Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / 21-й к старту готов

21-й к старту готов

Если не произойдет ничего неожиданного, то 15 февраля 2015 г. пост начальника генштаба одновременно с присвоением чина генерал-лейтенанта (рав-алуф) займет Гади Айзенкот, на данный момент являющийся заместителем Бени Ганца.

21-й к старту готовНа этом посту он станет вторым выходцем из бригады «Голани» и первым представителем общины марокканских евреев. Нет, это не ошибка: несмотря на откровенно ашкеназское звучание его фамилии, родители будущего солдата №1 репатриировались именно из Марокко. Что касается происхождения столь необычной для выходцев из этой страны фамилии, то остается ждать разъяснений от самого виновника торжества. Пока же на данный счет бытуют две версии. Согласно первой, предки отца Гади были ашкеназами и эмигрировали в Марокко в 19-м веке. Согласно второй, изначально фамилия звучала как Азанкот (встречается среди евреев Северной Африки), искажена же она была при записи во время репатриации.

Но от курьезов перейдем непосредственно к биографии будущего начальника генштаба.

Он родился в Тверии в 1960 году. У него 8 братьев и сестер от двух браков как матери, так и отца. В 1961 году семья переехала в Эйлат, и именно в этом городе Гади вырос. Среди прочего, он занимался парусным спортом, однако на военной службе пошел по сугубо сухопутной тропе. Правда, произошло это не сразу.

Начал он в 1978 г. с курса летчиков, однако уже через месяц, как и большинство курсантов, был отчислен. Альтернативой стала бригада «Голани». Так началась блестящая военная карьера. По итогам курса молодого бойца Айзенкот был признан лучшим в своей роте. Окончив курсы командиров отделений, а затем офицерскую школу, Гади возвращается в родной 51-й батальон командиром взвода. К началу ливанской войны он уже командир роты. В этом качестве участвовал в многочисленных боях и столкновениях, заслужил высокую оценку командования. В следующем году Айзенкот демобилизовался из ЦАХАЛа, но гражданский отрезок его жизни оказался очень короток – всего три месяца. Вернулся он на службу в качестве командира роты курсантов офицерской школы. В 1984-м Айзенкот уже командует противотанковой ротой бригады «Голани». Так произошло очередное возвращение в Ливан. В дальнейшем львиная доля его воинской службы окажется связанной с боевыми действиями в этой стране и с Северным военным округом (СВО). На данной должности у него впервые произошли серьезные трения с командиром: Айзенкот не стал выполнять приказ досрочно вернуть роту из отпуска, и комбриг Цви Полег ускорил и без того уже близкий уход строптивого комроты с занимаемого поста. В дальнейшем он командовал 13-м батальоном бригады «Голани». Еще раз Айзенкот проявил непокорность, отказавшись покинуть родную бригаду ради перехода в «конкурирующую контору» – бригаду «Гивати», где ему предлагали должность замкомбрига.

С 1991 года подполковник Айзенкот служит в штабе Северного округа, а в 1992-м получает звание полковника и одну из лучших резервистских пехотных бригад ЦАХАЛа – «Кармели». Затем было командование территориальной бригадой «Эфраим», отвечающей в Самарии за район города Калькилия. В 1997-м Гади Айзенкот воплотил в жизнь мечту любого офицера «Голани» и возглавил родную бригаду. На этом посту он сменил Эреза Герштейна – пожалуй, самого легендарного из комбригов «Голани», позднее погибшего в «зоне безопасности» в Южном Ливане. В 1999 году Гади Айзенкот получает уже совсем иной опыт: с присвоением звания бригадного генерала (тат-алуф) он назначен военным секретарем главы правительства Эхуда Барака (сейчас это уже генерал-майорская должность). В данном качестве ему удалось поработать не только с Бараком, но и с Ариэлем Шароном. Затем было командование резервистской танковой дивизией. С 2003 года Айзенкот – командир территориальной дивизии Иудеи и Самарии. Именно под его командованием здесь была фактически полностью подавлена Вторая интифада. С 2005 года он уже генерал-майор и начальник оперативного управления генштаба. В этом качестве Айзенкот прошел Вторую ливанскую, к чему мы еще вернемся. В октябре 2006-го его назначают командующим Северным округом, на место фактически смещенного Уди Адама. На данном посту Айзенкот прослужил необычно длительный срок – до лета 2011 года. По завершении каденции он полгода занимался различными проектами внутри генштаба, а с января 2012-го стал заместителем Бени Ганца.

Гади Айзенкот имеет первую академическую степень Тель-авивского университета по истории и вторую степень Хайфского – по политологии. Сугубо военное образование – командирские курсы различных уровней, Командно-штабной колледж ЦАХАЛа и Военный колледж Сухопутной армии США (учебное заведение для старших офицеров). Будущий начальник генштаба проживает в Герцлии, женат, отец пятерых детей.

Трудно найти в Израиле офицера с более богатым послужным списком, и, если исходить из него, Гади Айзенкот, безусловно, обладает достаточным опытом для назначения на высший пост в ЦАХАЛе. Однако это лишь сухие факты, и для того чтобы попытаться разобраться, кто же такой будущий начальник генштаба, этого недостаточно.

Сослуживцы и друзья характеризуют Айзенкота как мужественного бойца, честного и прямого человека, которому чуждо всякое позерство. Ни его внешность, ни стиль поведения не излучают особой харизмы, тем не менее, и у командиров, и у подчиненных он почти всегда пользовался уважением и авторитетом. Будущего начальника генштаба отличают твердый характер и последовательность в реализации поставленных целей. На этом пути он неоднократно и осознанно шел на непопулярные шаги, которые могли привести к очень непростым последствиям, в том числе и для него самого. Показательным в этом отношении стал приход Айзенкота на должность комбрига «Голани». Несмотря на высокую мотивацию среди бойцов бригады и их весьма приличную боеспособность, порядки в ней, скажем так, царили диковатые. Разного рода традиции и дедовщина на израильский лад привели к тому, что дисциплина была не на должном уровне. Само собой, это начинало сказываться и на боеспособности. Айзенкот решил устроить в данном отношении настоящую революцию, допуская, что в ответ на ряд жесточайших запретов произойдет бунт сразу в 6 (!) ротах бригады. Сработал наиболее оптимистичный сценарий – взбунтовалась «только» одна рота. Ответ комбрига был очень жестким: десятки бунтовщиков отправились на длительные сроки в военную тюрьму, а затем были переведены на тыловые должности. Ни риск еще более широкого бунта, когда разгонять пришлось бы полбригады, ни кампания, развязанная прессой и родителями «узников», Айзенкота не остановили. Он не только вышел из этого конфликта победителем – ему удалось заложить новые нормы поведения и дисциплины в «Голани». Более того, в дальнейшем его подход оказал очень позитивное влияние и на другие бригады. В конечном итоге действия Айзенкота заслужили широкое уважение у бойцов и офицеров бригады, в том числе и у многих из тех, кто подвергся серьезнейшим наказаниям.

На протяжении всей карьеры Айзенкот неоднократно отстаивал свое мнение, зачастую противоречащее мнению вышестоящих инстанций, причем даже тогда, когда это могло отразиться на его карьерном росте. Это и случаи, приведенные выше, и события времен не столь отдаленных. Так, будучи командующим Северным округом, Айзенкот в 2010 году направил письмо главе правительства Биньямину Нетаниягу, выказавшись против возможной атаки на ядерные объекты Ирана в ситуации, когда другие средства полностью не исчерпаны и американцы выступают резко против. Тогдашний начальник генштаба Габи Ашкенази предупредил своего подчиненного, что подобный шаг может навредить ему в плане карьерных перспектив, однако Айзенкота это не остановило.

А вот еще один эпизод, немало говорящий о личности генерала. Когда из-за проблем юридического и этического характера сорвалось назначение Йоава Галанта на пост начальника генштаба, Эхуд Барак и Биньямин Нетаниягу предложили пост не Ганцу, а именно Айзенкоту. Однако он от предложения отказался, заявив, что на данный момент для этой должности больше подходит как раз Бени Ганц… Согласитесь, не каждый способен на такой поступок.

Вторая ливанская война стала очень важным этапом в карьере Айзенкота. Главным образом потому, что генералу удалось, что называется, выйти сухим из воды. И этот факт в некоторой степени удивителен. Будучи начальником оперативного управления, Айзенкот отвечал за разработку операций как на случай войны, так и по ее ходу. Именно поэтому доля его ответственности за многочисленные военные просчеты и неудачи весьма и весьма велика. Несмотря на это, как в выводах комиссии Винограда, так и в изданных военными журналистами книгах критика в его адрес если и присутствовала, то носила очень умеренный характер. Что касается военных журналистов ведущих израильских СМИ, дело вообще приняло очень позитивный для Айзенкота оборот. Все эти годы многие из них не прекращали петь ему дифирамбы и прочить дальнейшую успешную карьеру. Иногда создавалось впечатление, что речь идет о продвижении своего кандидата и явном пренебрежении другими. Так продолжалось буквально до последних дней…

Кстати, сразу после того как в свое время было решено назначить Галанта начальником генштаба, Айзенкот, с которым у Галанта отношения не сложились, оказался стать его заместителем. К тому времени относится участие Айзенкота в скандале, связанном с так называемым «документом Арпаза». Ознакомившись с этой бумагой, Айзенкот принял фальшивку всерьез, что не делает ему чести. Он же передал документ и своему другу, полковнику запаса Габи Сибони, который, в свою очередь, слил данное «произведение» Второму телеканалу. В дальнейшем в свидетельских показаниях Айзенкота по поводу истории «похождений» документа имели место противоречия. Вместе с тем, для обвинений генерала во лжи оснований не нашлось. Роль Айзенкота в нашумевшем скандале была досконально проверена юридическим советником правительства, и он дал заключение о том, что препятствий для его назначения на должность заместителя начальника генштаба и начальника генштаба нет. Стоит ожидать, что в связи с делом Арпаза против назначения Айзенкота будет подана апелляция в БАГАЦ, но, по оценкам специалистов, ее шансы на успех близки к нулю.

Если на тактическом уровне Айзенкота всегда отличали мужество и решительность, то на уровне стратегическом он относится к категории острожных командиров, не несущихся в бой очертя голову. Среди прочего, он очень долго выступал против сухопутной операции во время Второй ливанской, хотя был одним из первых генералов, кто предложил Дану Халуцу начать массовый призыв резервистов. Начальник генштаба с этой идеей тогда не согласился. Тем не менее, осторожность в принятии решений о крупномасштабных операциях не отменяет того факта, что Айзенкот является сторонником нанесения очень тяжелых ударов по противнику, способных нанести последнему максимальный ущерб. Цель этого – сдерживающий эффект, который должен быть достигнут после нанесения подобных ударов.

В борьбе Гади Айзенкота с бывшим заместителем начальника генштаба Яиром Наве за пост, изначально фаворитом считался именно Айзенкот. Таким в итоге и стал выбор министра обороны Моше Яалона, который, согласно закону, представляет кандидатуру будущего начальника генштаба на утверждение правительства. Официальное озвучивание назначения могло бы произойти еще более трех недель назад, но в процесс неожиданно вмешался премьер. Нетаниягу решил сам неоднократно проинтервьюировать кандидатов, и окончательное решение стало задерживаться. По армии и в СМИ поползли слухи, что премьер отвергает выбор Яалона и хочет назначить то ли Наве, то ли представляющего более молодое поколение недавнего командующего СВО Яира Голана. Запахло скандалом. Как бы там ни было, после задержки, которая вызвала немало ядовитых комментариев в СМИ, Нетаниягу поддержал кандидатуру Айзенкота. Его заместителем будет назначен Голан, у которого с Айзенкотом, как свидетельствуют источники в армии, отношения очень непростые.

Однако, это мягко говоря, не самая главная проблема из тех, что будут стоять на повестке дня нового начальника генштаба. Одной из первых задач Айзенкота станет повышение боеспособности сухопутных сил по итогам выявленных в ходе «Несокрушимого утеса» недостатков. Именно эти войска больше всего пострадали от бюджетных сокращений. А ведь финансовые тиски никто не отменял, и давят они не только на сухопутчиков, но и на весь ЦАХАЛ в целом. В каденцию Айзенкота продолжится оснащение армии новейшими вооружениями, в том числе и принципиально новых типов. Это уже скорое введение в строй систем ПРО «Волшебный жезл» и «Хец-3», истребителей пятого поколения F-35 и многое-многое другое.

Но даже это хоть и важнейшие, но частности. В предстоящую каденцию армию и нового начальника генштаба ждут очень серьезные, возможно, небывалые вызовы. События так называемой «арабской весны» уже привели и продолжают приводить к изменению характера целого ряда старых угроз, а также появлению новых. На фоне угроз «традиционных», таких, как, например, иранская, ситуация продолжает оставаться динамичной и часто приобретает непредсказуемый оборот. Здесь от решений начальника генштаба и его профессионализма зависит очень и очень многое. Ну а нам, гражданам Израиля, остается лишь пожелать Гади Айзенкоту удачи и успехов на новой должности.

Давид Шарп, «Новости недели» – «Континент»

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика