Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Дональд Трамп, Хиллари Клинтон и терроризм в Америке

Дональд Трамп, Хиллари Клинтон и терроризм в Америке

«Справедливость, доведённая до излишества, исчезает в жестокости, милосердие, снисходительное сверх меры, тонет в слабости».
Мамамунэ Сиро, современный японский художник

1732366636_61067f941f_b

12 июня в Орландо произошёл самый кровопролитный террористический акт в США после 11 сентября 2001 г. Постепенно и с большой неохотой ФБР предоставил американской общественности данные о преступнике, совершившим этот теракт. Это был Омар Матин (Omar Mateen). Он родился в Америке в семье мусульманских иммигрантов из Афганистана. Его отец, активный сторонник талибов, поддерживает их методы борьбы за «истинный» ислам.

В документах ФБР имеются свидетельства о контактах Матина с Анваром аль-Авлаки (Anwar al-Awlaki), активным джихадистом и одним из руководителей Аль-Каиды. Матин был участником «исламской семинарии», руководимой исламским боевиком Маркусом Робертсоном (Markus Robertson). Робертсон хорошо знаком ФБР с начала 1990-х годов. Он возглавлял банду, грабившую банки и почтовые отделения. Добытые деньги направлялись на исламский джихад. У Матина были также контакты с Маликом (Malik), совершившим теракт в Сан-Бернардино в декабре 2015 г.

За последние пять лет Мартин дважды посещал Саудовскую Аравию в качестве паломника. От правоверного мусульманина требуется, чтобы он совершил паломничество хотя бы один раз в своей жизни. Мало кто из мусульман направляется в Саудовскую Аравия более одного раза исключительно ради молитвы в Мекке.

С сентября 2007 г. Матин работал в крупнейшей охранной фирме G4S, занимающей охраной людей и компаний в США и в других странах. Он часто говорил своим сослуживцам о своей любви и поддержке ISIS (Исламское государство). По словам коллег Матина, он использовал грубые выражения для описания женщин и чернокожих. Коллеги Матина неоднократно жаловались на него администрации фирмы и ФБР. Офицеры ФБР несколько раз встречались с Матиным и беседовали с ним. Содержание этих бесед засекречено. Следствие ФБР в отношении Матина было закрыто в 2013 г., поскольку он, с точки зрения ФБР, не представлял угрозу для США. По мнению следователей ФБР, Матин вёл свои «диковинные» и «воинственные» разговоры, чтобы только напугать своих сослуживцев (! – Г.Г.).

Омар Матин вернулся к исполнению своих обязанностей охранника фирмы G4S, чтобы через три года расстрелять 100 человек, убив 49 из них. Во время этого теракта он разговаривал с полицией и, в частности, сказал, что считает своим домом Афганистан и как мусульманин принадлежит к исламской умме и поэтому не признаёт себя гражданином США. Матин отметил, что добровольно ведёт борьбу с неверными, следуя методам ISIS. (Данные из статьи Андрю С. Маккарти (Andrew C. McCarthy) «Defenseless In the Face of Our Enemies», Israpundit, June 29, 2016).

На примере Матина видно, что утверждения ФБР и ЦРУ о том, что террористические нападения в США осуществляют «одинокие волки» и «доморощенные» террористы, является мифом. Матин имел многочисленные контакты со своими единомышленниками, вёл активный образ жизни и был хорошо знаком ФБР. Поэтому теракт Матина показывает неудовлетворительную работу ФБР по предотвращению террористических атак в США.

На следующий день после теракта в Орландо Дональд Трамп выступил с речью, посвящённой этой кровавой трагедии. В ней Трамп подчеркнул, насколько стратегически важно иметь безопасные границы и остановить иммиграцию из районов, являющихся рассадникам терроризма. Он сказал также, что политкорректность представляет смертельную опасность для жителей Америки. Политкорректность превращает исламских террористов из преступников в невинные жертвы.

Дональд Трамп обвинил американских мусульман в том, что они закрывают глаза на радикализацию своих единоверцев и скрывают подготовку ими терактов. Трамп не побоялся назвать вещи своими именами, сказав, что последние теракты в Америке совершены исламскими террористами и что одной из главных угроз США является мусульманский терроризм.

Отвечая Трампу, Обама в своих выступлениях говорил, что не понимает необходимость использовать слова «мусульманский» или «исламский» террор, поскольку это, мол, не облегчает борьбу с терроризмом. Вместо них президент использует словосочетание «доморощенный экстремизм». Обама делает вид, что не понимает, а может быть и действительно не понимает, что для успешной борьбы с врагом нужно его знать. Сегодня таким врагом являются радикальные исламские террористы. Нужно пресечь их возможности совершать теракты на американской земле. Но это сделать практически невозможно, если отказываться признать их существование. Нет врага и нет борьбы с ним. Это и происходит в Америке при Обаме.

2616365071_39d1125d07_b

Президент категорически против запрета на въезд мусульман в США. Этот запрет, по словам Обамы, является «оскорблением идеи Америки, провоцирует ненависть мусульман к нашей стране и помогает ISIS набирать больше новобранцев». Всю вину за теракты в США Обама возложил на огнестрельное оружие, которое используют террористы. Президент убеждал нас в том, что ужесточение условий приобретения оружия будет серьёзным препятствием для совершения террористических нападений.

В своём выступлении, посвящённом орландской трагедии, Хиллари Клинтон, как и Обама, пережёвывала либеральную жвачку о важности политкорректности. Вину за совершение терактов Клинтон тоже возложила на оружие, используемое террористами, а не на террористов. Хиллари подчеркнула, что важно не оттолкнуть от нас мусульман, не обидеть их. После теракта в Сан-Бернардино Клинтон сказала: «Давайте поясним. Ислам не является нашим противником. Мусульмане мирные и толерантные люди и не имеют ничего общего с терроризмом». Как видно, взгляды Хиллари Клинтон на мусульман и исламский терроризм не изменились.

Характеризуя террориста Омара Матина, Клинтон сказала: «Это сумасшедший, наполненный ненавистью, с оружием в руках и ужасным чувством мести в его сердце, снедаемый гневом к LGBT (людям нетрадиционной сексуальной ориентации – Г.Г.) и к открытости и разнообразию американского образа жизни». Хиллари Клинтон также сказала, что «антимусульманская риторика причиняет боль подавляющему большинству мусульман, которые любят свободу и ненавидят террор». Таким образом, взгляды Клинтон и Обамы на исламские теракты в Америке полностью совпадают.

Из этих заявлений Обамы и Клинтон видно, что они живут в параллельном воображаемом мире и не знают, что происходит в действительности. Во-первых, ряды мусульманских террористов пополняются в результате активной пропаганды ненависти и насилия ко всем неверным. Эта пропаганда успешно ведётся в интернете и в американских мечетях. Ни администрация Обамы, ни интернетовские провайдеры не пытаются остановить её. Во-вторых, не было ещё ни одного случая, когда «свободолюбивые» и «ненавидящие террор» американские мусульмане остановили своих единоверцев от совершения теракта.

Хиллари Клинтон считает, что Матин, который прошёл серьёзную школу исламского джихада, а перед смертью поклялся в верности ISIS, является наполненным ненавистью обычным сумасшедшим, а не радикальным исламским террористом. Это означает, что она слишком наивна и не понимает смертельной опасности, исходящей от радикального ислама. Заявления Клинтон по поводу последних терактов в Америке дискредитируют её как серьёзного кандидата на пост президента США.

Недавно пастор Уильям Гранхэм обратился к Обаме с открытым письмом, в котором он спрашивает президента: «Сколько американских жизней должно быть потеряно, чтобы Вы поняли, что радикальный ислам угрожает каждому, любящему свободу?» Такой вопрос можно задать и Хиллари Клинтон. По всей видимости, ответа ни от Обамы, ни от Хиллари нам не дождаться.

Что общего между терактами 11 сентября 2001 г., в Форт Худе, во время марафона в Бостоне, в Сан-Бернардино и в Орландо? Они были осуществлены исламскими террористами во имя догм их религии. И после каждого теракта все лидеры Демократической партии и в первую очередь Обама и Клинтон, а также большинство республиканских лидеров, начиная с Джорджа Буша-младшего, говорили американскому народу о миролюбии ислама и мусульман и о том, что многие мусульманские страны являются нашими союзниками в борьбе с терроризмом.

Что сделали или хотя бы попытались сделать за последние 15 лет руководители этих стран и американских мусульманских организаций, чтобы остановить исламский террор? Ничего. Мусульмане, осуществившие теракты в США, не жили в вакууме. Они были активными практикующими верующими. Их знали в мусульманских коммунах, в которых они жили. И никто даже не попытался сообщить правоохранительным органам об их подозрительном поведении. Мусульманские страны, «наши союзники в борьбе с террором» щедро финансировали мечети и исламские организации, в которых будущие террористы успешно проходили школу радикального исламизма.

После каждого теракта американские мусульмане начинают дружно говорить об исламофобии. Никакой помощи нашим правоохранительным органам они не оказывают. Поэтому Дональд Трамп предложил следить за американскими мусульманами, используя profiling.*

Дональд Трамп неоднократно говорил, что идеи запрета иммиграции из мусульманских стран, экспортирующих терроризм, а также profiling мусульман в Америке ему не нравятся. Но другие способы остановить исламский терроризм в нашей стране уже не работают.

14251105585_42396d457c_b

Мы больше не имеем права обманывать себя. Надеюсь, что никто не будет утверждать, что вероятность совершения теракта белой бабушкой из Айдахо такая же, как и молодого мусульманина из Мичигана, Флориды или Калифорнии. Поскольку американские мусульмане отстранились от борьбы с исламским террором, то приходится прибегать к радикальным мерам, чтобы обезопасить себя. Левые, выступающие против предложений Трамп, говорят, что эти предложения оскорбляет мусульман. Но эти меры помогают избежать терактов и спасти сотни, а может быть тысячи американских жизней. Однако с точки зрения левых, и в том числе Хиллари Клинтон, пусть гибнут мирные граждане США, но зато мусульмане не будут обижены и оскорблены. По мнению левых, это справедливо.

Америку накрывает волна исламского террора. Для борьбы с ним левые призывают обниматься с нашими врагами и даже любить их, что недавно предложила Лоретта Линч, генеральный прокурор США.

6 июля International Business Times сообщила о том, что в их распоряжении оказался составленный ISIS список из 1700 граждан США, которых следует убить, используя тактику «одиноких волков». Таким образом, ISIS объявил о начале охоты на граждан США с целью их уничтожения. Какая программа борьбы с исламским терроризмом в Америке может разрушить эти планы ISIS? Программа Хиллари Клинтон, предлагающей ужесточить контроль над владением оружия и широко открывающей двери для иммиграции сотен тысяч иммигрантов из мусульманских стран? Или программа Дональда Трампа, предлагающего закрыть иммиграцию из этих стран и проводить profiling американских мусульман?

В ноябре этого года каждому из нас предстоит решить, с кем мы: с теми, кто заботится о чувствах мусульман в ущерб наших жизненно важных интересов, или с Дональдом Трампом, предлагающим жесткие меры реальной борьбы за безопасность американцев в своей стране, за сохранения их здоровья и жизни.

Предложения Трампа шокируют его врагов и недоброжелателей не тем, что они несут в себе ненависть и фанатизм. Их шокирует здравый смысл этих предложений, основанный на защите интересов США и в первую очередь защите безопасности американского народа. Ради защиты интересов Америки можно и нужно пойти на крайние и непопулярные среди левых меры. Левые боятся, что сравнивая их демагогию с предложениями Трампа, американцы увидят, что эти борцы за справедливость и толерантность обманывают и предают американский народ. И это пугает и бесит левых. Пугает это также и многих в среде республиканской элиты, которая под предлогом неприятия Трампа встала по существу на защиту интересов своих левых коллег.

Директор ЦРУ Джон Бреннен (John Brennan), выступая 16 июля перед Комитетом Сената по терроризму, признал: «К сожалению, несмотря на наш прогресс против ISIS на поле боя и в финансовой сфере, наши усилия не привели к сокращению возможностей террористических групп». Руководители ISIS постоянно заявляют о том, что они внедряют террористов в многотысячный поток «сирийских беженцев» в США. Иммиграционные службы США практически не проверяют прибывающих в нашу страну легальных иммигрантов и мусульманских беженцев и не отслеживают их в США. Об этом сказал конгрессмен от штата Вирджиния Ранди Форбс (Randy Forbs) в интервью интернет журналу Washington Free Beacon.

Что делает Обама после трагедии в Орландо и признания Бреннена? Предпринимает меры по укреплению наших границ? Ужесточает контроль над иммиграцией из стран, культивирующих террор? Нет. Сразу же после теракта в Орландо администрация Обамы объявила о решении разместить сирийских иммигрантов в городе Клирвотер (Clearwater) в штате Флорида и отдала распоряжение гуманитарным работникам штата быть готовыми принять до конца сентября ещё 10 тыс. сирийцев.

29 июня Обама встретился с канадским премьер-министром и президентом Мексики. О чём говорил Обама на этой встречи? О теракте в Орландо и последовавшим вскоре теракте в Стамбуле? Нет. Обама говорил о борьбе с изменением климата и развитии зелёных технологий для получения чистой энергии. Для Обамы, как и для Хиллари Клинтон, гибель сегодня сотен людей от рук исламских террористов менее важная проблема по сравнению с развитием зелёных технологий для светлого будущего.

25 июня 2016 г. в интернет-газете The Bull Elephant была размещена статья Майкла Гейра (Michael Geire) «Rumble in The House». Гейр пишет, что «мусульманские террористы покупают оружие на законных основаниях. Они забаррикадировались за стеной политической корректности. Они живут среди нас. Но от них не требуется ассимиляции… Правительство поощряет возникновение враждебных культурных анклавов по всей стране… Исламские убийцы в Сан-Антонио, Бостоне, Сан-Бернардино и Орландо были хорошо известны ФБР. И это не помешало им свободно купить оружие. Левые СМИ и левый политический класс благосклонно относится к законам шариата. По своему преднамеренному невежеству они игнорируют тот факт, что законы шариата требуют от мусульман активности. Шариат приказывает убивать гомосексуалистов, превращать женщин в сексуальных рабынь, подчинить себе или убивать немусульман. Спикер Палаты представителей Пол Райн (республиканец – Г.Г.) настаивает на том, что даже временная остановка мусульманской иммиграции для проведения их обычной проверке противоречит американским ценностям. А убийства американцев приверженцами исламской идеологии соответствует американским ценностям?» – спрашивает Майкл Гейр.

Сегодня администрация Обамы является лучшим другом исламских террористов. Хиллари Клинтон обещает продолжить обамовскую политику поощрения массовой иммиграции радикальных мусульман и оставаться их другом.

Клинтон вместе со всеми левыми защищает американских мусульман и предупреждает американский народ, чтобы их никто не обидел и не причинил им боль. Голда Меир говорила, что «предпочитает осуждение соболезнованиям». Клинтон же предпочитает соболезнования. Для неё спокойствие мусульман дороже жизней американцев, лишь бы левая политкорректность не была нарушена, и мусульманам в Америке было хорошо и удобно.

25353612023_60f047ce8c_b

Хиллари Клинтон является реальным кандидатом Демократической партии на пост президента США. Все левые СМИ безоговорочно поддерживают этот выбор демократов. О поддержке Хиллари Клинтон говорят и многие из республиканской элиты. Например, лидер республиканского большинства в Сенате Митч Макконнелл заявил об сразу же после публикации отчёта комиссии по Бенгази, что «Хиллари Клинтон умный и способный человек» и что он, Макконнелл, «хорошо работал с ней в Сенате (когда Клинтон была сенатором – Г.Г.) и будет иметь возможность работать с ней в качестве президента». Хиллари Клинтон ещё официально не выдвинута кандидатом на пост президента США и не выбрана президентом США, а лидер республиканцев поспешил с верноподданническим заявлением о её поддержке. В своём раболепии перед Клинтон Макконнелл переплюнул Митта Ромни, который во время второго раунда дебатов между ним и Обамой в 2012 г., рассыпался перед ним в похвалах, говоря о том, какой Обама прекрасный семьянин.

Поясняя свою иммиграционную политику, Дональд Трамп сказал: «Вот выбор, который я предлагаю американскому народу: иммиграционная политика во благо Америки или радикальная иммиграционная политика Хиллари Клинтон, служащая выгоде политически корректным интересам узкого круга политиков». Иммиграционная политика Дональда Трампа подрывает интересы политических элит обеих партий. Поэтому Дональд Трамп представляет для них серьёзную угрозу. Поэтому они боятся и ненавидят Трампа.

Лидеры республиканцев идут на всё, чтобы не допустить выдвижения Дональда Трампа кандидатом на пост президента США. Если же на своей предстоящей конвенции (съезде) им это сделать не удастся, то они не скрывают, что объединятся с демократами, с тем чтобы не допустить победы Трампа в ноябре 2016 г. Республиканскую элиту не волнует, что их предательская политика приведёт к расколу и распаду Республиканской партии. Об этом я написал своим сенаторам и конгрессменам республиканцам. Я сообщил им, что если удастся блокировать выдвижение Трампа, то на предстоящих выборах я не буду голосовать ни за одного республиканца, баллотирующегося в Конгресс США и на выборные должности в моём штате Невада.

Если Дональд Трамп решит баллотироваться в качестве независимого кандидата, то я буду голосовать за него.

Григорий Гуревич

* Profiling – подозрение и суждение о человеке, основанное на стереотипе его расового, этнического происхождения или принадлежности к религиозной или политической группе.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика