Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Общество / Двоеженец в законе

Двоеженец в законе

Верховный раввинатский суд разрешил на днях 30-летнему жителю Холона взять в жены, помимо имеющейся супруги, еще одну женщину

Двоеженец в законеНесмотря на то, что в постановлении суда подчеркивается, что речь идет об исключительном случае, а никак не о прецеденте, феминистские организации не скрывают своего беспокойства. Впрочем, сам герой этой истории — всего лишь один из 17 тысяч израильских мужчин, которые в течение многих лет не могут добиться развода с женой.

Началась эта история 9 лет назад, когда 21-летний Н. решил, что ему пришло время создать семью. В своей иешиве он числился «илуем», то есть одним из самых талантливых учеников, и потому считался весьма завидным женихом. Вскоре с помощью профессиональной свахи Н. познакомился с девушкой из очень уважаемой в его кругах семьи, и отчаянно влюбился. Родители юноши не стали спешить с браком, а первым делом навели справки обо всем, что могло касаться девушки и ее семьи. Все собранные ими сведения оказались самыми положительными: семья замечательная, а девушка — умница, красавица, прекрасная хозяйка и все такое прочее. Словом, лучшего и желать было нельзя, так что свадьбу решили не откладывать. Поселились молодые на съемной квартире, которую оплачивали родители Н., — он решил продолжить учебу в иешиве.

Спустя год супруга подарила Н. первенца, и он, по его словам, был на седьмом небе от счастья. Спустя еще год родился второй сын. И вот тут с женой стало происходить нечто странное. Она стала устраивать скандалы по поводу и без повода, придиралась к каждому слову мужа. Врачи поспешили успокоить: обычная послеродовая депрессия, в течение месяца пройдет. Спустя месяц жена заявила Н., что хочет пожить с детьми у своих родителей, чтобы немного отдохнуть. Н. не возражал — понимал, как непросто ухаживать сразу за двумя малышами, и родительская помощь тут может оказаться весьма кстати. На субботу он, само собой, пришел в дом тестя и тещи, чтобы побыть с женой и детьми. Прошла одна такая суббота, вторая, третья, четвертая…

Молодая жена явно не спешила вернуться к мужу, и Н. отправился за советом к раввину. Мнение раввина было однозначно: негоже молодым супругам в течение столь длительного времени жить порознь, Н. должен настоятельно попросить жену вернуться. Однако когда молодой мужчина позвонил жене, трубку взяла теща и, услышав его голос, тут же повесила ее. Н. решил, что произошел случайный сбой связи, и позвонил снова. Тот же результат. Когда разговор все же состоялся, жена заявила, что возвращаться к нему не собирается.

В дело, следуя принятым в ультраортодоксальной среде правилам, вмешались общие знакомые двух семей и настояли на том, что надо последовать совету раввина. Супруга вернулась в их общую квартиру, но в тот же вечер в доме появилась теща, помогла дочери собрать вещи, и они обе покинули квартиру. С того дня Н. видел детей всего несколько раз — семья жены отказала ему в праве с ними встречаться.

Но он продолжал любить жену и какое-то время не терял надежды на примирение. Получив в доме родителей жены очередной от ворот поворот, он обратился в суд с просьбой помочь ему достичь «шлом байт» — мира в доме. Однако жена не явилась ни на одно заседание этого суда.

В попытках вернуть жену домой прошло больше года. Наконец Н. понял, что развод неизбежен, и подал в раввинатский суд соответствующую просьбу. Но тут его ждал новый удар: жена заявила, что не даст развода до конца его дней. Начались бесконечные хождения по коридорам раввинатского суда, и в ходе заседаний судьи только разводили руками: дескать, если к мужчине, отказывающемуся дать разводное письмо, еще можно применить какие-то санкции, то против женщины они бессильны, ее можно только уговаривать. Уговаривали год, уговаривали два, уговаривали три… Отчаявшись, Н. подал заявление в Верховный раввинатский суд, но результат был тот же.

Все эти годы в жизни Н., здорового, молодого мужчины, не было ни одной женщины. Будучи формально женатым, он не мог позволить себе завести серьезную связь, а ходить по проституткам (как это в подобной ситуации делают некоторые ультраортодоксы) ему не позволяла природная брезгливость.

Но еще более страшным ударом, по словам Н., стала для него жизнь без детей, которых он очень любит. Все попытки добиться разрешения на встречу с ними через раввинатский суд оказались безрезультатными. И тогда Н. сделал то, что, с точки зрения его среды, считается недопустимым: обратился в государственный суд по семейным вопросам с просьбой обязать жену дать ему возможность хотя бы раз в неделю видеться с детьми. Светский суд, проводящий одно заседание в 3-4 месяца, кстати, счел эту просьбу вполне легитимной и принял соответствующее решение. Однако когда Н. пришел на встречу с детьми, у дома его ждал полицейский. Как выяснилось, супруга пожаловалась в полицию, что опасается мужа, и суд запретил тому приближаться к ее дому.

Снова начались бесчисленные заседания, в ходе которых Н. настаивал на своем праве встречаться с детьми и пытался доказать, что никогда не проявлял агрессии ни по отношению к детям, ни по отношению к жене. Поняв, что развод от жены получить не удастся, Н. обратился в Верховный раввинатский суд с просьбой разрешить ему взять в жены другую женщину. При этом он, разумеется, знал, что двоеженство евреям запрещено галахическим постановлением рабби Гершома, изданным более тысячи лет назад. Но знал он также, что из любого правила существуют исключения. Подобные прецеденты случались и в прошлом, правда, при этом обычно требовалось собрать подписи 100 раввинов, признающих, что речь и в самом деле идет об исключительном случае.

Поначалу раввинатский суд отклонил просьбу Н., мотивировав свой отказ лишь тем, что не желает разбирать его дело после того как он осмелился обратиться в светский суд. Тогда Н. отозвал свой иск из суда по семейным вопросам и снова подал просьбу разрешить ему вступить во второй брак, не разрывая первый.

Самое любопытное в этом деле заключается как раз в том, что раввинатский суд признал случай Н. достаточно серьезным, чтобы выдать ему разрешение на второй брак без сбора подписей сотни раввинов. Правда, вскоре после получения этого разрешения Н. был арестован. Узнав о решении суда, его супруга заявила, что во время посещения сына в больнице он избил ее и сорвал с нее головной убор — символ замужней женщины. Началось новое судебное разбирательство, завершившееся полным оправданием Н. и признанием, что жалоба его первой жены была ложной.

— Если вы думаете, что я счастлив от того, что добился права быть женатым сразу на двух женщинах, то вы ошибаетесь, — говорит Н. — Меньше всего мне хотелось такого исхода дела. И уж тем более я отнюдь не поспешил воспользоваться этим правом, потому что боюсь ошибиться еще раз, и остаюсь холостяком. Да, именно холостяком, так как вскоре после постановления Верховного раввинатского суда жена согласилась дать мне развод, сообразив, что это решение в итоге может ударить по получаемым ею алиментам. Но мне хочется, чтобы моя история послужила уроком для других мужчин.

Однако именно этого опасается лидер израильских религиозных феминисток, глава движения «Маво сатум» («Тупик») Батья Кахане-Дрор, много лет ведущая борьбу за права женщин, которые никак не могут получить развод от мужа. По мнению г-жи Кахане-Дрор, по канонам иудаизма в ходе бракоразводного процесса мужчина и без того имеет немалые стартовые преимущества. Он может в данный период завести почти официальную связь на стороне, в то время как женщина не имеет права поступать так же, поскольку это будет считаться прелюбодеянием. Он может позволить себе стать отцом, а его дети, рожденные вне брака, будут обладать всеми правами детей, родившихся в браке, в то время как дети женщины, не получившей развода, однозначно будут признаны мамзерами.

— И вот теперь Верховный раввинатский суд, по сути, решил, что мужчина может жениться второй раз, не разведясь с первой женой. Какой замечательный выход из положения! При этом, разумеется, никто не собирается разрешать женщине взять второго мужа, так как Торой это не предусмотрено. И не говорите мне, что речь идет об исключении. Мы все хорошо знаем, что в современном мире исключения часто и довольно быстро превращаются в правила, — говорит Батья Кахане-Дрор.

Что ж, эти опасения вполне можно понять. С другой стороны, что делать тысячам мужчин, оказавшихся в той же ситуации, что и Н.?! И почему они должны нести ответственность за тех, кто мучает своих жен, отказывая им в получении развода и калеча им жизнь? Ведь они, как и эти женщины, ни в чем не виноваты и являются такими же жертвами своей «второй половины»…

Ян Смилянский, «Новости недели»

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика