Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Культура / Двухтысячелетний Кёльн, или Минувшее проходит предо мною…

Двухтысячелетний Кёльн, или Минувшее проходит предо мною…

К 2000-летию Агриппины, давшей имя Кёльну

Hohenzollernbrücke_Kölner_Dom

В начале ХХ века Александр Блок, не стыдясь, признался: «Мы любим всё: парижских улиц ад/ И венецьянские прохлады,/ Лимонных рощ далёкий аромат/ И Кёльна дымные громады». На исходе этого века моя коллега, посетившая Кёльн, стоя у Собора, спросила в недоумении: «А где же дымные громады Кёльна?!» – «Они перед Вами!». Да, дымные громады Собора сегодня олицетворяют Кёльн, венчающие его две башни – логотип города.

Феликс Гимельфарб (в прошлом профессор МГУ), переселившись в 1995 г. на берега Рейна, погрузился в изучение истории Германии и решил поделиться накопленным с перебравшимися сюда земляками. На стыке веков родились «Страницы германской истории. Племена, королевства, империи», а в конце 2015 г. он выпустил 600-страничную книгу «Колония Агриппины. Башня избранных», в центр которой поместил не собор, а башню старой ратуши.

Башня старой ратуши

Кёльн стал свободным городом в конце ХIII века. Свидетельства противостояния бюргеров (ремесленников и купцов) власти архиепископа и патрициев, зримо представлены сегодня на Ратушной площади. Это две забавные архитектурные детали: под часами, венчающими ратушную башню, изображёна физиономия мужика с пунцовыми губами, который в урочный час показывает всем язык, а на противоположной стороне площади на одном из домов красуется фигурка присевшего мальчишки со спущенными штанами, голый зад его направлен в сторону Собора. Таковы проявления средневековой площадной смеховой культуры. Отсюда и кёльнский карнавал.

Старая, или историческая ратуша (Rathaus) была построена в первой половине ХIV века, а 60-метровая ратушная башня, символ городской власти, возводилась в начале ХV в. Поначалу на её верхушке был пункт пожарной охраны. Нам она интересна другим: башню украшали фигуры из песчаника. Со временем они разрушались, обновлялись, а в годы войны ратуша стали жертвой бомбардировок. Башню восстановили, но продолжают регулярно реставрировать – последний раз в 2008-м.

124 фигуры установлены по перимеру пяти этажей башни. 1-й занимают императоры, короли и римские папы, 2-й – знаменитые жители Кёльна VIII-ХVII вв., 3-й – знаменитые жители ХVII-ХIХ вв., 4-й – знаменитые жители ХIХ-ХХ вв., 5-й – святые и покровители Кёльна.

Все дороги ведут в Рим…

Успешно завершив Галльскую войну, Гай Юлий Цезарь создал плацдарм на нижнем Рейне для основания Колонии. После гибели Цезаря Октавиан Август направил на Рейн во главе легионов своего сподвижника Марка Агриппу, разрешившего германскому племени убиев, дружественному Риму, переселиться на левый берег Рейна, где было основано поселение Oppidum Ubierum. Августу и Агриппе посвящены первые две фигуры на Башне.

Третья фигура – Агриппина Младшая, по материнской линии правнучка Октавиана Августа, старшая дочь военачальника Германика, родившаяся в 15 (или в 16) г. н.э. в Оппидуме убиев. 33-летняя Агриппина, испытав немало превратностей судьбы, становится женой императора Клавдия, который присваивает ей титул Августы. Тогда же, в 50 г., сенат даровал «исторической родине» Агриппины, Оппидому убиев, статус колонии. Город впоследствии называли сокращённо – «Колония Агриппины». Устранив мужа ради Нерона, её сына от первого брака, и уничтожив пасынка Британника, неистовая Агриппина была убита по приказу собственного сына. В Кёльне её, разумеется, чтут. И сегодня в Кёльне можно увидеть мощные стены Pretorium’a – дворца наместника, где родилась Агриппина, остатки акведука и мощёной дороги. Всё это откопали, расчищая послевоенные руины.

Почётное место на башне отведено Константину Великому, первому христианскому императору. Он и мать его Елена были позже канонизированы. 75-летняя Елена отправилась в Иерусалим, организовала раскопки на Голгофе, где якобы были обнаружены следы распятия: животворяший Крест, гвозди, капли крови Христовой, а также ею найденные мощи трёх волхвов, пришедших в Вифлеем поклониться младенцу Христу (на западе их называют «королями»). Предметы легенды стали святынями христианского мира.

Характеристика Кёльна, входившего в Священную Римскую империю, основана на серьёзных исторических источниках, среди которых и работы профессора-античника Якова Межерицкого, волею судьбы оказавшегося на берегах Рейна одновременно с Гимельфарбом и автором этой статьи.

Время легенд

Как всякий уважающий себя город, Кёльн породил и бережно хранит преданья старины глубокой. Прежде всего, это истории мучеников из первых христиан, среди которых и Гереон, и Маврикий, и Пантелеймон, все они причислены к лику святых, а св. Гереон, служивший офицером в Кёльне, стал его покровителем.

Самая известная легенда рассказывает об Урсуле, обратившейся в христианство дочери британского короля. Прежде чем вступить в брак она в сопровождении 10 знатных девиц отправилась на корабле в Рим испросить благословения у отца Церкви. На обратном пути их корабль остановили осаждавшие Кёльн гунны, предводитель которых, пленённый красотой Урсулы, пожелал взять её в жёны, а получив отказ, приказал убить её и спутниц. Ночью ему было грозное видение, и наутро гунны исчезли. Кёльнцы считают святую Урсулу своей спасительницей и покровительницей, на их гербе в память о ней – 11 капель крови (или слезинок) по числу погибших девушек. У каждого из святых в Кёльне есть церковь.

Легенды возникали и позже. Во время строительства Собора сложилась легенда о том, что архитектор, запутавшись в эскизах и чертежах, заключил союз с дьяволом: пообещал свою душу за чертёжи. Обмен должен был произойти, когда прокричит петух. Прознав о сделке, жена архитектора прокукарекала раньше петуха. Сатана отдал чертёжи. А когда прокричал петух, Сатана понял, что обманут. Он наложил проклятие на Собор: как его достроят, наступит конец света. Строительство шло много веков, даже Гейне, у которого были свои счёты с клерикалами, пророчил: «Не будет достроен Кёльнский собор!». Но башни подняли в конце ХIХ в. Однако по сей день при Соборе трудится бригада реставраторов, которая меняет изношенные детали, так что стройка продолжается…

Противостояние горожан и церковной и светской аристократии в средние века принимало подчас формы драматические. На фризе над парадным входом в ратушу (сооружен в 1573 г) находится барельеф, изображающий схватку мужчины со львом, а в самой ратуше есть Львиный дворик. Предание ХIII века рассказывает о том, как сторонники архиепископа заманили бургомистра Кёльна Германа Грюна во внутренний дворик, куда выпустили голодного льва и закрыли дверь. Бургомистр не растерялся. Намотав на руку плащ, он сунул его в пасть хищнику, вытащил меч и пронзил зверя, как настоящий гладиатор. Клерикалы уподобились язычникам в борьбе за власть!

Легенда о Яне фон Верте и Грите относится ко времени Тридцатилетней войны, в которой католический Кёльн сохранял нейтралитет. Бедный юноша Ян влюбился в Гриту, торговавшую на рынке, но её родители желали более выгодной партии. Погоревав, Ян ушёл воевать. Прошли годы. Ян стал генералом. За военные заслуги он получил титул барона и земельные владения. Проезжая через Кёльн, он зашёл на рынок и узнал в торговке яблоками свою бывшую возлюбленную. «Эх, Грита!» – промолвил генерал. «Эх, Ян, кабы знать!». Сейчас на Старом рынке высится фонтан, изображающий их встречу. А фигура генерала Яна фон Верта красуется на Башне Избранных.

Избранные из Башни Избранных

Обходя первый этаж Башни, останавливаемся у фигуры державного Каролинга. Карл Великий, внук Карла Мартелла, в битве при Пуатье (732) разгромившего воинов ислама и спасшего Европу от мусульманской угрозы, продолжая политику деда и отца, создал громадную империю франков, включившую почти все земли Западной Римской империи. Он – отец каролингского Возрождения. Неподалеку от него – Хильдебольд, помогавший императору в деле просвещения. Карл возвёл его в сан архиепископа Кёльна, что существенно возвысило ранг города. При нём был построен каролингский собор, куда впоследствии поместили мощи трёх королей. Они были добыты Фридрихом Барбароссой в Милане во время похода в Италию и подарены его ближайшему помощнику, канцлеру фон Дасселю. Как архиепископ Кёльна фон Дассель в 1159 г. привёз их в дар городу. Мастер-ювелир фон Вердун 20 лет работал над саркофагом для святыни. Деньги на золото и драгоценности собирали богатые горожане. Фигуры фон Дасселя и фон Вердуна установлены на Башне.

Беспрецедентная забота Карла Великого, первого просвещённого монарха Европы, о монастырских школах «аукнулась» 300 лет спустя созданием в 1248 г. высшей школы доминиканцев в Кёльне, главным авторитетом которой стал Альберт Великий. В ХIV веке его стали называть Albertus Magnus. На базе этой школы в 1388 г. возник кёльнский университет. Возле него – памятник богослову-философу, учениками которого были Фома Аквинский и Майстер Экхарт. Фигура последнего стоит на Башне рядом с Учителем. При Альберте началось строительство Кёльнского Собора на месте сгоревшего каролингского. Архиепископ Конрад фон Хохштаден, при котором в 1248 г. заложили Собор, призвал для консультаций Альберта Великого. Рядом с ними фигура первого архитектора Герхарда фон Риле, создавшего план пятинефного Собора.

Император Максимилиан I оказался в числе избранных, поскольку при нём был введён центральный орган управления – рейхстаг. Их собирали в разных городах. Дважды рейхстаг заседал в Кёльне. Именно здесь в 1512 г. было завершено деление Германии на 10 имперских округов, и страна получила официальное название «Священной Римской империи германской нации». Язвительный Гейне заметил, что в ней нет ничего священного, тем более римского и существование нации в раздробленной на 360 княжеств стране поставил под сомнение.

На Башню водрузили статуи двух художников, работавших в Кёльне: Стефана Лохнера, которому принадлежит «Алтарь покровителей города», копию которого можно увидеть в ратуше (оригиналом любовался Дюрер), а также «Мадонна в беседке из роз», и знаменитого Петера Пауля Рубенса, чья картина «Распятие апостола Петра» хранится в церкви св. Петра, где был крещён художник. С Рубенсом соседствуют на Башне фигуры известных коллекционеров Вальрафа и Буассере. Оба спасли в годы нашествия Наполеона, когда разрушались монастыри и церкви, многие предметы искусства. Коллекция средневековых картин составила основу кёльнского музея Вальрафа-Рихарца (1861). Рихарц спонсировал строительство здания. Собрание братьев Буассере легло в основу Мюнхенской Пинакотеки, а на Башню Сульпиц Буассере попал за помощь при достройке Собора. Братьям Буассере помогал в сборе и описании коллекции известный романтик Фридрих Шлегель. 5 лет с женой Доротеей (дочерью Мозеса Мендельсона) он провел в Кёльне, под влиянием Буассере перешёл в католичество, но на Башню попасть не удостоился, как впрочем, и Гёте, наездами бывавший в Кёльне, восторгавшийся коллекцией братьев Буассере и Кёльнским Собором, о котором написал статью «О немецком зодчестве.1823».

Попал на Башню итальянец парфюмер Джованни Фарина, изобретатель снадобья, которое рекламировал и как духи, и как лекарство Он дал ему французское название Eau de Cologne – «Кёльнская вода» (одеколон). Состав одеколона Фарина держал в секрете, но само средство приобрело широчайшую известность в Европе и принесло огромный доход. Сохранился дом Фарины, где ныне Музей одеколона.

Уважение к знаниям и учёным степеням у немцев в крови, потому не случайно на Башне оказалась статуя Георга Симона Ома, учителя иезуитской гимназии, открывшего в 1826-м свой знаменитый физический закон. Присоединим к нему самоучку Николауса Отто, его изобретение – экономичный газовый двигатель на Всемирной выставке в Париже в 1867 г. получил золотую медаль. Помогавший Отто сын кёльнского богача, инженер Карл Ланген создал с Отто кампанию «Газмоторенфабрик Дойц АГ». На Башне компаньоны стоят рядом.

Музыкантам тоже нашлось место на Башне. Это Вилли Остерман, автор и исполнитель множества карнавальных песен на кёльше, некоторые стали народными, их поют по сей день. Фердинанд Хиллер – композитор, основатель Кёльнской консерватории, многолетний дирижёр Гюрцених-оркестра. Фридрих Брух – уроженец Кёльна, самый талантливый ученик Хиллера. В 25 лет он написал оперу «Лорелея», руководил многими музыкальными коллективами в Европе. Как автор пьесы «Кол нидрей» попал в чёрный список при нацизме. Жак Оффенбах родился в семье кантора синагоги в кёльнском Глокенгассе и жил здесь до 14 лет. Состоялся как композитор в Париже, прославился опереттами. «Сказки Гофмана» – сегодня в репертуаре Оперного театра.

На Башню попал банкир Авраам Оппенгейм, на средства которого была построена синагога в Глокенгассе, и ещё несколько евреев: некрещённых, как Мозес Гесс и Макс Боденхаймер, так и крещённых – Карл Маркс, Вильгельм Золман, Герта Краус, Ирмгард Койн, Эдит Штайн. Первые два – сионисты. Гесс был совладельцем «Рейнской газеты», куда пригласил Маркса на жалованье, частично разделяя поначалу его взгляды, но рано понял, что главное не классовая борьба, и поддержал Лассаля. Боденхаймер был известным адвокатом в Кёльне, многие годы руководителем Сионистской ассоциации и при этом патриотом Германии. Карл Маркс не нуждается в характеристике.

Золман, приехав в Кёльн совсем юным, увлёкся идеями социализма, создал организацию рабочих «Свободная молодёжь», стал редактором «Рейнской газеты», в 1917 г. был избран в городской совет, где встретился с обер-бургомистром Аденауэром. Золман помог ему справиться с беспорядками в недолгий период Кёльнской республики Советов, мирно договориться с разбушевавшимися массами, за что и заслужил место на Башне. Герту Краус, доктора социологии, активно работавшую в квакерской общине Берлина, приметил и пригласил в 1923 г. в Кёльн Аденауэр, назначив директором городской службы социального обеспечения. Ирмгард Койн успешно начинала как писательница, но книги её попали в чёрный список, а саму её все годы нацизма прятали друзья в Кёльне. Эдит Штайн – философ, принявшая монашество, была сожжена в Освенциме. Канонизирована и причислена к лику святых. В Кёльне ей посвящён впечатляющий памятник.

Лучшему бургомистру Кёльна, при котором строилось его детище Köln Messe, вступили в действие автомобильный завод Форда и автобан Кёльн-Бонн, а в послевоенные годы канцлеру Конраду Аденауэру, когда Германия пережила экономическое чудо (а нам в СССР его представляли как «старую лису»), – почётное место на Башне.

Последний её обитатель – уроженец Кёльна, Нобелевский лауреат по литературе Генрих Бёлль.

Подводя итоги

Решение Феликса Гимельфарба строить книгу вокруг фигур ратушной башни, которую он назвал Башней Избранных, считаю большой удачей. Во-первых, это определило рамки исторического материала, который поистине необъятен, во-вторых, позволило коснуться многих аспектов жизни города: ведь среди знаменитостей были люди многих эпох, разного пола и статуса, многих профессий (канцлер и строители, военачальники и художники, учёные и писатели, политики и грюндеры). Каждый на свой лад прославил этот старейший город на Рейне.

Соблюдение автором хронологии, умение видеть события кёльнской истории в контексте европейской, тщательная выверенность фактов и живое их изложение делают прогулку по двухтысячелетнему Кёльну и познавательной, и увлекательной.

Грета Ионкис
Книгу можно заказать по телефону: 0221-765-721

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика