Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Общество / Фейс Буки (fb999). Ужасное зрелище

Фейс Буки (fb999). Ужасное зрелище

Юрий Самодуров

4 мая 2016 года. Звонок в дверь. Выхожу, открываю. Стоит женщина средних лет. Она: «Здравствуйте. Я агитатор. Как вас зовут? Номер домашнего телефона вы не скажете? Ответьте, пожалуйста, на несколько вопросов: вы будете участвовать в праймериз Единой России? » – я: «не буду». Она: «Как вы относитесь к Единой России?» – я: «Отрицательно». Она: «А как относитесь к кандидату А.Б.Выборному? » – я «Отрицательно». Она: «Телефон вы, конечно, не скажете».

Виталий Щигельский

Неграмотный обыватель живет в вечном парадоксе чувств: ненавидит либералов и демократов, и при этом же боготворит Жириновского – лидера Либерально-демократической партии России.

Пребывание в вывернутой наизнанку реальности – в утробе «человека для государства», переваривает обывателя в колбасу, облаченную в спортивный костюм или камуфляж…

Колбасобыватель одновременно и потребитель и потребляемый, легко принимающий форму любой оболочки, безвкусный, бесчувственный, живущий заблуждениями, и потому весьма жизнестойкий.

Maralik-RublevkaАртур Кангин

Георгий ДАНЕЛИЯ

Помните, у Ильфа и Петрова в «Золотом теленке» подпольный миллионер Корейко пошел гулять с Зосей? Она сказала, что «хорошо бы в кино сходить». А билеты стоили по десять копеек. Корейко посчитал это дорогим удовольствием, а у самого в кармане в папиросной коробке лежало десять тысяч рублей. Но он боялся их доставать. У нас же сейчас никто ничего не боится. Какие свадьбы устраивают миллионеры, какие дома возводят! У помощника прокурора замок стоит огромный! Я бывал в Барвихе на Рублевском шоссе. Зрелище ужасное. Чем хорош загородный поселок? Ты приезжаешь на свободу. А там возникает ощущение, что приехал в какую-то тюрьму. С одной стороны высокий кирпичный забор, за которым ничего не видно, и с другой стороны такой же забор.

Ganna Oganesyan

Звонила в финансовый отдел, из которого уже несколько месяцев не платят за сделанную работу (снимают вовсю, а за сценарий никак не платят). Нежно спросила: «Когда же?» Меня так же нежно пожурили, мол, такой великий праздник скоро, а я опять о бабле. Я устыдилась. И то верно, не для того же побеждали, чтобы я гонорар свой клянчила. Перед Пасхой даже было неловко звонить… Где Спаситель, восставший из мертвых, и где мой жалкий гонорар. Дождусь будней. Если они будут.

Сергей Чупринин

Тамбов.

В картинной галерее – а это, на минуточку, Рокотов, Боровиковский, Брюллов, Айвазовский, Поленов, Серов, Фальк – мы были одни-одинешеньки.

В абсолютно чудесном Доме Асеева – жемчужине Тамбова, – кроме нас, была еще одна женщина с ребенком.

…Я отнюдь не укоряю тамбовчан и гостей города в небрежении культурными ценностями.

Хочу лишь надеяться, что эта недовостребованность не станет для начальства поводом закрыть и музей, и картинную галерею – как закрывают повсеместно книжные магазины, библиотеки да хоть бы даже и литературные журналы.

Irina Akc

Вот такая еще памятная запись – немного ущербная, потому что фамилии я никогда не знала. Наверное, никто уже не вспомнит… Это была бывшая одноклассница моей двоюродной бабушки. Ее звали Фаня Израилевна, и она всю войну прослужила военным цензором. Вычитывала письма на фронт и с фронта, вымарывала черной тушью секретное-недозволенное. А еще – должна была докладывать, если обнаруживала крамолу. Это «благодаря» кому-то из таких цензоров попал с фронта прямо в лагерь Солженицын – что-то не то написал. Фаня Израилевна работала по 12-14 часов, читала письма на идиш. Их было много. Рядом с нею другие цензоры читали – по-грузински, по-армянски, на всех языках… И вот она вспоминала: кто русские письма читал – те «сдавали» письма с крамолой, но не со зла и не от коммунистической убежденности, а потому что боялись провокации: вдруг это их проверяют? По-русски же все читать умели. А вот в письмах «на экзотических языках» – просто вымарывали «крамолу» и отправляли по указанному адресу. Из «национальных» цензоров на ее памяти никто ни разу не донес: своих не сдают. Наверное, она спасла не меньше жизней, чем средний санинструктор или медсестра…

От редакции. Особенности орфографии, пунктуации и стилистики авторов сохранены.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика