Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Новости / Дезинфекционные препараты – польза или вред?

Дезинфекционные препараты – польза или вред?

Дезинфекция – это комплекс мероприятий, направленных на уничтожение возбудителей инфекционных заболеваний, грызунов, насекомых и разрушение токсинов на объектах внешней среды. Дезинфекция уменьшает количество микроорганизмов до приемлемого уровня, хотя полностью может их и не уничтожить. Дезинфекция является одним из видов обеззараживания. Обычно различают профилактическую, текущую и заключительную дезинфекцию:

Дезинфекционные препараты – польза или вред?Профилактическая – проводится постоянно, независимо от эпидемической обстановки (мытьё рук и окружающих предметов с использованием моющих и чистящих средств, содержащих бактерицидные добавки).

Текущая – проводится в изоляторах медицинских пунктов, лечебных учреждениях с целью предупреждения распространения инфекционных заболеваний за пределы очага.

Заключительная – освобождение эпидемического очага.

Методы дезинфекции разделяются на:

Механический, например удаление заражённого слоя грунта или устройство настилов;

Физический – применение ультрафиолетовых лампами (УФЛ) или источников гамма-излучения, кипячение (одежды, белья, посуды и т.д.) и обеззараживание в пароформалиновой дезинфекционной камере. Ультрафиолетовое облучение применяетсядля обеззараживания воздуха в лечебных и иных учреждениях (ультрафиолетовые лампы типа БУВ-15 или БУВ-30), а также для обеззараживания сточных вод.

Химический – уничтожение болезнетворных микроорганизмов и разрушение токсинов дезинфицирующими веществами;

Биологический – основан на антагонистическом действии между различными микроорганизмами, а также действии биологических природных средств. Применяется на биологических станциях и при очистке сточных вод.

Комбинированный – сочетание нескольких методов;

Итак, основная задача дезинфекции заключается в прерывании процесса передачи инфекции, а содержание в воздухе или воде определенной концентрации дезинфектантов предотвращает распространение инфекции. Кроме того, в ряде случаев, для предотвращения инфекции, в частности группа инфекционных болезней (чума, холера, желтая лихорадка), объявляется карантин [2].

Выделяется также и дератизация – уничтожение различных грызунов, и часто это единственно возможный способ борьбы с грызунами.

Соседство с грызунами (мыши и крысы, иногда суслики и сурки) – это серьезный дискомфорт в жизни человека. Например, в Москве  обитает около 40-50 млн. особей крыс, которые способны перегрызать электропровода, повреждают сети интернета, а также являются в ряде случаев разносчиками опасных болезней. Именно крысы были, да и остаются сейчас, разносчиками чумы, брюшного и возвратного тифа, туляремии, бешенства, токсоплазмоза, лептоспироза, риккетсиоза, содоку и других заболеваний. Суслики и сурки (также являясь переносчиками ряда серьезных заболеваний, в частности чумы, тифа, туляремии и т.д.), в сельскохозяйственных районах часто уничтожают часть урожая, и, кроме того, многочисленными норами приводят в негодность пахотные угодья и пастбища.

В США, например, ежегодно крысы кусают не менее 14000 человек, а по данным Городского центра дезинфекции, в Москве в год крысы кусают в среднем около 500 человек.

Таким образом, дератизация (в первую очередь в городах) на сегодняшний момент является эффективным средством против грызунов. Однако крысы, например, обладают высокой способностью адаптироваться к различным ядам, используемым для их уничтожения, а также распознавать яды. Если из поколения грызунов, попробовавших отравленную приманку, выживает особь, то следующее поколение будет менее восприимчиво к этому яду. Например, яды, которыми с 40-х годов ХХ века эффективно травили крыс в Москве, на современных крыс Москвы почти не действуют. Если крыса была отравлена, но летальный исход не наступил – она не только будет избегать приманки с данным типом отравы, но и укажет остальным особям, что эта пища ядовита.

В качестве препаратов для дератизации (родентицидов) применяется крысит, зоокумарин (оксикумарин с добавками), ратинад – смесь дефинацина (1% дифенацина, 2-дифенилацетил-индандион-1,3, растительное масло, краситель (метиленовый синий или эозин-Н),  крахмал), гельдам, гелькум и т.д., которые раскладываются в специальные приманочные ящики, которые исключают несанкционированный доступ к ним.

Характерно, что одновременно с уничтожением грызунов, современные родентициды вырабатывают у грызунов боязнь обрабатываемой территории, тем самым снижая количество грызунов на определённой территории. Однако родентициды – это сильные яды, способные отравить домашних животных (в первую очередь собак и кошек), также они могут быть опасны и для человека, если применяется распыление препарата, или если он попадает в питьевую воду. Ранее применялся стрихнин и соли мышьяка, но в настоящее время эти сильнейшие яды запрещены к применению.

При дезинфекции, для уничтожения вредных насекомых, применяются инсектициды, к которым относятся:

  • Хлорорганические (ДДТ, гексахлоран и др.);
  • Фосфорорганические (тиофос, карбофос, метилмеркаптофос, дихлофос, диазинон, хлорпирифос и др.);
  • Производные карбаминовой кислоты (метилкарбамат);
  • Пиретрины и пиретроиды – природные и синтетические (циперметрин, дельтаметрин, цигалотрин);
  • Препараты, содержащие мышьяк (арсениты кальция и натрия, арсенат кальция);
  • Препараты серы  (например, окуривание парами сернистого ангидрида);
  • Яды растительногопроисхождения, содержащие алкалоиды (анабазин, никотин);
  • Гексахлоран (C6H6Cl6). В настоящее время ограничен для применения, так как считается, что он вызывает отклонения в развитии эмбриона человека (уродства);
  • Карбофос (O,O-Диметил-S-(1,2-дикарбэтоксиэтил), дитиофосфат, малатион) и дихлофос (O,O-диметил-O-2,2-дихлорвинилфосфат или ДДВФ)фосфорорганические соединения, инсектициды широкого спектра действия и акарициды (уничтожающие клещей), относительно безопасные для человека, долгое время применялись для уничтожения насекомых в быту (в первую очередь тараканов, клопов и клещей).

В настоящее карбофос и дихлофос замененены более совершенными и более безопасными для человека пиретроидами  (сложными эфирами транс-хризантемовой кислоты и циклических кетоспиртов – пиретролона, цинеролона, жасмолона) – группой природных инсектицидов, содержащихся в цветках многолетних трав родов Pirethrum, в особенности ромашки далматской (Pyrethrum cinerariifolium).

Метилмеркаптофос, химическое средство борьбы с вредными насекомыми (главным образом с тлями), представляет собой смесь 0,0-диметил-0-2-этилмеркаптоэтилтиофосфата с его тиоловым изомером. В настоящее время почти не применяется, так как является ядовитым для человека и животных.

Но наиболее эффективным против различных насекомых (комаров, в основном малярийных, мух, клещей (в первую очередь энцефалитных), муравьев, термитов, тараканов, тли, саранчи и т.д.) считается сильнейший инсектицид  ДДТ (C14H9Cl5) –  дихлордифенилтрихлорметилметан, ранее его (в СССР) называли «дуст».

ДДТ впервые был синтезирован в 1873 году австрийским химиком Отмаром Цейдлером, но долгое время не находил себе применения, пока швейцарский химик Пауль Мюллер в 1939 году не открыл его инсектицидные свойства, за что и получил в 1948 году Нобелевскую премию по медицине, «За открытие высокой эффективности ДДТ как контактного яда». ДДТ эффективно применялся во многих странах, особенно при борьбе с малярией, вредителями сельского хозяйства, и в быту, для уничтожения клопов, блох, вшей и тараканов.

ДДТ является инсектицидом наружного действия, то есть вызывающим смерть при внешнем контакте, поражая нервную систему насекомого. ДДТ необычайно токсичен – личинки мух гибнут при попадании на поверхность их тела менее одной миллионной миллиграмма ДДТ [19].

ДДТ, обладая высокой токсичностью для насекомых, тем не менее в соответствующих концентрациях практически безвреден для теплокровных животных и человека, однако в случае превышения концентрации ДДТ оказывает токсическое действие [19, 20,  22, 23, 26, 27]. В частности, у человека, в организм которого ДДТ может проникнуть через органы дыхания, кожу, желудочно-кишечный тракт, он вызывает отравление, признаками которого являются общая слабость, головокружение, тошнота, раздражение слизистых оболочек глаз и дыхательных путей. Особенно опасны отравления ДДТ при обработке помещений и посевного материала. Кроме того, воздействие на организм в больших дозах может привести к летальному исходу. Смертельная доза ДДТ для ребенка – 150 миллиграммов на кубометр воздуха, если препарат вдыхается или 6 миллиграммов на один килограмм веса, если речь идет об обработанных овощах [1, 2, 3, 6, 7, 19, 20,  22, 23, 26, 27].

Тем не менее, ДДТ имеет ряд общепризнанных заслуг мирового масштаба, среди них наиболее значимы следующие:

— В январе 1944 года с помощью ДДТ была предотвращена эпидемия тифа в Неаполе. Помимо эффективности ДДТ против тифа, обнаружилась относительная безвредность этого инсектицида: 1.3 миллиона человек были опрысканы примерно 15-граммовой дозой с 5 %-ным содержанием ДДТ, и, что важно – не было зафиксировано никакого пагубного эффекта для человека, кроме нескольких индивидуальных случаев кожных раздражений. Это была первая эпидемия тифа, переносимого вшами, которую удалось остановить.http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%B8%D0%BA%D0%B8%D0%BF%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D1%8F:%D0%A1%D1%81%D1%8B%D0%BB%D0%BA%D0%B8_%D0%BD%D0%B0_%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%87%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B8 В борьбе с тифом ДДТ эффективно применялся в Египте, Мексике, Колумбии и Гватемале.

— В 1965 году в Индии, благодаря применению ДДТ, ни один человек не умер от малярии, тогда как в 1948 погибло около 3 млн. человек.

— В Греции в 1938 году был миллион больных малярией, а в 1959 году, после опыления ДДТ – всего лишь 1200 человек.

— В итальянской провинции Лация в 1945 году смертность от малярии за месяц составляла 65-70 человек, а после того, как стали применять ДДТ, она снизилась до 1-2 человек в 1946 году.http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%B8%D0%BA%D0%B8%D0%BF%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D1%8F:%D0%A1%D1%81%D1%8B%D0%BB%D0%BA%D0%B8_%D0%BD%D0%B0_%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%87%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B8 За пять лет действия кампании по искоренению малярии в Италии, к 1949 году в стране практически исчезли комары-носители малярии (род Анофелес).

— Использование ДДТ в рамках программы борьбы с малярией в значительной степени избавило Индию от висцерального лейшманиоза (переносчиком которой являются москиты) в 1950-е годы. А вот после прекращения применения ДДТ, начиная с 1970-х годов ХХ века, эпидемии висцерального лейшманиоза вспыхнули с новой силой,

— Применение ДДТ в сельском хозяйстве значительно повысило урожаи и было ключевым фактором в развитии так называемой «Зелёной революции».

Согласно ВОЗ, антималярийные кампании с применением ДДТ спасли 5 миллионов жизней. В Индии ДДТ позволил уменьшить число заболевания малярией с более чем 10 млн. в 1935 году до 300 тысяч в 1969 году. То же самое наблюдалось и в Италии: если в 1945 году 400 тысяч итальянцев заболели малярией, то в 1968 году – только 37.

ДДТ – это исключительно эффективный и очень простой в получении инсектицид (его получают конденсацией хлорбензола (C6H5Cl) с хлоралем (Cl3CCHO) в концентрированной серной кислоте).

Тем не менее, в настоящее время ДДТ практически запрещён для применения во многих странах из-за того, что якобы способен накапливаться в организме животных и человека. Считается, что особенно пагубное действие ДДТ оказывает на размножение птиц, накапливаясь в скорлупе яиц.

Тем не менее, официальная позиция ВОЗ по использованию ДДТ для борьбы с переносчиками малярии The use of DDT in malaria vector control») такова: ДДТ рекомендуется применять в целях профилактики малярии.

Мир быстро приобрёл положительный опыт применения ДДТ и этот опыт стал причиной быстрого роста производства и применения препарата, что, к сожалению, привело к формирования ошибочных представлений о его якобы полной нетоксичности, культивированию безалаберности в применении ДДТ и халатного отношения к нормам безопасностиДДТ применялся везде и всюду, часто без соблюдения требований, установленных санитарно-эпидемиологическими стандартами.

А с чего всё началось? В 1962 году в мире были применены по назначению 80 миллионов килограммов ДДТ и произведены ещё 82 миллиона килограммов, после чего объёмы производства и применения ДДТ начали падать. Причина – развернувшаяся во всём мире дискуссия о вреде ДДТ, которая была обусловлена в первую очередь книгой Рэйчел Карсон «Silent Spring» [25], («Тихая весна»), вышедшей в 1962, в которой утверждалось,http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%B8%D0%BA%D0%B8%D0%BF%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D1%8F:%D0%A1%D1%81%D1%8B%D0%BB%D0%BA%D0%B8_%D0%BD%D0%B0_%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%87%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B8 что применение ДДТ оказывает вредное влияние на функцию воспроизводства у птиц.

Книга вызвала широкий резонанс в США и сторону Р. Карсон приняли различные экологические организации, такие, например, как Экологический Фонд Защиты и Национальная Федерация Живой природы.

На сторону противников Р. Карсон встали производители ДДТ и поддерживающая их государственная администрация в лице Агентства по охране окружающей среды. В результате спор о вреде ДДТ вскоре перерос из национального в международный и политический.

Отметим, что в своей книге Рэйчел Карсон  опирается лишь на исследования Джеймса ДэУитта (James DeWitt), обобщённые в его статьях «Воздействие хлоруглеродных инсектицидов на перепёлку и фазана» («Effects of Chlorinated Hydrocarbon Insecticides upon Quail and Pheasants») и «Хроническая токсичность для перепёлок и фазанов некоторых хлорных инсектицидов» (Chronic Toxicity to Quail and Pheasants of Some Chlorinated Insecticides»), превознося его исследования и эксперименты на перепёлках и фазанах как классические, при этом не совсем корректно преподнося факты, полученные ДэУитт в ходе своих исследований. Так, например, ссылаясь на ДэУитта, Карсон пишет, что «эксперименты доктора ДэУитта (на перепёлках и фазанах) установили факт, что воздействие ДДТ, не причиняя никакого заметного вреда птицам, может серьёзно влиять на размножение. Перепёлки, в диеты которых добавлялся ДДТ, на всём протяжении сезона размножения выжили и даже произвели нормальное число яиц с живыми зародышами. Но немногие птенцы из этих яиц вылупились». Однако лишь значительно позже было установлено, что ДДТ вызывает утончение скорлупы яиц и гибель эмбрионов, но различные группы птиц сильно различаются по своей чувствительности к ДДТ – хищные птицы проявляют наибольшую чувствительность, и в природных условиях действительно часто можно обнаружить выраженное истончение скорлупы, тогда как куриные яйца сравнительно нечувствительны к ДДТ.

Книга Рэйчел Карсон, произведя «фурор» в околонаучных исследованиях и дав «карт-бланш» различным природоохранным организациям и политикам, в некотором роде «пустила науку» ложным путём.

Да, хорошо известно, что ДДТ обладает высокой устойчивостью к разложению: ни критические температуры, ни ферменты, http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%B2%D0%B5%D1%82 ни микроорганизмы не способны оказать на процесс разложения ДДТ сколько-нибудь заметного эффекта [1, 19, 22, 23]. В результате, попадая в окружающую среду, ДДТ так или иначе попадает в пищевую цепь, накапливаясь сначала в растениях, затем в животных и, наконец, в человеческом организме. Отмечено, что на каждом звене пищевой цепи происходит увеличение содержания ДДТ в 10 раз:

  • Ил, содержащий ДДТ – 1х
  • Растения (водоросли) – 10х
  • Зоопланктон (дафнии, циклопы) – 100х
  • Рыбы – 1000х
  • Хищные рыбы – 10000х

Считается, что высокая растворимость в жирах и низкая растворимость в воде обусловливают задержку ДДТ в жировой ткани, а скорость накопления ДДТ в организме варьируется в зависимости от вида организмов, длительности воздействия и концентрации, а также от условий окружающей среды.

Однако около двадцати лет назад экологи, следящие за содержанием токсичных веществ в жире морских млекопитающих, стали обнаруживать в пробах жира неизвестные органические соединения с атомами хлора в молекуле. По структуре они напоминали ДДТ, и, естественно, был сделан вывод, что препарат и продукты его разложения сносятся реками в океан, а там накапливаются в млекопитающих. Но, в 2007 году в пузырьке с китовым жиром, сохранившемся в поставленном на вечный прикол у берегов Коннектикута (США) последнем паруснике-китобое, найдены те же соединения – целых 11 их разновидностей! Поскольку проба жира относится к 1921 году, когда ДДТ не было и в помине, можно сделать вывод,  что эти соединения синтезируются где-то в океане, причём где – пока неясно, известно только, что соединения схожие по структуре с  ДДТ производят симбиотические бактерии, живущие в морских губках, защищая таким образом своих «хозяев» [12].

Таким образом, вопрос о губительном воздействии ДДТ на живой организм до сих пор остаётся открытым, авсе дозы и концентрации, применявшиеся в медицине и сельском хозяйстве с учетом правильных санитарно-эпидемиологических норм, для человека в общем-то безвредны: они не вызывали серьёзных побочных эффектов ни сразу, ни в 5-10-летней перспективе.

До настоящего времени последствия накопления ДДТ в организме человека не установлены, хотя и известно, что ДДТ приводит к индукции микросомальных ферментов, что, однако, не влечёт каких-либо морфологических изменений печени, а ферментативная активность в целом не превышает нормы. Воздействие ДДТ на иммунную систему человека, по-видимому, носит ингибирующий характер (тормозит активность ферментов, уменьшая образования антител), однако окончательно и это не установлено.

Утверждения о канцерогенном, мутагенном, эмбриотоксическом, нейротоксическом, иммунотоксическом воздействии ДДТ на организм человека, а также утверждения, что ДДТ способствует развитию сердечнососудистых заболеваний, рака, атипичной пневмонии, ретрорентальной фиброплазии, полиомиелита, гепатита и даже «нейропсихических проявлений» так и не получили каких-либо серьезных доказательств, и, вероятно, пресловутая токсичность ДДТ связана исключительно с его неправильной концентрацией при применении, а также с длительным накоплением в почве и растениях в связи с неправильным использованием [1, 5, 6, 14].

К сожалению, отказ от использования ДДТ привел к тому, что например, малярия продолжает уносить миллионы жизней. По подсчетам Всемирной Организации Здравоохранения (World Health Organization), ежегодно малярией заболевают до 500 млн. человек, 1 млн. из них умирает, и за всё время, т.е. порядка 50 лет, почти полного запрета ДДТ от малярии скончались более 60 млн. человек – более 10 млн. в год! Однако теперь Всемирная Организация Здравоохранения, и даже некоторые экологические организации, особенно Environmental Defense, которая была яростным противником ДДТ в 1960-1970-е годы, ныне снова выступают за использование ДДТ.

Подобная ситуация сложилась и с клещевым энцефалитом (а также иными видами энцефалита)  в различных регионах Российской Федерации, вплоть до того, что энцефалитные клещи стали появляться в Московской области, перенося также и болезнь Лайме (боррелиоз) [13, 18]. Неблагополучна ситуация и по бешенству, и также в районах окружающих Москву.

Отметим, что в СССР производство ДДТ началось в 1946 году в Москве и Вурнарах (Чувашия). В период интенсивного использования в 50-70-е годы ДДТ применяли в количестве более 20 тыс. тонн в год, что привело к серьезному загрязнению значительных площадей страны, попаданию ДДТ в опасных количествах в продукты питания, и. следственно  в организм человека. В 70-е годы ХХ века на использование ДДТ были введены строгие ограничения, а СССР стал второй страной после Новой Зеландии, где было запрещено использование ДДТ, за исключением применения препарата против малярии в Узбекистане и для борьбы с энцефалитным клещом в Сибири.

Тем не менее, после запрета производство и применение ДДТ в СССР не было остановлено, а продолжалось, правда, уже в «секретном порядке». Масштабы выпуска ДДТ не только сохранились, но и расширились за счет открытия завода в г. Новочебоксарске в Чувашии. И в 1986 году, через 16 лет после «запрета» объем собственного выпуска ДДТ в СССР составил не менее 10 тысяч тонн.

Отметим, что применение различных пестицидов на территории СССР, а затем в Российской Федерации, допускалось только в соответствии с утвержденным «Перечнем химических и биологических средств борьбы с вредителями, болезнями растений и сорняками, и регуляторов роста растений», впервые выпущенном в 1960 году Государственной комиссией по химическим средствам борьбы с вредителями, болезнями растений и сорняками (Госхимкомиссией), причём указанный перечень несколько раз дополнялся (в частности  в 1986, 1990, 1997 годах). Госхимкомиссия установила  чёткие нормы расхода пестицидов в расчете на 1 гектар для различных сельскохозяйственных культур в документе: «Стандарты и нормы для планирования в сельском хозяйстве. Защита растений» [ 1, 2,  7].

В 1986 году, спустя пятнадцать лет после формального запрета на применение ДДТ, Министерством здравоохранения были утверждены «Временные методические указания по применению ДДТ и ГХЦГ для уничтожения членистоногих, имеющих эпидемиологическое значение (вшей, блох, москитов, малярийных комаров, клещей)» за № 28-6/3. И только в 1989 году его же приказом № 138 было запрещено применение этих препаратов для целей медицинской дезинфекции [1, 7].

В СССР данные об объемах применения ДДТ, гексохлорана, гексахлоциклогексана  (ГХЦГ) были полностью засекречены и никогда и нигде не публиковались. Согласно заключениям экспертов Всемирного фонда охраны природы (WWF), использование ДДТ для медицинских целей происходило по инициативе местных санитарных органов, которые зачастую вообще не информировали об этом Министерство здравоохранения.

К сожалению, в некоторых случаях в распоряжении местных властей не было иного весьма эффективного средства для борьбы с энцефалитом, чумой и кожным лейшманиозом, кроме как ДДТ, ГХЦГ или гексахлорана, и, располагая  большими запасом препаратов,  местные власти не запрашивали разрешения на его применение, а если данных препаратов не было, то они настоятельно требовали от вышестоящих органов обеспечить их химическими препаратами для предотвращения распространения крайне опасных болезней, прежде всего энцефалита и чумы. Понятно, что региональные или федеральные власти обычно содействовали местным санитарным работникам в получении дезинфицирующих средств (ДДТ и т.д.) средств из т.н. «центрального резерва», но в большинстве случаев никаких документов об объемах и номенклатуре поставленных препаратов не велось, да и источник получения также не был известен.

Отметим, что в настоящее время на территории Российской Федерации в  трёх  районах Южной Сибири имеются природные очаги чумы – это Забайкальский, Тувинский и Горно-Алтайский очаги, что представляет собой серьезную медицинскую и экологическую проблему, так как применение ДДТ там просто необходимо.

Однако, считается, что в результате применения ДДТ около 20% плодородных почв бывшего СССР были загрязнены, что часто было связано с неправильным расчетом препарата или просто халатностью. При санитарной норме для почвы 0.5-1 мг/кг в 1960-1970 годах  и 0.1 мг/кг в 1981 году количество ДДТ в почвах отдельных регионов СССР было выше в 5-10 раз, а в хлопковых районах Узбекистана это превышение достигало 85 раз!

В 1975 году ДДТ содержался в 8% образцов мяса, 5-10% образцах корнеплодов и картофеля. В 1988 году в 30% образцов сухого молока для детского питания количество ДДТ в 5 раз превышало допустимую норму [22, 23].

Официально же в бывшем СССР содержание ДДТ в мясе, масле, молоке и яйцах вообще «не допускалось», тем не менее, всегда вводились некие «временные» нормы. Так, в течение 15 лет после запрета ДДТ «временная» величина ПДК (мг/кг) для молока в детском и диетическом питании составляла 0.05, для яиц и мяса – 0.1, для консервированной рыбы – 0.2.

В настоящее время, по данным Стокгольмской конференции и по оценке группы независимых экспертов, ДДТ используется для борьбы с переносчиками различных болезней в 15 странах Азии, Тихого океана и Африки (Индия, Йемен, Маврикий, Мозамбик, Мьянма, Свазиленд, Уганда, Эфиопия, Южная Африка, Гамбия, Замбия, КНДР, Намибия, Эритрея, Ботсвана, Китай, Мадагаскар, Марокко, Маршалловы Острова, Сенегал, Зимбабве), причем ряд стран не дает информации о количестве применяемого вещества.

Согласно ключевым рекомендациям Стокгольмской конференции 2004 года ДДТ следует продолжать использовать только в районах, затронутых малярией, где «…отсутствует возможность применения учитывающих местную специфику действенных альтернатив, причём  ДДТ следует применять в строгом соответствии с рекомендациями и руководящими принципами ВОЗ и только для борьбы с переносчиками болезней…».

Тем не менее, Всемирная Организация Здравоохранения объявила о том, что она собирается активно стимулировать применение пестицидного ДДТ для борьбы с малярией в развивающихся странах.

В настоящее время запрет на использование ДДТ, и в первую очередь против малярии в развивающихся странах – это активная «деятельность» различных государственных, частных и неформальных экологических  организаций, а в ряде случаев экстремистки и анархически настроенных партий и групп «зеленых», хотя всем давно уже ясно, что их деятельность, в ряде случаев, нечто большее, чем просто борьба за экологию, благополучие людей и планеты – чаще всего это лишь способ политического давления для достижения своих политических и экономических целей.

На сегодняшний день официально ДДТ производится в трех странах: Индии, Китае и Корейской Народно-Демократической Республике. По последним данным, объем его производства в Индии в 2007 и 2008 годах составлял, соответственно, 4495 и 3441 тонн, 150 тонн в год выпускается в Китае для использования в качестве промежуточного материала в производстве дикофола (кельтан или хлорэтанол).

23 мая 2001 года на Конференции полномочных представителей Стокгольмской конвенции был поставлен вопрос и принята конвенция «О стойких органических загрязнителях», или СОЗ [9, 11]. Конвенция вступила в силу 17 мая 2004 года. Подписавшиеся в конвенции (152 страны) закрепили обязательства по запрещению производства и использованию (за исключением некоторых пунктов) девяти химических веществ из списка СОЗ, ограничить использование ДДТ для контроля малярии, и по разработке программ по пресечению ненамеренного образования диоксинов и фуранов [11, 15, 17, 20].

В список были включены двенадцать химических соединений, в первую очередь интексицидов, применяемых для дезинфекции, борьбы с вредителями сельскохозяйственных культур и различными инфекционными заболеваниями (так называемая «Грязная дюжина» веществ (Persistent Organic Pollutants), или POP).

  1. ДДТ  (дихлордифенил-трихлорэтан), токсичность под сомнением, незаменим для уничтожения малярийных комаров
  2. Алдрин (пестицид-инсектицид применявшийся для борьбы с почвенными вредителями и  для защиты злаковых культур, кукурузы и картофеля, а также для защиты деревянных строений от термитов. Крайне редко обнаруживается в продуктах питания и тканях живых организмов, в очень незначительных концентрациях. Алдрин прочно связывается с частичками почвы и практически не попадает в грунтовые воды. Считается токсичным для рыб, птиц и человека)
  3. Диэлдрин (пестицид, производное алдрина, в почве алдрин быстро превращается в диэлдрин, который имеет период полувыведения из почвы 5 лет, в отличие от 1 года для алдрина)
  4. Эндрин (пестицид-инсектицид и дератизатор, высокотоксичен для рыб)
  5. Хлордан (инсектицид против термитов, оказавшийся токсичным для рыб и птиц, у человека воздействует на иммунную систему, потенциальный канцероген)
  6. Мирекс (инсектицид против муравьев и термитов, является потенциальным канцерогеном)
  7. Токсафен (инсектицид против клещей, является потенциальным канцерогеном)
  8. Гептахлор (инсектицид, применялся против почвенных насекомых, оказался токсичен для птиц, потенциальный канцероген)
  9. Полихлорированные дифенилы (ПХД)
  10. Гексахлорбензол (ГХБ) (пестицид-фунгицид, использовался для протравки семян, негативно воздействует на репродуктивные органы, до сих пор используется в производстве поливинилхлорида, синтетического каучука, пентахлорфенола и его производных, красителей, а также для консервации древесины)
  11. Полихлордибензодиоксины (ПХДД)
  12. Полихлордибензофураны (ПХДФ) (дибензофураны, по структуре схожи с диоксином, весьма  токсичны, являются канцерогеном).

Согласно решению Стокгольмской конференции было запрещено производство и должны были быть ликвидированы запасы алдрина, диэлдрина, эндрина, хлорана, мирекса, токсафена, гептахлора, но не запрещено ограниченное использование ДДТ.

ПХД, ГХБ, ПХДД и ПХДФ чаще всего являются побочными продуктами, применяются  в химической промышленности, или вырабатываются при сжигании отходов [15, 17, 20, 21, 24].

Россия подписала Стокгольмскую конвенцию 22 мая 2002 г. (постановление Правительства Российской Федерации от 18 мая 2002 года №320), Государственной Думой РФ был принят Федеральный закон № 164-ФЗ от 27.06.2011 «О ратификации Стокгольмской конвенции о стойких органических загрязнителях». Данный Федеральный закон ратифицирует Стокгольмскую Конвенцию в редакции от 22 мая 2001 года, при этом Российская Федерация реализовала для себя имеющуюся в тексте Конвенции возможность для государства организовать режим, согласно которому любая новая поправка к Конвенции будет вступать в силу для Российской Федерации лишь после процедуры ратификации, принятия, одобрения или присоединения к такой поправке [9].

Таим образам различные виды дезинфекции и особенно применение различных химических дезинфицирующих препаратов и в настоящее время – открытый вопрос для экологов, медиков, вирусологов, химиков. С одной стороны вполне вероятно сильное загрязнении экосистемы химическими препаратами, их накопления в почве и растениях, попадания  в грунтовые вод, реки, и океаны, не исключена возможность и техногенных катастроф с выбросом в атмосферы различных ядовитых веществ. С другой стороны, в ряде регионов планеты без химической дезинфекции просто не обойтись, так только она способна стабилизировать инфекционную обстановку по ряду серьезнейших инфекционных заболеваний. Вероятно, что применение ряда препаратов, пусть и ограниченно (например, ДДТ) необходимо, но только  с соблюдение четких санитарно-эпидемиологических норм, и только в определённых ареолах обитания насекомых, грызунов и т.д., не допуская попадания дезинфицирующих препаратов в почву, питьевую воду, на кожные покровы и в организм животных и человека.

Для справки. Неблагополучными по холере считаются – Индия, Лаос, Индонезия, Иран, Ирак, Турция, Афганистан, Боливия, Бразилия, Гватемала, Гондурас, Мексика, Никарагуа, Перу, Сальвадор, Ангола, Бурунди, Гана, Гвинея, Нигерия, быв. Сомали, Чад, Уганда, Танзания, Сьерре-Леоне.

Случаи заболевания чумой регистрированы в Индии, Зимбабве, на Мадагаскаре, в Мозамбике, Малайзии, во Вьетнаме.

Желтая лихорадка (до 25% смертельного исхода!), по данным ВОЗ распространена в 47 странах Африки и Азии.

Брюшной тиф широко распространен почти по всем Африканскому континенту, в Азии, а также в странах Латинской Америки и Мексике.

Амебная дизентерия (амёбиаз) широко распространена в Индии и Мексике, по данным ВОЗ – 10% людей на Земле больны амёбиазом.

Шистосоматоз, африканский трипаносомоз (или «сонная болезнь») – в 36 странах, инфицированы от 50 до 70 тысяч человек, лимфатическая филария, или «слоновья болезнь» – больны около 120 млн. человек, лепрой, или проказой (в основном в Индии, Бразилии и Бирме), всего больны около 2 миллионов человек (Каздым, 2012).

 

А.А. Каздым
Кандидат геолого-минералогических наук
Академик Международной Академии наук
Академик Международной Академии наук по экологии и  безопасности жизнедеятельности

Используемая литература

  1. Временные методические указания по применению ДДТ, гексахлорана и его гамма-изомера для уничтожения членистоногих, имеющих эпидемиологическое и санитарно-гигиеническое значение (вшей, блох, тараканов, комаров, мошек, москитов, мух, клещей). Приказ Главного санитарного врача СССР № 937-71от 2 ноября 1971 г.
  2. СанПиН 3.4.035-95 «Санитарная охрана территории Российской Федерации» (Постановление № 13 Госкомсанэпиднадзора РФ от 23 августа 1995 года)
  3. СанПиН 1.2.2584-10 «Гигиенические требования к безопасности процессов испытаний, хранения, перевозки, реализации, применения, обезвреживания и утилизации пестицидов и агрохимикатов»
  4. Приказ Министерства Здравоохранения СССР № 138 от 2 марта 1989 г. «О запрещении использования ДДТ».
  5. Федеральный закон  № 52-ФЗ  от 30.03.1999 г. «О санитарном и эпидемиологическом благополучии населения».
  6. Федеральный закон  «Об охране окружающей среды». N 7-ФЗ от 10.01.2002 года. Глава VII.
  7. Федеральный закон «О безопасном обращении с пестицидами и агрохимикатами» № 109-ФЗ от 19 июля 1997 года. 
  8. Федеральный закон  «Об отходах производства и потребления» № 89-ФЗ от 24 июня 1998 года 
  9. Федеральный закон № 164-ФЗ от 27.06.2011 «О ратификации Стокгольмской конвенции о стойких органических загрязнителях»
  10. Уголовный кодекс РФ (УК РФ) от 13.06.1996 N 63-ФЗ. Глава 26 «Экологические преступления».
  11. Конференция Сторон Стокгольмской конвенции о стойких органических загрязнителях. Четвертое совещание. Женева, 4-8 мая 2009 года.
  12. ДДТ возвращается // Наука и жизнь, № 7, 2007.
  13. Иерусалимский А.П. Клещевой энцефалит. Руководство для врачей. Новосибирск. 2001.
  14. Галактионов С. Г. Биологически активные. М. Изд. «Молодая гвардия», серия «Эврика», 1988.
  15. Грошева Е.И., Данилина А.Е., Тычкин Л.В. Оценка загрязнения территории России диоксинами и диоксиноподобными токсикантами. Диоксины. Супертоксиканты XXI века. Регионы России. Инф. выпуск 2. Государственный комитет РФ по охране окружающей среды. ВИНИТИ. М.: 1998. С. 20-70.
  16. Каздым А.А. Санитарно-гигиенические проблемы городов – от Средневековья до наших дней. М.: Изд. «ИП Скороходов В.А.», 2012. 84 с.
  17. Майстренко В.Н., Круглов Е.А., Амирова З.К., Хамитов Р.З., Полихлорированные диоксины и дибензофураны в окружающей среде и пищевых продуктах республики Башкортостан. Диоксины. Супертоксиканты XXI века. Регионы России, Инф. выпуск № 3. Государственный комитет РФ по охране окружающей среды. ВИНИТИ. М.: 1998. С. 102-114.
  18. Манзенюк И.Н., Манзенюк О.Ю. Клещевые боррелиозы (болезнь Лайма). Кольцово. 2005.
  19. Ревич Б., Гурвич Е., Прокопенко Ю., Прохоров Б. Региональные и локальные проблемы химического загрязнения окружающей среды и здоровья населения. М.: 1995. С. 25-27
  20. Мельников Н. Н., Набоков В.А., Покровский Е.А. ДДТ. Свойства и применение. М.: Изд. ГХИ, 1954. 206 с.
  21. Федоров Л.А. Диоксины как экологическая опасность: ретроспектива и перспективы, М.: Наука, 1993. 266 с.
  22. Эйхлер В.  Яды в нашей пище. 1982
  23. Экологическая химия. Основы и концепции. Под ред. Ф. Корте, М.: Изд. «Мир». 1996. С. 358-379.
  24. Юфит С.С., Клюев Н.А., Бродский Е.С.  Характер диоксинового загрязнения Архангельского региона. Диоксины. Супертоксиканты XXI века. Регионы России, Информационный выпуск 3, Государственный комитет РФ по охране окружающей среды, ВИНИТИ, М.: 1998. С. 10-34.
  25. Carson R. L. «Silent spring», 1962.
  26. Marquardt H. Toxicology. Academic Press, 1999
  27. Douben P.E.T. PCDD/F emission to atmosphere in the UK and future trends // Chemosphere, vol. 34, № 5-7. 1997. PP. 1181-1189.

.
.
.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках

Автор: РЕДАКЦИЯ

Редакция сайта

Яндекс.Метрика