Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / «Черно-белая» Рэйчел Долежал

«Черно-белая» Рэйчел Долежал

Социальная жизнь Америки представляется замысловатым салатом разных идей, не всегда вполне совместимых. Важные компоненты салата – из основ либерализма: «Свобода, равенство…». Последнее десятилетие свобода американцев значительно расширилась в сексуальной сфере, что оттеснило на обочину жизни религию — бывшего регулятора дозволенной обществом сексуальности. Религиозность американцев падает и, соответственно, растёт дозволенное в сексе. Кандидат в президенты Майк Хакаби даже предупредил, что ожидаемое признание Верховным судом США законности однополых браков сделает нелегальным христианство. Гомосексуализм стал в глазах общества равен по статусу гетеросексуальности, и в некоторых кругах даже моден. Защищённость его демонстрирует административный запрет психологам в некоторых штатах оказывать психотерапевтическую помощь индивидуумам, озаботившихся сексуальным тяготением к представителям своего пола.

Следующим шагом в расширении свобод стала медицинская возможность для человека, чувствующего себя некомфортно в теле своего пола, поменять этот свой пол.

Свободно меняется ныне и религиозная принадлежность. Обыденным стало то, за что в былые века сжигали на кострах, — скажем, за переход в иудаизм. В случае такого изменения человек меняет и национальность. К примеру, бывшая китаянка, а ныне реформистский раввин, выступая в Белом Доме, заявила: «Мы евреи – малочисленный народ». Да и сам Обама в недавнем интервью сообщил нам: «Большего еврея, чем я, в Белом доме не было». Словно мало нам своих евреев-самоненавистников и коллаборационистов.

Но недавно выяснилось, что у свободы в Америке всё же есть границы. И устанавливает их второй кит, на котором покоится либерализм – равенство. Мы можем выбирать себе религию, национальность, пол. Но можем ли мы выбрать расу? Речь идёт, понятно, о случае Рэйчел Долежал, белой женщины, объявившей себя чёрной.

Рэйчел Долежал
Рэйчел Долежал

Казалось бы, половые различия куда существеннее, чем расовые. Основной биологический тест: разно-расовые пары нормально размножаются, а однополые не размножаются вообще. Если можно выбирать себе пол, то почему нельзя расу? Однако смена расовой идентификации Долежал упёрлась в важный социальный механизм либерализма – в «позитивные действия». Если человек в США обретёт право сам выбирать себе расу, рухнет система расовых квот при приёме на государственную службу, при получении госконтрактов, поступлении в университеты. Исчезнет неравенство, необходимое в борьбе за равенство. То есть возникает дилемма: свобода (в выборе расы) или равенство, обеспечиваемое расовыми квотами? Борцы за права против «привилегий белых», как зовутся стоящие за расовые квоты, выступили против свободы Долежал выбрать себе расу. «Я чёрная, а Рэйчел Долежал – нет», — назвала свою статью популярная журналистка Ребекка Кэрролл.

Интересный вопрос: чем важна человеку расовая идентификация? Белому человеку — очевидно, расизмом. Эта идентификация рельефна у Дилана Руфа, беспричинно застрелившего 18 июня в чёрной церкви 9 человек. Ну, ещё белый человек может загорать. В Израиле, после прибытия эфиопской алии, еврей уже не означает – белый человек. Знаю, знаю – эфиопы принадлежат к индо-европейской расе. Но разобраться в этом – белый по расе, но чёрный по цвету кожи – мне уже не под силу.

Знакомясь со случаем Рэйчел Долежал, можно понять, что означает расовая идентификация для чёрных. Родители Рэйчел – христианские миссионеры чешского, немецкого и шведского происхождения, после рождения дочери адаптировали трёх негритянских детей и одного гаитянского. В таком доме Рэйчел выросла психологически, очевидно, афроамериканкой. Она – художница, и темы её живописи традиционны для афроамериканцев. Хотя сейчас, когда скандал разразился, некоторые чёрные искусствоведы засомневались в стиле живописи Долежал. Другое занятие Рэйчел – парикмахер-стилист, конечно, в африканском стиле.

С согласия родителей Рэйчел усыновила своего 16-летнего чёрного приёмного брата Исайю (в мире, где можно менять пол, можно и усыновлять братьев). Другой приёмный сын её родителей, Эзра, обвинил Рэйчел в том, что она «промывает мозги» Исайе «ненавистью к белым».

Основной элемент расового самосознания Долежал – тема несправедливости и страданий чёрных. Она восемь раз обращалась в полицию с жалобами на преследования её на расовой почве как чёрной, но ни одной жалобе полиция не нашла подтверждения. Например, заключили, что письмо без марки с угрозами в её почтовый ящик могла поместить только сама Рэйчел, так как там требовался ключик от ящика. Английский журналист Доминик Лаусон заметил, что случай Долежал – «самый яркий пример растущего феномена, когда люди позиционируют себя как жертвы. Это следствие культуры, рисующей страдания как форму морального превосходства».

Это «моральное превосходство» у чернокожих расистов требует для своей подпитки новых несправедливостей. И когда их нет, эти несправедливости, как делает Долежал, приходится измышлять. Так, Эл Шарптон после гибели в столкновениях с полицией чёрных парней немедленно бросается организовывать массовые протесты, даже когда очевидна вина самих погибших. Да и президент Обама приводил в пример расизма Фергюсон уже после того, как стала ясной вина бандита Майкла Брауна в собственной гибели, и сжигать собственный город для чёрной толпы там не было никаких оправданий. То, что основой обвинений полицейских (подчас тоже чёрных) зачастую является расизм обвиняющих, видно из того, что убийства чёрных происходят в 70 раз чаще другими чёрными, чем в столкновении с полицией. Однако эпидемию тех убийств ни Шарптон, ни Обама не замечают.

В одной из анкет Долежал назвала свои корни, кроме вышеприведённых европейских, индейскими, афроамериканскими, арабскими и еврейскими. В свете культа жертвы это понятно: индейцев и афроамериканцев обижали белые, арабов – евреи, а евреев – все кому ни лень. Если строить свою идентификацию на несправедливых преследованиях и страданиях – понятный набор.

Искушение именно так строить свою идентификацию присутствует и у секулярных евреев. Тема Холокоста становится для этой идентификации определяющей. Поэт Юлиан Тувим утверждал – в изложении Ильи Эренбурга: «Я поляк, потому что мне нравится быть поляком», и определил своё еврейство «не той кровью, что течёт в жилах, а той, что течет из жил». Для такого еврейства антисемитизм необходим. Как для Рэйчел Долежал, чтобы чувствовать себя негритянкой, необходим хоть придуманный, но расизм. Правда, в случае Долежал – там ещё была причёска.

Борис Гулько, Нью-Джерси
http://newswe.com/

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках

Автор: РЕДАКЦИЯ

Редакция сайта

Яндекс.Метрика