Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Демократы надоели, но не окончательно

Демократы надоели, но не окончательно

Американцы посчитали, что сегодня Вашингтон не справляется со своими функциями, Обама это признал

etudf

Четвертого ноября на промежуточных выборах в Конгресс партия президента Обамы потерпела чувствительное поражение, потеряв большинство в верхней палате Конгресса — Сенате. До выборов демократам принадлежало 55 из 100 мест в Сенате, однако республиканцы обеспечили себе большинство, победив в Арканзасе, Колорадо, Айове, Монтане, Северной Каролине, Южной Дакоте и Западной Вирджинии. Еще в трех штатах результаты пока не подсчитаны. Кроме того, республиканцы увеличили число своих конгрессменов в Палате представителей, где у них было 233 из 435 мест, как минимум на 14. Столь значительного большинства у Республиканской партии не было начиная с сороковых годов.

Администрация Белого дома признала поражение президентской партии, Барак Обама выступил со специальным заявлением. По мнению главы государства, результаты выборов продемонстрировали, что американцы считают, что Вашингтон не справляется со своими функциями. Президент сказал, что готов сотрудничать с республиканцами на протяжении последних двух лет своего президентства и попытается найти точки соприкосновения со своими оппонентами.

С чем категорически не согласны в Белом доме — это признать выборы своеобразным референдумом доверия американцев президенту. За неделю до голосования рейтинг главы Белого дома составлял 42% в среднем по стране, а в 10 штатах он был ниже 40. Для сравнения, рейтинг Конгресса — всего 14%.

Есть традиционное объяснение поражению демократов — президентская партия на промежуточных выборах, как правило, проигрывает. Особенно это относится ко второму президентскому сроку. Принцип разделения властей, система «сдержек и противовесов», можно сказать, «отложились» в психологии американских избирателей. Длительное политическое господство одной партии в этой стране в принципе невозможно. Демократы, как признают избиратели, им уже порядком поднадоели. Политический маятник предсказуемо качнулся в обратную сторону. Другое дело, что демократы проиграли промежуточные выборы второй раз подряд — в 2010-м они потеряли большинство в Палате представителей, а вот теперь и в Сенате.

Четыре года назад причиной поражения называли обамовскую реформу здравоохранения (obamacare), буквально продавленную через Конгресс (ни один республиканец ее не поддержал) благодаря тогдашнему большинству демократов в обеих палатах. Целью Обамы было дать медицинское страхование большему числу малоимущих граждан и их семьям и обязать работодателей оплачивать часть страхования работников. Получилось — во всяком случае, в трактовке американских СМИ — те, кто имел ранее страховку, стали платить за нее еще больше — за себя и за другого. «Отнять и поделить» — американцам, ценящим индивидуальную свободу, такой принцип «социальной справедливости» пришелся не по нутру, как и вмененная им обязанность покупать медицинскую страховку. Слишком многие граждане посчитали это диктатом государства.

Через 4 года проблем у Обамы заметно прибавилось: исламисты из ИГИЛ и потенциальная угроза новых терактов на американской территории; кризис на границе с Мексикой — нашествие детей из стран Центральной Америки, пересекавших границу без сопровождения взрослых, американские пограничники и медики в массовом порядке ими только и занимались; угроза эпидемии Эболы — американцев не устроила реакция властей на первые случаи заражения внутри США. Украина и Россия в списке тем на этих выборах не фигурировали. Не верьте тем, кто скажет, что партия Обамы потерпела крах из-за его жесткой внешней политики. Скорее наоборот, многие, прежде всего сторонники республиканцев, убеждены, что президент выступает на внешней арене слишком мягко, нерешительно и непоследовательно. Ультраправым в США в этом смысле импонирует… Владимир Путин.

Тот факт, что страна наконец вышла из длительной экономической рецессии, безработица в прошлом месяце достигла 5,9% (лучший показатель с 2007 года), Обаме и демократам не помог.

Есть еще один субъективный фактор. В этом году выборы в Сенат проходили в штатах, где у республиканцев традиционно более сильные позиции. Можно сказать, расклад был заранее не в пользу демократов. Через два года, когда американцы будут избирать еще 34 сенатских кресла, голосование пройдет уже в штатах, где исторически сильнее позиции демократов.

Как отметила в интервью «Новой» бывший политический директор новостей телекомпании ABC, а ныне главный редактор авторитетного в США издания The Cook Political Report Эми Уолтер, Барак Обама стал «хромой уткой» за два года до конца президентства и у него есть два пути:

— Либо Обама попытается действовать впредь исключительно в рамках президентских указов, максимально использовать власть бюрократии, либо ему придется учиться работать с республиканским Конгрессом. «Перекалибровка» произойдет в обеих партиях. Не забывайте, что в ту минуту, когда закончились промежуточные выборы в Конгресс, стартовала президентская кампания. И это будут совсем другие выборы! Мы будем слышать в прессе очень много про Хиллари Клинтон, про республиканских кандидатов и все меньше и меньше про президента.

 Как решать назревшие проблемы страны при «разделенной власти»? Например, обе партии признают необходимость иммиграционной реформы, но договориться не могут.

— Законопроект о реформе был принят в Сенате, но даже не выносился на голосование в Палате представителей. Тем не менее в этой палате найдется немало законодателей, которые готовы обсуждать эту тему с президентом. По мере приближения президентских выборов мы вправе ожидать межпартийные компромиссы. Победа республиканцев их также оставила на перепутье: либо продолжать непримиримую борьбу с президентом, либо попытаться с ним сотрудничать.

В 1995 году президент-демократ Билл Клинтон успешно сотрудничал с так называемыми «умеренными» республиканцами. Проблема в том, что новоизбранные сенаторы-республиканцы представляют консервативные штаты, так называемые deep red states. Умеренных в Конгрессе с каждыми выборами становится все меньше.

И хотя новый лидер Сената Митч МакКоннелл, по итогам выборов разговаривавший с Обамой по телефону, обещал сотрудничество, первые новости не обнадеживают. Президент вновь заявил, что до конца года подпишет законопроект об иммиграционной реформе в одностороннем порядке, воспользовавшись своими полномочиями главы исполнительной власти. МакКоннелл, в свою очередь, очень надеется, что этого не произойдет, а некоторые республиканцы уже заявили, что не позволят президенту в одностороннем порядке изменить иммиграционное законодательство и разрешить миллионам мигрантов, попавшим в Соединенные Штаты нелегально, остаться в этой стране. К тому же, заявил МакКоннелл, теперь, когда республиканцы контролируют Конгресс, они сосредоточат внимание на разногласиях с Обамой по поводу главного достижения президента — подписанного им закона о реформе здравоохранения. А спикер Джон Бейнер — глава нижней палаты пообещал, что Конгресс будет работать над законопроектами об энергетике и рынке труда, обсуждение которых, по его словам, все это время затягивали демократы. Как ожидается, Конгресс теперь проголосует за строительство крупнейшего нефтепровода из Канады в Техас.

Впрочем, если республиканцы решат в первые же недели показать избирателю, чем они принципиально отличаются от Обамы, и напринимают новых законопроектов, неприемлемых для главы исполнительной власти, президент может применить право вето. Обама пользовался этим правом всего два раза, теперь он сможет делать это чаще. Касается всех, в том числе и России. Республиканцы требуют более жесткого подхода к российским властям — будь то финансовые санкции, предоставление Украине военной помощи, отмена сокращений военных расходов Пентагона или расширение военного присутствия в Восточной Европе. Все это станет возможным, когда к руководству сенатских комитетов придут такие принципиальные противники Путина, как сенатор из Аризоны Джон Маккейн, который всегда подчеркивает, что он — не враг России, он — враг режима. И не надо забывать, что внешняя политика — это компетенция президента: Конгресс может принимать любые решения, но последнее слово за Обамой.

Как заявил в интервью Русской службе «Голоса Америки» старший научный сотрудник Брукингского института, в прошлом посол США в Украине, Стивен Пфайфер, кардинальных изменений американо-российские отношения претерпеть не должны: «Мне кажется, что даже при нынешнем расположении сил в Конгрессе мы наблюдаем серьезный скептицизм в отношении к России. Полагаю, что мы станем свидетелями ужесточения такого отношения, хотя не думаю, что произойдет резкий поворот в политике по отношению к России».

Специально для «Новой», Вашингтон

Александр Панов
novayagazeta.ru

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика