Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Культура / Звезда изо льда и пламени

Звезда изо льда и пламени

Изольда Извицкая. Магия судьбы

Изольда Извицкая

1 марта исполнилось 43 года со дня смерти Изольды Извицкой, прекрасной актрисы, запомнившейся зрителям по роли Марютки в фильме «Сорок первый» режиссера Григория Чухрая, получившем приз на X Международном Каннском кинофестивале в 1957. Она играла в фильмах «Неповторимая весна»(1957), «Вызываем огонь на себя» (1965), «По тонкому льду» (1966), «Каждый вечер в одиннадцать» (1969) и др. Судьба Извицкой поистине драматична и сложна, в ней много неразгаданных тайн, спонтанных событий и историй…

Изольда Васильевна Извицкая (21.06.1932 — 01.03.1971) родилась в Дзержинске. Ее отец был химиком, мать — педагогом. Летом 1950 года Извицкая окончила среднюю школу и тайно уехала в Москву подавать документы во ВГИК. Но когда ее родители узнали об этом, они поддержали ее. Вскоре из Москвы пришло сообщение: Изольда принята во ВГИК с первой попытки. В кино Изольда Извицкая начала сниматься, еще учась во ВГИКе, в мастерской Б.Бибикова и О.Пыжовой. Это были исключительно эпизоды. Ее первые фильмы: приключенческая лента «Богатырь идет в Марто», оптимистическая драма «Тревожная молодость», мелодрама «Первый эшелон». Участие в съемках прибавляло уверенности совсем еще неопытной актрисе. На съемках картины «Первый эшелон» она познакомилась с 20-летним актером Эдуардом Бредуном, который вскоре стал ее мужем…

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ИМЯ

Когда в семье Извицких родилась девочка, отец ее, Василий Герасимович, выйдя из дома после застолья, обратил внимание на звезду в ночном небе, сиявшую ярче остальных. И кто-то рядом сказал: «Это Изольда». Существуют две версии происхождения имени будущей актрисы. Первая: Мария Степановна, родив дочку, назвала ее именем героини из бессмертной саги о всепобеждающей любви Тристана и Изольды, по мотивам которой Рихард Вагнер написал одноименную оперу. Вторая: когда девочку принесли домой, соседка изумилась белизне и прозрачности кожи малютки, воскликнув: «Да она у вас, будто изо льда!» Так родилось имя. Хотя ледяной Извицкая, конечно же, не была, она скорее напоминала вулкан.

Изольда, как и ее младший брат, получила в наследство заболевание, передающееся по линии матери, закончившей жизнь в сумасшедшем доме. Заодно девочке досталось сверхчувствительное, обостренное восприятие мира. Детство и юность Изы прошли в Дзержинске, в доме номер 4 в переулке Жуковского, недалеко от нынешнего краеведческого музея, где сегодня висит мемориальная доска, и почти всегда лежат живые цветы… Она хорошо училась, занималась в драмкружке и мечтала стать актрисой. Были первые влюбленности, как у всех, потом — ВГИК и эпизодические роли, потом замужество. В 23 года, на своей свадьбе, Иза впервые выпила бокал шампанского, который по роковому стечению обстоятельств стал началом конца…

Курс ВГИКа, на котором училась Извицкая, был «звездным»: Н.Мордюкова, В.Тихонов, Е.Савинова, Ю.Белов, М.Булгакова, Р.Нифонтова… Они все стали народными артистами, и у каждого судьба была трагической… Говорят, Изольда была заложницей своего характера — порывистая, энергичная, принципиальная, озорная. Потом ее кармическим испытанием стал Бредун. Она, по сути, притянула его к себе, мечтая спасти, но сама очутилась на краю гибели. В окружении ее ревновали к профессии, завидовали красоте. Более того, Извицкая не смогла стать матерью. Долгие годы нежная дружба связывала ее с Вячеславом Коротковым, но это не смогло переломить тяжелую ношу судьбы…

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. РАЗОЧАРОВАНИЯ

За год до окончания института, в 1954-м, Иза начала сниматься в кино, в эпизодах. Судьбоносным стал фильм «Первый эшелон», задавший тон ее дальнейшей карьере. После роли трактористки и секретаря комсомольской организации Ани Залогиной, с легкой руки Михаила Калатозова и оператора Сергея Урусевского, Извицкая получила роль Марютки в «Сорок первом». «Первый эшелон» открыл зрителям О.Ефремова, Т.Доронину, Э.Леждей. Подвиги целинников, борющихся со стихией и непогодой в казахских степях, стали актуальной историей в духе своего времени. Во сне Изольда увидела своего суженого, вскоре она вышла замуж за Эдуарда Бредуна, с которым познакомилась на съемочной площадке. Она писала ему: «Думаю о тебе, живу только тобой. Утром вижу твой портрет, и все дурное пропало, опять появились светлые мысли. А сон дурацкий: ты будто пригласил меня в кино, а сам опоздал… и вместо тебя пришел какой-то парень… Я посмотрела, — не ты. И он ушел. Я так расстроилась, что проснулась с головной болью. Там, во сне, было что-то еще, но я уже не помню…»

Молодой муж, сам того не желая, приучил Изу к спиртному. Влияние алкоголя на хрупкий организм было разрушительным и быстрым. Уже вскоре ее речь стала невнятной, нарушилась координация движений, Иза стала уходить «в небытие», отключаться. Друзья в доме пили постоянно, и она поддерживала мужа своим участием в застольях.

Кинематограф 60-х: нет работы, нет ролей, нет успеха и славы. Нет денег. Есть пристрастие к алкоголю — спрятаться от суровой реальности, забыться на миг, не думать ни о чем… Друзья уговаривают режиссеров дать Извицкой хоть какую-то роль. Но от ее прошлого блеска, связанного с триумфом кинокартины «Сорок первый» уже нет и следа. В семье — нищета и разлад. В 1969 году она появляется на экране в маленькой роли в мелодраме «Каждый вечер в одиннадцать». В январе 71-го Бредун уходит из семьи. Изольда неделями не выходит из квартиры. Живет на помощь оказываемую друзьями… Где ее Марютка, влюбленная без памяти в того, кого вчера еще ненавидела яростно и страстно? Всадившая пулю точно между лопаток, не дрогнув, а взяв прицел, а потом обнимавшая с бабьем воем мертвое тело: «Родненький мой! Синеглазенький мой!»

Надо сказать, судьба фильма тоже была непростой, неоднозначной. Финальную сцену пришлось переснимать несколько раз: высокому начальству не понравилось, как Марютка горько рыдает над телом убитого беляка. Переснимали сцену в Таллинне. А до этого — несколько дней на Каспии, в Красноводске, потом на мысе Чекелен. Вместо морского пляжа дробился лед, ноги актеров сводило судорогой, они дико мерзли… В Москве нервничал Пырьев. На Чухрая завели уголовное дело, обвинив в перерасходе средств. Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы фильм в итоге не произвел такого мощного впечатления на чиновников. Картину приняли без поправок, все простили, Чухрай сразу стал известен, а Извицкая навсегда запомнилась зрителю этой своей самой удачной ролью, сумев тонко и точно показать превращение девушки-бойца в любящую женщину и передать неодолимую, вечную силу первородного человеческого чувства.

В Каннах фильм ждал мировой триумф. Извицкую узнавали все — от мала до велика. «Актриса номер один советского кино» красовалась на обложках «Нью-Йорк мэгэзин» и «Паризьен либер». В Париже открыли кафе «Изольда». Все киоски «Союзпечати» и стены кинотеатров СССР были украшены плакатами с улыбающейся актрисой. К Извицкой выстроилась шеренга воздыхателей, исключительно из «сильных мира сего». Началась другая жизнь — хоровод из праздников и застолий…

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. КРИЗИС

В картотеке Гильдии актеров Союза кинематографистов, где актеры обязаны фиксировать свои киноработы, в личной папке Извицкой около 20 картин. Чухрай считал, что из-за эгоизма режиссеры не приглашали Извицкую, стремясь открыть новую «звезду», а не задействовать уже известную.

Получив мировое признание, Изольда оказалась не у дел. Пошли третьесортные редкие роли, которыми приходилось довольствоваться… В театре актриса играть не хотела. Она стала небрежна, нелюдима. Может быть, была слишком красивой, «несоветской», слишком ранимой. Может быть, нужно было пережить, переждать, перенести забытье. Не смогла…

Потом были роли в картинах «По тонкому льду» и в 1963-м — «Вызываем огонь на себя». А в 69-м — «Каждый вечер в одиннадцать». Ей хотели помочь. В промежутках между съемками ее вызывали для серьезных бесед к начальнику актерского отдела Мосфильма, требовали обратиться к наркологу. Извицкая приходила, выслушивала, но наотрез отказывалась. Пробовала себя в дубляже, чтоб не сидеть совсем без дела. А потом — психиатрическая больница.

«Актер — кладбище несыгранных ролей», — говорил Георгий Милляр. У каждого есть свой «черный» список. Она хотела сыграть Настасью Филипповну в «Идиоте» Пырьева, мечтала о роли Зины в «Алешкиной любви» Туманова и Щукина.

В 1963 году Сергей Колосов приступил к съемкам первого многосерийного фильма «Вызываем огонь на себя», рассказывающем о борьбе советских разведчиков и польских патриотов в 1941 году на оккупированной гитлеровцами белорусской земле. Извицкая сыграла разведчицу Пашу, справившись с болезнью. Материал картины требовал правды, достоверности, убедительности. За ним стояли живые люди, их героизм во время войны. Извицкая была очень внимательна к советам режиссера, к замечаниям оператора. При выборе актрисы режиссер опирался на внутреннее и внешнее сходство героини фильма и Извицкой, это было установлено благодаря фотоматериалам, воспоминаниям очевидцев. По значимости это была вторая женская роль. Изольда трепетно относилась к работе.

Картина была любима. Но затем опять не последовало предложений…

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. ЧТО В ИМЕНИ ТЕБЕ МОЕМ…

В театре с ролей Изольду уже снимали. Зарплаты не было. Она жаловалась, что плохо себя чувствует, голодала, иногда звонила тем людям, которых считала близкими… А потом пропала. Изольду Извицкую обнаружили только через несколько дней после ее смерти, хватившись, что долго не появлялась в театре. Документально запротоколировано, что актриса умерла от сердечно-сосудистой недостаточности. Сердце не выдержало ни алкогольных нагрузок, ни тотальной сепарации в профессии. Она была крайне истощена — практически ничего не ела. Сильнейшая душевная и моральная депрессия, роль «отставной» звезды, безденежье подкосили ее. Печальную дату похорон никто не записал…

В металлической селедочнице лежал маленький кусочек хлеба, наколотый на вилку…

Короткий некролог в «Советской культуре» сообщал, что из жизни ушла советская актриса…

По Би-Би-Си передали, что умерла советская секс-бомба…

…На похоронах Эдуард Бредун, вытирая пьяные слезы, кричал: «Бросайте камни аккуратно, ей же больно!»

Стоит ли говорить о том, что актерская судьба переменчива? Меняется мода, годы берут свое, появляются новые лица, сцена требует молодости, и люди, некогда востребованные, оказываются в вакууме — никто не звонит, ничего не предлагают, никуда не зовут. Далеко не каждый может справиться с таким поворотом, тем паче — натуры тонкие, трепетные и неустойчивые. К сожалению, эта беда коснулась многих…

Ольга ЛАПТЕВА, Москва
Онлайн-журнал «Исрагео» – isrageo.com
Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика