние на жизнь миллионов людей, а также на планы по выводу американских войск из Афганистана, граничащего с Узбекистаном». Отчасти, по мнению автора, ситуация типична для авторитарной страны: стареющий президент, перспектива перехода власти и закономерное усиление напряжения.

«Лишь немногие люди внутри страны действительно понимают, что представляет собой эта игра, — цитирует автор комментарий Скотта Хортона, специалиста по Центральной Азии из Columbia Law School. — Очевидно только, что положение Каримовой изменилось». Еще одна версия из того же материала: «Некоторые аналитики полагают, что семейная вражда – это в какой-то мере уловка, чтобы отграничить зарубежные активы, связанные с именем Каримовой, от других активов семьи в Европе, на случай если расследование заинтересуется еще и ими».

«Так как госпожа Каримова теперь, очевидным образом, выбыла из состязания, — заключает автор, — вопрос наследования власти в Узбекистане сводится к двум фигурам: премьер-министру и заместителю премьер-министра, в то время как глава национальной службы безопасности Рустам Иноятов претендует на роль манипулятора, от которого зависит, кто в итоге окажется у власти».

Анна Сакоян
polit.ru

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика