Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Есть ли мирные граждане и мирные города у воюющих государств?

Есть ли мирные граждане и мирные города у воюющих государств?

«Сочувствие к врагу во время войны считается преступлением».
Илья Эренбург

8310955460_e3d62b3190_o

Мы опять слышим разговоры наших либералов о том, что, воюя с армиями террористов-мусульман, мы должны наносить «хирургически точные удары», чтобы ни один мусульманин из так называемых гражданских не потерпел никакого убытка и тем более не был убит. Эти разговоры могут вести только люди ничего не понимающие в военном деле и не знакомые даже с историей войн недавнего времени. Мечты о хирургических ударах в бою сродни тем благим намерениям, которыми вымощена дорога в Ад. Давайте, читатель, посмотрим, как на самом деле ведётся война, когда на карту поставлено существование отечества и решается вопрос – победа или гибель нации.

Читайте также Как вы оцениваете вероятность Третьей мировой войны?

Начнём с цитаты! «Наш военный потенциал, наша транспортная система разрушаются в таких масштабах, что легко представить себе наступление такого времени, когда у нас, так сказать, не останется буквально ничего». Эта выдержка из дневника Иозефа Геббельса от 16 марта 1945 года о воздействии союзнической авиации на Германию как нельзя лучше защищает командование авиации союзников Англии и Америки от обвинений наших идиотов-либералов в «бесчеловечных бомбардировках мирных городов Германии».

Эти бессмысленные обвинения наряду с обвинениями в «бесчеловечным применении атомных бомб» против Японии занимают в американской прессе и обществе далеко не последнее место в серии нападок либералов на практически все жизненные устои Америки, а не только на военных, и даже на здравый смысл. Германия капитулировала через полтора месяца после того, как Геббельс написал эти строки. И капитулировала именно потому, что ни воевать, ни жить было невозможно. Германия потеряла всё!

Либералов, стремящихся устроить жизнь согласно их железным, мёртвым схемам и готовых стереть в порошок каждого несогласного, особенно если этот несогласный говорит о том, что мир устроен иначе, всегда было немало. Ещё Гейне 180 лет назад называл их «пещерными санкюлотами». Можно вслед за гениальным немецким поэтом назвать их пещерными уравнителями. По их представлениям даже на войне цена жизни агрессора равна цене жизни соотечественника. Бред!

Практически только такими выдержками из дневников и книг выдающихся нацистов вроде Иозефа Геббельса или Альберта Шпеера можно было бы заполнить всю статью на эту тему. Шпеер писал в своих мемуарах, что уже в середине октября 1944 года не только ему, министру военной промышленности, но и Рейхсмаршалу Герингу, Командующему ВВС Германии, было ясно, что война проиграна. Транспортная система была разрушена. Большинство крупных и мелких промышленных предприятий перестало существовать! В стране не было топлива, бензина, электроэнергии и запасов продовольствия. Всё это сделала стратегическая авиация союзников, разрушившая страну бомбами, сброшенными с тысяч четырёхмоторных бомбардировщиков, круглосуточно бомбивших города Германии. Ведь транспортные узлы обязательно сосредоточены в крупных городах! Часто в центре города.

Однако, для тех читателей, кто не знает Второй мировой войны так, как знает её автор этой статьи, придётся сделать пояснения и даже некоторые расчёты, чтобы доказать то, что является смыслом заголовка статьи, а именно: «У воюющих стран не бывает и не может быть мирных городов и мирного населения». В 1941-1945 годах в СССР самым популярным был лозунг «Всё для фронта, всё для победы». И руководители Германии понимали это. Они первыми, с 1939 года, начали ковровые бомбёжки Лондона и Ковентри, Белграда и Варшавы, Ленинграда и прочих городов Европы. Цель любой войны – победа. Любой ценой!

Начнём с того, что неизвестно для многих штатских читателей. Самым главным оружием войны являются не танки или самолёты. Самым главным оружием современной войны являются железные и отчасти автомобильные дороги. Если бой одного только фронта Второй мировой, а их было несколько, требовал для каждой стороны в сутки от 1000 и до 1200 вагонов боеприпасов, техники и живой силы, то становится ясно, что разрушение дорог и транспортных узлов противника является первостепенной задачей воюющих сторон. Следующим по важности следует считать моральное и физическое состояние людей тыла. Вот ещё одно высказывание Геббельса на эту тему. «Нас бомбят днём и ночью, нанося тягчайший урон нашему жилому фонду и военному потенциалу». В другом месте он пишет о том, что «В западных и юго-западных районах страны воздушные тревоги почти не прекращаются; население день и ночь сидит в бомбоубежищах, которые всё больше превращаются в рассадники пораженческих настроений. Спокойных минут, когда можно двигаться по улицам, вообще больше не бывает». Здравомыслящий человек понимает, что в такой обстановке «мирным» людям невозможно работать, отдыхать и даже поддерживать нормальную гигиену и питание, т.е. своё здоровье, а многим и негде жить! А ведь эти «мирные» люди создают оружие и боеприпасы, поставляют на фронт солдат, ещё вчера «мирно» сидевших под землёй, пекут хлеб, ухаживают за ранеными. Геббельс пишет и о том, что беспрерывные ночные налёты на Берлин делают его жизнь совершенно невыносимой. Он не спит, не может иногда и поесть! Он никогда не может отдохнуть и находится в таком нервном напряжении, что даже не очень сложная работа его до крайности утомляет. Кроме того, он буквально снедаем страхом за жизнь своих шестерых малолетних детей. А ведь он один из высших руководителей государства и от физического и психического состояния его и его коллег зависит напрямую ход войны. Гитлер со своим ближайшим окружением и штабом с начала февраля 1945 года переселился на глубину 15 метров в подземный железобетонный бункер, куда его загнала союзная авиация. Но и там всё содрогается от постоянных взрывов бомб, а от спёртого воздуха, сырости и отсутствия дневного света население бункера страдает постоянными головными болями и тоже не может нормально работать, отдыхать и спать. Нужно быть просто глупцом, чтобы считать единственной целью бомбардировки «мирных» городов примитивное убийство людей. Это слишком дорого финансово и ещё дороже вследствие потери лётчиков, которых обучают годами, потери очень дорогих и дефицитных самолётов и боеприпасов. Нет, цель была одна, как можно скорее закончить войну, как можно скорее поставить Германию на колени!

segethh

Какими ещё иными способами, спрошу я читателя, можно было так эффективно и отрицательно влиять на высшее руководство страны. На её промышленность и моральное состояние всего населения. Не могли же Черчилль и Рузвельт из ханжеского человеколюбия во время войны отказаться от столь эффективного метода деморализации немецкого народа и правительства! Кроме того, американский и особенно английский народы оказывали серьёзнейший нажим на своих лидеров, понуждая их решительно действовать, не дожидаясь второго фронта. Особенно при этом подчёркивалось то, что Красная Армия и советский народ в одиночестве несут колоссальные жертвы, приближая победу и спасая Англию. Следует непременно упомянуть о том, что большинство конструкторов и инженеров по вооружению работают в крупных городах во всех странах мира. Разрушение таких КБ и лабораторий, убийство умственной элиты противника во всяком случае не менее эффективно, чем разрушение завода по производству танков или боевых самолётов. Возможно ли точечное разрушение только мест работы этих гениев войны без того, чтобы разрушить несколько кварталов города. В те времена не существовали бомбы и ракеты, попадающие точно в окно или в дверь. Погибни при бомбёжке такие таланты как Вернер фон Браун или Вилли Мессершмит и не было бы разрушения Лондона ракетами Фау-1 и Фау-2. Не было бы у немцев и реактивных самолётов. Ради чего было жалеть этих гениев? Шла война! Они служили Гитлеру! Они уничтожали Англию! Каждый стоил как минимум дивизии!

Отметим ещё один важный момент воздушной войны. Министр военной промышленности Германии Альберт Шпеер писал в своих мемуарах о том, что более 10000 зенитных орудий калибра 88 мм. защищали небо Германии. И это значит, что эти пушки не могли использоваться как высокоэффективные противотанковые и зенитные орудия на Восточном и Западном фронтах. Эти пушки обладали такой мощностью, что их снаряды пробивали насквозь даже тяжёлые танки, такие как советские «КВ», «ИС» или английские «Матильда» и «Черчилль», не говоря уже о средних советских Т-34 и американских «Шерман». А обслуживали эти пушки более 500000 солдат и офицеров на территории Германии, вместо того чтобы драться с противником на фронте. Взвесьте, читатель, как эффективно могли быть использованы немцами эти силы на фронте. Это около 40 дивизий! Да прибавьте колоссальный расход снарядов и прочих материальных средств на воздушную оборону. Ведь из 100 посланных в небо снарядов только один имел шанс сбить самолёт! Подвоз боеприпасов, медикаментов, продовольствия и личного состава требует автомобилей, поездов и расхода дефицитных бензина и угля. Не забудем и того, что тысячи самолётов-истребителей Германии оставались в тылу, защищая Германию от бомбёжек, вместо того, чтобы воевать на фронте, уничтожая живую силу и технику противника. И так во всём.

Нет ничего глупее, чем считать успехи в войне только успехами на фронте. Война – это прежде всего война экономик, дорог и морального состояния воюющих. Следует вспомнить и слова Черчилля о том, что доблестные русские войска теряют сотни тысяч солдат, тогда как союзники не имеют столь обширного контакта с немцами. «Должны же мы хоть в небе над Германией драться подобно русским». И союзники доблестно дрались в этом небе, не жалея себя! Англичане потеряли при бомбёжках 50000 человек экипажей самолётов и американцы 25000. Такая разница объясняется тем, что английские лётчики бомбили ночью, а американские днём, что значительно легче. Да и начали англичане гораздо раньше. В 1944 году 4100 бомбардировщиков союзников сбрасывали на города Германии ежедневно 35000 тонн бомб! И даже это чудовищное количество не позволило закончить войну в конце 1944 года, хотя от Берлина Красную Армию отделали всего 80 километров. Вы представляете себе, читатель, когда бы кончилась война, если даже полностью разрушенная с воздуха Германия смогла продержаться ещё четыре месяца?!

Без этих «варварских» бомбёжек, по расчётам Генерального Штаба союзников, война с Германией длилась бы минимум до января 1946 года. Об этом писал и Альберт Шпеер в своих мемуарах. И снова напомню о колоссальных количествах крупнокалиберных 88 мм. зенитных орудий и о 500000 бойцов ПВО, которые при отсутствии бомбёжек оказались бы на фронте. На фронте оказались бы и тысячи самолётов ПВО, тысячи тонн боеприпасов и прежде всего дефицитной к концу войны взрывчатки. И одной из главных целей этого «варварства» было связать все эти силы и средства на территории Германии, спасая тем самым десятки тысяч своих бойцов на фронте. Разрушение как таковое не было и не могло быть целью. Зачем же разрушать то, что вскоре окажется в руках союзников и начнёт работать на них? Цель была одна – скорейшее окончание войны!

А теперь перейдём к деталям. Две последовательные бомбёжки города Швайнфурт привели к разрушению заводов, выпускавших 80% национального производства различных видов подшипников. Особенно подшипников качения. Без них нет двигателей, колёс всех видов транспорта, вращающиеся башен танков и прочего военного оборудования. Нет даже станков для его производства! Бомбежки были капитальные с участием в одном налёте до 1000 и более четырёхмоторных бомбардировщиков. «Мирный» Швайнфурт ничего кроме подшипников не производил в ощутимых количествах. «Мирный город! Варварская бомбёжка», вопят либералы! А эта бомбежка не раз приводила к тому, что две недели после неё в Германии не производились танки, самоходные орудия и даже самолёты. И их были сотни!

Другое «мирное» производство синтетического бензина было несколько раз разрушено подобным же образом. В результате 1200 новейших реактивных самолётов Мессершмит-262 оставались на земле до окончания войны. Им летать было не на чем! Много потерь принесли бы они самолётам союзников с поршневыми двигателями. Ведь эти Мессеры летали со скоростью на 160 км/час быстрее самолётов союзников и СССР.

Пресловутая бомбардировка Дрездена, о которой либералы вопиют как о варварской, бессмысленной и бесцельной, потому что там, дескать, не было военных объектов, на самом деле привела к полному, многодневному параличу одного из крупнейших железнодорожных узлов Германии. Через него на Восточный фронт шли эшелоны со всей страны с войсками, боеприпасами и прочим военным имуществом. И всего этого там скопилось в ожидании отправки огромное количество! А отправлять было невозможно. Железные дороги были разрушены надолго! Либералы предпочитают решать дилемму: бомбить или нет, в пользу спасения населения и собраний коллекций культуры в дрезденских дворцах-музеях, знать не желая о том, что за счёт спасения дворцов и немцев были бы убиты десятки тысяч советских и союзных солдат. Очевидно, американский либерал ценит жизнь своих и советских воинов гораздо ниже, чем жизнь врагов и тем более произведения искусства страны, развязавшей войну Вам, читатель, решать, что являлось бы истинным варварством. Задача несложная. В отчёте ВВС союзников за 1945 год отмечено, что из девяти целей при бомбёжке Дрездена семь из них были сортировочными железнодорожными узлами города, одна промышленная зона и только один раз как цель указывался сам город.

Впоследствии и широкой публике стало известно, что в Дрездене работало 110 предприятий, производивших военную продукцию, и там работало 55000 человек. Да и как могло быть иначе в седьмом по величине городе Германии и третьем по количеству сходившихся к нему железных дорог? В городе, где, как и во всех других городах Германии, к концу войны всё работало исключительно для фронта. В конце концов, это был обычный, большой нацистский город, и у властей не было никакого резона избавлять его от серьёзного военного производства. Берлин и то не избавили! Там танки делали. Ведь, начиная войну, Гитлер и его банда предположить не могли того, что случилось в конце её.

Наши либералы совершенно не упоминают в своей «критике» о систематическом разрушении Лондона, Варшавы… Ленинграда и его бесценных пригородов-дворцов XVIII века. Небезынтересно будет узнать читателю, что геббельсовская пропаганда пользовалась гнусными фразами и сравнениями, которые почти буквально повторяют теперь наши либералы, точно как и немецкая пресса тех времён, с целью очернения и демонизации союзного командования! Немецкая пресса называла их убийцами детей, вандалами и людоедами. И даже число жертв среди населения Дрездена увеличивали в десять раз против реального. А не лучше ли вспомнить, кто начал ковровые бомбёжки городов Европы? Альберт Шпеер в своих мемуарах писал, что Гитлер в 1940 году, просмотрев снятый его лётчиками документальный фильм о массовых пожарах Лондона после очередной ковровой бомбёжки, с горящими от радостного возбуждения глазами говорил о том, как прекрасно будет пылать Лондон, если его засыпать не фугасными, а зажигательными бомбами. Ведь Лондон превратится в море огня, говорил Гитлер, и Англии придётся сдаться! В той же книге Шпеер прямо писал о том, что если бы союзники не прекратили по непонятной причине бомбардировки подшипниковых заводов Швайнфурта в апреле 1944 года, то (цитирую) «до конца этого года нам бы очень скоро пришлось капитулировать, т.к. производство танков, самолётов и автомобилей остановилось бы полностью». Не следует, я думаю, подробно объяснять, что заводы эти находились не в пустыне, а в самом городе, населённом «мирными» жителями, которые очевидно только по странной прихоти, делали эти злосчастные подшипники. То же было и в СССР, где 60% всей электронной и оптической промышленности страны сосредоточилось в Москве. Там же, практически в центре города, находилось почти всё подшипниковое производство страны. Я не раз бывал на этих заводах в 1957-1968 годах. Какой умный человек будет рассуждать о морали или о её отсутствии у руководителей Англии и США, принявших решение бомбить такие города? Капитулируй Германия весной или осенью 1944 года, сколько тысяч молодых воинов союзников, Красной Армии, да и немцев, было бы спасено или не искалечено навсегда! Черчилль говорил, что морально в войне только одно – иметь праведную цель и закончить войну как можно скорее. Воевать же праведными методами можно только в написанных либералами книгах. В жизни это невозможно! Война всегда и везде дело кровавое и грязное.

И вот ещё пример того, как эффективно действуют бомбардировки «мирных» промышленных объектов, не производящих ничего кроме «мирной» электроэнергии. Английские бомбы пробили дамбу водохранилища в Руре, центральном районе военного производства Германии. Хлынувшая через пролом вода, конечно же, погубила тысячи жителей и залила сотни гектаров пашни. Но не это было целью бомбардировки. Огромный промышленный район лишился электричества почти на два месяца! Надолго остановилось производство стали и угля, боеприпасов и вооружения. Объяснять тут нечего и лучше всего закончить повествование ещё одной цитатой из Геббельса: «Наши электростанции в самом Берлине, а также линии электропередач сильно разрушены, так что в результате у нас в столице даже важнейших отраслях военной промышленности (подчёркнуто мною) возникла огромная безработица». Это было написано 3 марта 1945 года, менее чем за два месяца до безоговорочной капитуляции Германии и самоубийства Гитлера и Геббельса.

Нет в воюющей стране ни мирных городов, ни мирных жителей, а проявлять сочувствие к людям противника следует только тогда, когда они стали пленными людьми. Многовековая традиция требует гуманного обращения с ними и с мирным населением врага только тогда, когда это население оказывается на захваченной территории, ибо становится действительно мирным с момента захвата. Выдающийся советский писатель и журналист Илья Эренбург справедливо писал, что сочувствие к врагу во время войны является преступлением. Я хорошо помню войну и подтверждаю, что любой советских гражданин тех времён именно так и думал. Не было в СССР семьи, не потерявшей близкого человека в 1941-1945 годах! Тысячи городов и деревень были разрушены немцами дотла! Миллионы навсегда искалеченных молодых людей вернулись домой, миллионы молодых женщин не нашли себе мужей. Судить о событиях следует с позиций людей, непосредственно в них участвовавших. Легко теперь либералу, сидя в удобном кресле перед компьютером, судить о делах давно минувших дней. Вот потеряй он хотя бы палец на руке, не говоря уже о сыне или дочери, заговорил бы как нормально думающий человек.

И не было в СССР тогда человека, который не желал бы уничтожения всех немцев до последнего. Кто имеет право судить их теперь?

Марк Зальцберг

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика