Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Что им стоит мост построить

Что им стоит мост построить

Без преувеличения исторический визит саудовского короля Салмана ибн Абдул-Азиза в Египет ознаменовался подписанием множества договоров, главным образом, в экономической сфере, а также как минимум двумя событиями, носящими поистине сенсационный характер.

Салман ибн Абдул-Азиз
Салман ибн Абдул-Азиз

Что касается экономики, фактически речь идет о своего рода упорядочивании грядущей многомиллиардной (чаще всего называется цифра в 16 млрд долларов) экономической помощи Египту со стороны СА, предусматривающей, в числе прочего, и реализацию различных совместных проектов. Однако новости, которые произвели эффект разорвавшейся бомбы, имели не только экономическую окраску. Начать стоит с того, что Каир объявил о передаче Эр-Рияду двух островков, находящихся на входе в Акабский залив, – Тиран и Санафир. А ведь именно через пролив между Тираном и побережьем Синая проходит сообщение израильского Эйлата, а также иорданского порта Акаба непосредственно с Красным морем. Кроме того, обе стороны объявили о намерении построить мост, который будет переброшен через залив и соединит Синай с СА, пройдя через остров Тиран. Понятно, что реализация данных планов самым непосредственным образом касается Израиля, ведь, как уже говорилось выше, Тиранский пролив является важнейшей для нас транспортной артерией.

Несмотря на то, что вышеупомянутые острова располагаются в «горлышке» залива, говорить в наше время об их военном значении весьма сложно. Дело в том, что из-за узости пролива для его блокировки достаточно задействовать силы с побережья Синая, и нет никакой необходимости размещать гарнизон на островах. Правда, в далеком прошлом дело обстояло несколько иначе. По большому счету, эти небольшие участки суши имеют значение лишь с точки зрения природы и экологии, а также, что гораздо более важно, строительства того самого моста. Другое дело, что таковой может быть успешно построен вне зависимости от национальной принадлежности островов.

Сообщение о том, что Санафир и Тиран переданы Саудовской Аравии, было встречено в Египте с немалым удивлением. Противники президента а-Сиси не преминули воспользоваться ситуацией сполна и подвергли его шквалу критики. Объяснение, что острова изначально не принадлежали Египту, показалось многим гражданам страны явно неудовлетворительным. И в самом деле, о том, что они, оказывается, саудовские, за прошедшие десятилетия, мало кто слышал. Между тем, до 1950 года они фактически принадлежали СА и были отданы «под защиту» тогда еще королевскому, донасеровскому Египту, но отнюдь не навсегда. Таким образом, для короля Салмана их возвращение стало своего рода восстановлением исторической справедливости. В те времена саудовцы опасались, что Израиль захватит эти два участка суши с целью облегчения своего судоходства. Попытка же помешать судоходству могла быть воспринята еврейским государством как казус белли, а воевать СА не собиралась. Временная передача островов Египту, который являлся основным военным противником Израиля, освобождала СА от риска войны и перекладывала всю ответственность на Каир. Это было просто удобно. При этом иной практической значимости небольшие песчаные острова, где нет ни одного источника пресной воды, не имели.

Именно Тиранский пролив (вернее, его блокировка Египтом для израильского судоходства) дважды становился одной из главных причин израильско-египетских войн – в 1956 и 1967 гг. Однако в обоих случаях контроля ЦАХАЛа над островками для разблокировки пролива было отнюдь недостаточно – нужно было занимать и территорию Синая с Шарм-аш-Шейхом, расположенным фактически напротив Тирана. В 1956 году, в ходе операции «Кадеш», оба острова оказались под израильским контролем без всякого боя. Глава правительства Бен-Гурион даже поторопился тогда объявить, что Тиран (он же библейский Йотват) станет частью Третьего Израильского царства. Правда, очень быстро выяснилось, что мечты не соответствуют реалиям, и ЦАХАЛ был выведен как с Синая, так и с островов.

Вместе с тем, израильское судоходство в проливе, имеющем статус международных вод, было обусловлено договором, гарантируемым международным сообществом. После того как в 1967 году Египет опять блокировал пролив, очередная война стала неизбежной. Как и 11 лет назад, острова были заняты без боя. Именно на Тиране базировалась береговая батарея египтян. Две из этих крупнокалиберных пушек можно сегодня лицезреть в тель-авивском «Батей-а-Осеф», одном из лучших израильских музеев, на мой взгляд, обязательных к посещению для тех, кто интересуется военной историей. Несмотря на пятнадцатилетний контроль, присутствие ЦАХАЛа на Тиране носило непостоянный и символический характер: гарнизон состоял всего лишь из пехотного отделения. Второй раз острова на условиях демилитаризации и свободного израильского судоходства в проливах были переданы Египту в 1982 году уже по итогам Кэмп-Дэвидских соглашений.

Естественно, Иерусалим был в курсе ведущихся между Каиром и Эр-Риядом переговоров. Более того, как подтвердил министр обороны Моше Яалон, Израиль дал письменное согласие на передачу – при условии соблюдения саудовцами обязательств, взятых на себя Египтом в Кэмп-Дэвиде. В качестве главного гаранта Кэмп-Дэвидских соглашений подписались под изменениями и американцы.

Чем же была продиктована такая сговорчивость Израиля? Во-первых, тем, что никакой прямой опасности для нас передача островов не представляет. Если Египет и (или) СА захотят блокировать израильское судоходство, это будет очередным казусом белли со всеми вытекающими отсюда последствиями, однако главное даже не это. Чисто технически и Египет, и СА, а тем более обе страны вместе, могут это осуществить без связи с тем, кто из них владеет островами. Поэтому взятие СА на себя части Кэмп-Дэвидских обязательств вполне устроили Израиль. Главная же причина израильского согласия в том, что Египет является важнейшим партнером нашей страны в арабском мире, поэтому удовлетворение столь важной для Каира просьбы не могло не сказаться позитивно на двусторонних отношениях. И наоборот, отказ привел бы к их ненужному обострению. По всей видимости, то же самое в некоторой степени относится и к СА, с которой у Израиля хоть и нет официальных отношений, но, согласно множеству открытых источников, имеются довольно обширные неофициальные контакты. Связаны они с общностью интересов в ряде сфер, в первую очередь – с противостоянием иранскому влиянию. Сказанное выше касается и проекта строительства грандиозного моста, который, как объявлено, будет назван именем короля Салмана. В данном случае Иерусалим интересует одно: чтобы данное сооружение, если оно не останется на бумаге, не мешало израильскому судоходству технически.

Для египетского президента столь неожиданная для общественности передача СА территорий, которые его противникам легко представлять стратегически важными, конечно же, является болезненным шагом. Тем не менее, контролируемые СМИ и активная пропагандистская кампания насчет того, что находившиеся 66 лет под египетским контролем острова на самом деле саудовские (формально так оно и есть), свое дело, безусловно, сделают. Припоминать данный эпизод египетскому президенту будут неоднократно, но вряд ли это приобретет критический вес. Кстати, в свое время СА уступила Иордании, в обмен на малозначимую пустынную территорию, 12 км побережья Акабского залива, что позволило Хашимитскому королевству заиметь не миниатюрный, а полноценный выход к морю. Причем, возможно, этим территориальные обмены СА с Иорданией, касающиеся побережья, не ограничатся.

На фоне передачи островов напомнили Египту о себе и суданские власти. Дело в том, что на побережье Красного моря имеется участок территории, о принадлежности которого Каир и Хартум ведут давний спор, уходящий корнями во времена английских колонизаторов. Правда, в отличие от СА, у Судана серьезных рычагов влияния на Египет нет, и сколько бы суданцы о себе ни напоминали, все зависит от доброй воли Каира, а вернее от ее отсутствия, т.к. спорный участок, в отличие от двух пустынных островков, богат полезными ископаемыми.

Что касается египетской уступчивости в отношении СА, она объяснятся тотальной зависимостью послереволюционного Египта от экономической помощи королевства. Объемы уже полученных средств оцениваются в 13 млрд, и все еще впереди. Правда, значительная часть этих, а также представляемых ОАЭ денег, расходуется не на экономику, а на колоссальные закупки вооружений, в первую очередь, во Франции и России. Помогая Египту, СА прочно ввела эту сильнейшую в военном отношении арабскую страну в орбиту своего влияния, что, среди прочего, предусматривает и совместное участие в различных коалициях. Так, Египет, не имея в Йемене собственных фактических интересов, принимает в идущей там войне определенное, хотя и не очень масштабное, участие. При падении цен на нефть в СА активизировались попытки экономического развития, не завязанного на энергоносителях, и здесь укрепление связей с такой значимой страной как Египет, также имеет немалое значение.

Когда мост войдет в строй, он существенно облегчит транспортное сообщение и грузооборот между странами Персидского залива и Египтом. Эффект будет еще более впечатляющим, если по мосту пройдет и железная дорога. Наконец нельзя забывать о таком важном аспекте как религия. Мост между суннитской Северной Африкой и Аравийским полуостровом существенно облегчит совершение хаджа для мусульман Черного континента. Кстати, идея строительства моста неоднократно озвучивалась в прошлом, а на официальном уровне это произошло впервые еще в 1988 году. Похожий по масштабам мост уже связывает СА и Бахрейн. Исходя из этого, намерения Эр-Рияда следует считать серьезными. Нет сомнения, что столь грандиозное строительство нанесет серьезный экологический ущерб уникальной морской природе тех мест, но вряд ли этот фактор станет для сторон определяющим. Ряд экспертов уже озвучили и такую проблему как непрекращающиеся тектонические изменения в районе потенциального строительства, что, по их мнению, также может послужить серьезным препятствием.

Серьезным вызовом должно стать обеспечение безопасности моста и судоходства под ним от террористических атак, однако эта задача выглядит вполне решаемой. Тем более что и СА, и особенно Египет крайне заинтересованы в стабилизации обстановки на Синае. Этому, по замыслу Каира и Эр-Рияда, должно послужить запланированное одним из двусторонних договоров создание зоны свободной торговли на северо-востоке Синая, где на данный момент как раз и зафиксирована основная террористическая активность.

Давид ШАРП
«Новости недели»

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика