Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Общество / Золотые зубы как символ статуса

Золотые зубы как символ статуса

На территории между Киргизией и Кавказом золотые зубы на протяжении десятилетий считались символом статуса. Их порой наследовали от родственников, вставляли вместо здоровых зубов. Окончанию такой моды способствовал неоднозначный диктатор.

Когда в июле прошлого года скончался автор романа «Сандро из Чегема», соболезнования в связи с его кончиной выразил сам хозяин Кремля Владимир Путин. Фазилю Искандеру, который был родом из кавказского черноморского региона Абхазия, было 87 лет. Он являлся авторитетом, в том числе, и из-за своих высказываний против сепаратистских войн, репрессий и депортаций.

Однако в воспоминаниях останутся, прежде всего, его книги, в первую очередь его роман о пожилом дяде Сандро из небольшой абхазской горной деревни Чегем. Роман вышел в 1973 году. Советской цензурой он был сокращен на две трети, пока не был опубликован на Западе.

Искандер написал об истории и жизни своего народа на восточной оконечности Черного моря. В книге, среди прочего, есть сцена, в которой жене Сандро нужно было вставить новые зубы.

Поначалу врач отказывается, потому что у него якобы нет золота, которое он мог бы использовать. Только когда друг Сандро пригрозил зубному врачу пистолетом, заявив, что его навестит налоговая служба, чтобы выяснить, как и на что он потратил — в те времена государственное — золото, врач тут же поменял позицию.

Он тут же вставил женщине золотые зубы. В книге написано, что она улыбалась и блистала двумя рядами этого великолепия. В СССР на Кавказе и центрально-азиатских республиках так делали действительно многие. И даже в первые посткоммунистические десятилетия золото во рту все еще высоко ценилось.

И после падения железного занавеса ставку также делали на золото.

Это было связано и с практическими соображениями, которые были обусловлены советской плановой экономикой и ее последствиями. В конце концов, за железным занавесом не было металлокерамики, не говоря уже о керамике для изготовления коронок или мостов.

И даже после падения железного занавеса, когда в расположенных западнее центрах страны, таких как Москва и Санкт-Петербург, начали внедряться новые стандарты, на юго-востоке и в более бедных бывших советских республиках продолжали вставлять золотые зубы.

«Нам объясняли, что золото даже очищает организм и держится дольше, чем титан», — рассказывает Зарифа Хасанова. «О титане говорили, что он со временем приобретает запах и привкус. Тот, кто мог себе позволить, использовал золото».

42-летняя женщина работает в Москве заместителем руководителя клининговой компании с штатом около 150 сотрудников. Она родом из небольшой деревни Массы на востоке Киргизии — этнически взрывоопасном регионе на границе с Узбекистаном.

В 2004 году в возрасте 30 лет она решила полностью вылечить зубы. «Все было как у многих женщин. После рождения третьего ребенка начался дефицит кальция. Зубы стали плохими». В конце концов, Зарифа вставила себе 13 золотых коронок, заплатив 1000 киргизских сомов, что на тот момент равнялось трети зарплаты госслужащего, это было порядка 15 евро.

В случае Зарифы золото во рту имело медицинское обоснование — но у многих других его не было. То обстоятельство, что золотой прикус был престижнее титанового, было определяющим на протяжении десятилетий. Распространение золотых коронок и мостов стало символом региона, простирающегося от китайской границы до Черного моря.

Просто вставили зубы умершего дедушки

Золотые зубы многое говорили о благосостоянии человека, был и эстетический момент. И так получалось, что некоторые заменяли здоровые зубы на золотые или вставляли золотые накладки. «Среди моих родственников и знакомых было несколько таких», — рассказывает Фатима Казакбаева. «Это было действительно модно. Некоторые вставляли себе целый ряд золотых зубов, а порой и два ряда. И я подумывала так сделать».

В конце концов, 35-летняя женщина из киргизского Джалал-Абада 18 лет назад поставила себе три золотых коронки. В случае Фатимы сопровождалось это еще одним обстоятельством — когда умер ее дедушка, она унаследовала его коронки. Так, золото стало семейной ценностью.

Дантисту пришлось подправлять коронки, чтобы они подошли передним зубам Фатимы. «Золотые зубы были привлекательны», — говорит Фатима, которая сегодня живет в Москве вместе с мужем и двумя детьми. «Причем, как среди женщин, так среди и мужчин». Она признает, что история с зубами дедушки сегодня кажется немного странной.

Тот факт, что эта мода уже прошла, и «золотые улыбки» в Центральной Азии и на Кавказе встречаются преимущественно у пожилых людей, связано с массовым распространением западных стандартов. «Керамика вместо золота» — таков сегодняшний тренд, которому следуют и Фатима с Зарифой.

Замена 13 золотых коронок на керамические обошлась Зарифе в 2010 году в 26 тысяч сомов. Но поскольку золотые коронки она оставила врачу, то сэкономила 6000 сомов. «Некоторые берут золото домой — в качестве ценности», — говорит Зарифа.

Туркменбаши Сапармурат Ниязов отговорил от золотых зубов

В Туркменистан, стране с абсурдной и беспощадной диктатурой, с западной точки зрения, это понимание пришло быстрее. Не потому что страна, которая располагает четвертыми по величине в мире запасами газа и могла бы самостоятельно снабжать им Германию на протяжении 200 лет, была более подвержена западному влиянию, а потому что так захотел умерший в 2006 году глава государства Сапармурат Ниязов.

Ниязов, который именовал себя Туркменбаши и сам себя увековечил, отлив золотую статую, в 2004 году в ходе встречи со студентами сказал молодой девушке с золотыми зубами: «Не обижайся, твои золотые зубы очень красивые, но с белоснежными ты будешь выглядеть еще лучше».

На следующий день, согласно государственному постановлению, началась масштабная замена коронок в стране. Не при помощи пистолета и виска, как в случае с зубным врачом жены Сандро в Абхазии, а при помощи «мягкой силы».

Дело в том, что для Ниязова золотые зубы были символом времени, когда страна жила в бедности. И поэтому он посоветовал упомянутой студентке проконсультироваться у присутствовавшего на встрече тогдашнего министра здравоохранения Гурбангулы Бердымухамедова, который поможет ей вставить белые зубы вместо золотых.

Бердымухамедов на самом деле по образованию стоматолог — поэтому он был и личным врачом Туркменбаши, хотя последний, по его собственным словам, обращался к немецкому стоматологу. После смерти Ниязова его личный врач стал президентом страны и является им до сих пор.

Эдуард Штайнер (Eduard Steiner)
Источник

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика