Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / C гибелью мира погибнет и закон

C гибелью мира погибнет и закон

«Глухой глухого звал к суду судьи глухого».
А.С.Пушкин

Philip Roth
Philip Roth

Я только что прочитал книгу современного американского писателя по имени Philip Roth «The Human Stain». Трудно точно перевести это название на русский язык. По содержанию книги и смыслу я бы назвал её по-русски «Грех человеческий «. Кому-то больше понравится название «Человеческое клеймо». И даже «Человеческое пятно». И этот смысл тоже можно найти в книге.

Попала она мне в руки необычным путём, о котором следует рассказать вкратце. У меня есть друг всей моей и его долгой жизни. Он живёт в Москве, очень знаменитый, актер кино и театра, Народный артист России и поэтому я не назову его имени. Мы с ним в постоянном контакте, он ежегодно до недавнего времени бывал в Нью-Йорке на гастролях и даже был у нас в гостях в Техасе. Каждый его приезд я летел в Нью-Йорк, и мы практически не расставались, хотя давно живём в разных странах. Связь давно уже не проблема.

Однажды, прочитав мою статью об американском либерализме, который, по моему мнению, ведёт страну в социализм и к развалу, он резко не согласился с моей отрицательной оценкой affirmative actions. Он, как всякий либерал, хотя и очень умный, полагал, что правительство страны обязано обеспечивать всеобщее равенство и благополучие буквально всех граждан вне зависимости от их вклада в общественное дело, их способностей и желания работать.

Я же пытался доказать ему, что реализация этой утопии уже не раз в истории приводила к уравниловке вместо равенства, к всеобщему неблагополучию и жестокой диктатуре. Мы до того разошлись в этом, что несколько лет старались избегать разговоров на любую социальную и тем более расовую тему. Я даже заболел от этого, так как люблю его, дорожу его мнением и не предполагал, что мой ближайший друг, друг в течение более 50-ти лет так резко отреагирует на моё отношение к либерализму. Какое-то время мы даже перестали регулярно звонить друг другу, оба испытывая серьёзное неудобство от того, что приходилось тщательно избегать даже намёка на предмет спора и выбирать слова, прежде чем произнести их.

Потом всё утряслось, старая дружба и уважение возобладали и мы продолжали общаться как и прежде. И вдруг недавно он звонит мне, не заставши меня дома, звонит снова и снова. Я даже испугался не случилось ли чего с ним и его семьёй. И вот мы говорим по телефону.

Он прочитал книгу, названную мною выше, и очень хочет чтобы и я прочитал её и обсудил с ним. Он добавил, что теперь наконец понял мое отношение к либералам, к чёрным и нынешнему нашему президенту, который почему-то ему очень нравился. Я прочитал её. О чём же эта книга?

Старый университетский профессор, заведующий кафедрой классических языков, античного театра и литературы неосторожно спросил на лекции после двух недель с начала семестра: «существуют ли во плоти две студентки, числящиеся у меня в списке или это бесплотные духи? Я ни разу не видел их на моих лекциях». Студентки, которых профессор не видел ни разу, немедленно объявились. Но, но не для того, чтобы изучать латынь и греческий, наслаждаясь Гомером и Софоклом. Они объявились, чтобы начать скандал, обвиняя профессора в расизме. Обе они были чёрные и помнили с рассказов их бабушек, что расисты Юга называли их иногда на тамошнем слэнге духами, что пятьдесят лет назад у них соответствовало слову ниггер. Профессор резонно отвечал, что он не имел понятия о втором, давно устаревшем оскорбительном для негров значении этого невинного слова. Что он вообще не знал какой расы его студентки, ибо ни разу их не видел. Весь университет знал профессора с начала его карьеры в течение тридцати лет. Знал, что он первым в университете, будучи заведующим кафедрой, взял на работу чёрного преподавателя, сделавшего впоследствии докторскую диссертацию под его руководством. Знали также, что профессор – еврей и одного этого было достаточно, чтобы снять с него эти нелепые обвинения. Если бы только еврей!

На самом деле он был очень светлокожим, зеленоглазым чистокровным негром. Он был необыкновенно талантливым учеником в школе, превосходным спортсменом и когда пошёл в 1944 году в армию, где его никто не знал, то написал в анкете «белый». Его облик не вызывал подозрений. Мало ли у кого тёмные курчавые волосы и смуглая кожа при зелёных глазах. У еврея, например. Так он и стал евреем, решивши, что будучи белым он легко достигнет при своих способностях любых высот, на которые он решит подняться. Так и случилось. После войны успешное поступление и окончание университета, аспирантура, успешная диссертация и тридцатилетняя карьера университетского учёного-профессора.

Будучи очень умным и несгибаемо целеустремлённым он сознательно женился на смуглой, курчавой еврейке с тем, чтобы его дети ни в коем случае не были приняты за негров. Он навсегда порвал с родителями и всей многочисленной роднёй. Но, времена меняются и то, что раньше могло служить помехой в карьере теперь бы сильно ему помогло. Негры стали классом-гегемоном, если вспомнить марксистскую терминологию. Дело было в начале 90-х годов. И это его погубило.

Ситуация из ряда вон пикантная и абсурдная. Чистокровный негр, скрывшийся под маской еврея, которую он был уже не в силах снять, был обвинён его же соплеменницами в расизме и ненависти к чёрным. Все его доводы утопали в примитивной ненависти двух юных негритянок к белым. Притом совершенно необоснованной, по крайней мере к этому профессору. Но ещё более эти доводы утопали в традиционной либеральной доктрине, что негр всегда прав, и в корпоративной, тоже необоснованной модели поведения. Расиста защищать нельзя. Его нужно изгнать из общества иначе самим будет хуже. Доказательства его расизма не требуются. Достаточно слухов, наветов и догадок. Будешь требовать доказательств – самого назовут расистом и это конец карьеры! Самое выгодное – нападать!

Ничего не помогало! Началась травля по всем законам либеральной профессорской корпорации. Даже те, кто ему сочувствовал, отказались защитить его, ибо знали, что и их затравят как зверя в лесу. Даже его чёрный протеже, обязанный профессору своим успехом, сказал, что не может выступить в его защиту. Кончилось трагедией. Жена профессора, тоже преподавательница университета, яростно кинулась на его защиту. Но и её доводы разбивались о глухую стену страха или непроходимой глупости. Такие случаи бывали и в других университетах и все они кончались однозначно. Кажущегося нарушителя корпоративной этики изгоняли с работы и/или доводили до инфаркта. И зависть тоже играла здесь не последнюю роль. Жена профессора, здоровая, атлетического сложения шестидесятилетняя женщина сгорела за несколько дней.

Зяма Гольдбрайх, мой блестящий профессор химии в Ленинградском Технологическом Институте, диплом которого я имею честь хранить до сих пор, говаривал: «у интеллигентного человека бывают три состояния. Инфаркт, инсульт и индрерт». В соответствии с этим профессорским постулатом несчастная женщина умерла от кровоизлияния в мозг. Её мужа-профессора выжили, а её убили. Да и ему не долго оставалось жить. Это основная канва книги.

В ней есть много интересных побочных коллизий. Как интересно и страшно следить за обычной подлостью человеческой, когда она соединена с показным благородством и стремлением «вывести на чистую воду старого развратника и сексиста», коим 72-летний благородный профессор отродясь не был. Всё было пущено в ход. Расист, сексист, старый развратник, женоненавистник! Книга написана мастерски и заслуживает того, чтобы быть прочитанной.

Но вернемся к размолвке между мною и моим дорогим другом. «Марк, – сказал он, – я теперь понимаю тебя очень хорошо. Я-то смотрю со стороны, а ты живёшь в этом кошмаре и лжи, да и сам работал в американском университете пятнадцать лет!» – «Да, – ответил я, – эта книга в точности соответствует двум случаям, произошедшим в моём университете». Моего приятеля, Ирвинга Ротмана, профессора английского языка и англоязычной литературы, американца в третьем поколении, коллеги довели до инфаркта и многих месяцев тяжелого выздоровления, разбираясь в аналогичном заявлении полоумной студентки-феминистки. Эта активистка усмотрела в лекции весьма немолодого профессора Ротмана о пьесах Шекспира явный сексизм и потребовала удаления заслуженного, пожилого человека из университета. Что такое сексизм никто не знает и теперь, однако все знают, что быть сексистом очень плохо. Идеологически мы все очень хорошо натасканы! Декан собрал комиссию по расследованию этого дела, вмешался и президент университета. Шестимесячный разбор довел моего приятеля до инфаркта. И в любом университете Америки вместо того, чтобы выгнать взбесившуюся от мужского невнимания фурию из заведения, создают комиссии, ибо в противном случае идиотка возбудит в суде иск о нарушении прав человека и выиграет его безусловно. А ректор или президент университета навсегда простится с преподавательской работой. А не логичнее ли считать, что профессор всегда прав?

Во втором случае более комическом, чем трагическом, мой коллега и приятель немолодой уже профессор механики Исаак Кунин, эмигрант из СССР, неосторожно, по российской привычке галантно открыв дверь пропустил вперёд свою коллегу по кафедре. Получился жуткий скандал с тем же обвинением в сексизме. Женщина орала на всё здание, что она не потерпит такого унижения, что у профессора нет никакого права считать её слабым полом, что теперь не XIX век и что она его в тюрьме сгноит. На крик этой шизофренички сбежались люди.

Бедный Исаак не знал, что делать. Но его коллеги американцы повели себя благородно. Они объяснили старой уродине, тоже взбесившейся от мужского равнодушия к ней, что профессор русский, недавно в Америке и не знает всех либеральных тонкостей американского кампуса. Россия, мол, страна отсталая и там даже ХХ век ещё не наступил. Скандал удалось погасить, и Кунин доработал в университете еще 15 лет до выхода на пенсию, в ужасе шарахаясь от любой встречной женщины на улице и в супермаркете.

Но и это ещё не конец моей повести об опасном американском либерализме. Мы с женой были изгнаны из дома упомянутого профессора Ротмана, когда однажды в застольной беседе у него дома сказали, что здоровый человек должен сам о себе заботиться. Что мы-то на своей шкуре знаем, что такое «забота государства о простом советском человеке» и что в Америке слишком поощряют бездельников и позволяют миллионам здоровых, молодых людей (главным образом, чёрных) жить за наш счёт и рожать десятками детей, не потрудившись научится даже читать. Старшие Ротманы соответствующими минами дали нам понять, что мы совершили чудовищную бестактность. Две его юные дочери злобно накинулись на нас, обвиняя нас в расизме, фашизме и прочих грехах. Особенно вопили они о правах человека, о которых я до сих пор не имею чёткого представления! Больше нас обедать не приглашали и дружба моя с Ирвингом закончилась. Он так и остался либералом даже после инфаркта и обвинения его в сексизме. Ничему он не научился! И так вся Америка.

Теперь стоит поговорить о «правах человека», о которых в Америке не рассуждают только бессловесные младенцы, и закончить статью.

Целиком высосанная из пальца либералами ООН и университетскими либералами-профессорами эта, с позволения сказать, доктрина привела к тому, что любой сумасшедший, недоумок, бездельник или просто хулиган могут беспрепятственно издеваться над обществом и отдельными людьми, включая руководителей государства и самых уважаемых граждан. Могут серьёзно мешать нормальному течению жизни в городах и даже штатах.

Один единственный атеист выигрывает в суде иск к городу, оскорбляющему его атеистические чувства. На возвышенности стоит вот уже 150 лет чугунный памятник жертвам гражданской войны, отлитый в виде огромного креста. И вот, по требованию этого хулигана или сумасшедшего крест убирают, а весь город молчит. И ни судья, ни прокурор не предложил ему убираться из этого города, если ему так ненавистен крест. И это в стране христианской культуры! В другом месте по требованию такого же негодяя или сумасшедшего убирают из мэрии гранитную плиту с десятью заповедями, на которых держится всё западное законодательство и цивилизация. Ему это не нравится и нарушает его права человека. И решение убрать плиту поддержано судом! Тем самым судом, который руководствуется этими самыми заповедями. Где мы живём? В сумасшедшем доме? В зазеркалье, где всё наоборот? Или мы сами все сошли с ума?

В Англии уже запретили праздновать Рождество! Это не нравится мусульманам. И там тоже все молчат. В Англии из школьных программ убрали даже упоминание о Холокосте. Опять ни слова протеста! Запретили по той же причине. Нельзя обижать мусульман. А всех англичан можно? Англичане позволили себе забыть, как в 1941-42 годах мусульмане Ирака, будучи активными союзниками Гитлера, готовили восстание против англичан и пришлось туда отправлять четыре советские дивизии с полным вооружением для зашиты иракских нефтепромыслов и Суэцкого канала. Четыре дивизии! Шестьдесят тысяч человек минимум, с танками, пушками и самолётами в пору наивысшей опасности для СССР, а следовательно, и всего Запада. Немцы стояли у стен Сталинграда! А теперь в угоду потомкам тех мусульман, таким же звериным антилюдям, мы отменяем Праздник Рождества в стране христианской культуры! Это не сумасшедший ли дом? Не мания самоубийства?

А совсем недавно Комиссия по правам человека ООН приняла резолюцию, запрещающую религиозный обряд обрезания как обряд нарушающий права человека. Какого человека? Иудея, мусульманина или любого другого взрослого родителя? Отнюдь нет! Новорождённого младенца! Более трех тысяч лет не нарушали, вреда от этого никому не было, абсолютно никто не жаловался. И не только мусульмане и иудеи, а христиане стали широко применять его в гигиенических целях. И вдруг сотни миллионов людей в мгновение ока по всей планете стали преступниками. Родители больше не имеют права судить, что лучше их детям! Тупые чиновники из ООН знают это лучше. Интересно, а как они будут следить за исполнением этого шизофренического шедевра? И как карать за нарушение? Абсурд? Да, но абсурд преступный. Мы скоро без разрешения ООН и собственного правительства на улицу выйти не сможем.

Вот к чему пришёл Запад, следуя идиотскому толкованию буквы закона о свободе слова и правах человека. Буквальное воспроизведение сочинённой школярами-либералами якобы древнеримской поговорки «пусть погибнет мир, но восторжествует закон!» Римляне идиотами не были и в отличие от наших либералов прекрасно знали, как поступать с врагами и вольнодумцами вроде упомянутых атеистов. Они понимали, что с гибелью Мира погибнет и Закон. Но этого не хотят понимать наши законодатели и наши граждане. Корпоративный страх заставляет молчать при вопиющем нарушении Конституции, традиций и здравого смысла в стенах университета. Ведь именно по этой причине нашей страной уже столько лет разрушительно руководит президент, который будь он белым ни за что не стал бы президентом при его биографии, неграмотности в качестве руководителя и полном отсутствии мало-мальски приемлемого опыта хоть в чём-нибудь кроме демагогии о болтовни.

Мало того, он открыто провозгласил путь к социализму. Он написал книгу о своём отце коммунисте и революционере, которым он всю жизнь восхищался. Поведение отца президент считает эталоном, несмотря на то, что этот «эталон» бросил его младенцем вместе с матерью, ради «освободительной борьбы с угнетателями» и был убит в какой-то междоусобице в африканских джунглях. Ведь наш президент – это типичный уличный агитатор и не более того. Но ему боялись возразить! Он негр, он всегда прав! Это было ясно по дебатам, дважды. Его соперники из республиканской партии только и думали о том, чтобы их не обвинили в расизме! Этот страх стал опасной традицией! Сенатор Маккейн и другие претенденты расшаркивались перед оппонентом и создавалось впечатление, что cенатор работает в пользу конкурента, а не в свою и партии пользу, настолько много он говорил о его мнимых достоинствах и добродетелях. Вот к чему приводит вседозволенность и исключительные привилегии, когда этим награждают целый народ внутри многорасового и многонационального государства! Как говорится «посади кое-кого за стол». И даже мой российский друг понял то, чего не хотят понимать американцы, живущие в этой лжи вот уже более сорока лет.

И об этом тоже говорит нам книга Филипа Рота. Прочитайте, не пожалеете.

 

Марк Зальцберг, октябрь 2013

.
.
.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках

Автор: РЕДАКЦИЯ

Редакция сайта

Яндекс.Метрика