Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / «Золотая Маска»-2013: здравствуй, здравый смысл!

«Золотая Маска»-2013: здравствуй, здравый смысл!

У российской национальной премии, которую общественное мнение давно считает главной театральной наградой, есть две традиционных цели. Во-первых, представить как можно более широкую панораму сезона. Во-вторых, наградить как можно больше театров и отдельных лиц. Издержки первой стратегии — в список номинантов порой прорываются вещи, которые, конечно, знаменуют появление нового поветрия, называемого для пущей важности тенденцией, но претендовать на профессиональную награду они категорически не могут за отсутствием у их создателей какого бы то ни было профессионализма. Издержки второй — стремление не оставить ни одной сестры без сережек регулярно приводит к абсурдным решениям, когда лучшая режиссура находится не в лучшем спектакле, который, в свою очередь, оказывается лучшим сам по себе, без участия режиссера.

"Золотая Маска"-2013: здравствуй, здравый смысл!Положительно же то, что «Маска» добивается объективизации. Механизм ее работы следующий. Экспертные советы по драматическому/кукольному и музыкальному театрам отсматривают премьеры и составляют список номинантов. Те привозят спектакли на весенний масочный фестиваль, где их оценивают, соответственно, два жюри. Ежегодная ротация экспертов — наполовину, жюри — более 2/3. Причем и ту, и другую коллегию подбирают по принципу максимальной разности взглядов и вкусов — от консерваторов и поборников замшелых традиций до радикалов и адептов всяких новых практик, со всеми промежуточными градациями. Случались вердикты спорные и даже очевидно несправедливые, однако «Маски», врученные на этой неделе, заставили чуть ли не аплодировать всех носителей доброй воли и здравого смысла.

Одну из тенденций последнего времени выдающийся режиссер Валерий Фокин, работавший нынче председателем жюри драматического театра, охарактеризовал так: «Часть критиков долго и уверенно хоронят репертуарный театр — вполне неглупые люди и хорошие профессионалы. Подозреваю: они просто боятся, что их сбросят с корабля современности, что они выпадут из этой ниши, и тогда они уже как бы не главные законодатели. Есть на этой псевдоавангардистской территории новаторы — а на самом деле имитаторы чистой воды. Например, вижу, как один умный цепкий молодой человек четко, целенаправленно, рационально, цинично выстраивает инфраструктуру успеха. Это такой Сальвадор Дали для очень бедных. Их поддерживают. Приходит зритель, ничего не понимающий в театре, и его воспитывают на этих произведениях, которые выдаются за самое модное, самое прикольное, самое замечательное. Хотя на самом деле это не имеет никакого отношения к настоящему театру».

Имитаторы и откровенные жулики были обильно представлены в обоих списках номинантов — поскольку в оба экспертных совета входили в том числе «главные законодатели» и котировщики пустоты. Но, к чести жюри, никто из ловкачей «Маски» не получил. А достойные люди, увы, вляпавшиеся в поддельные продукты, не ушли без награды.

В совершенно беспомощном, невнятном, расползающемся по швам спектакле Василия Бархатова «Сказки Гофмана» в Мариинском театре занят Ильдар Абдразаков — он, давно известно без этих жалких «Сказок», превосходный певец-актер. Ему и «Маска». А г-н Бархатов пусть пока поучится хотя бы мизансцены разводить — это потрудней, чем сниматься для глянцевых журналов в статусе «самого модного молодого режиссера».

Ровно та же история с опусом еще одного видного «инфраструктурщика» Константина Богомолова «Лир. Комедия» в петербургском театре «Приют комедианта». Это один из самых гнусных спектаклей, что мне довелось в жизни видеть, но, разумеется, партия надувателей гондонов возвела его в перл создания. Жюри не разделило такой оценки, дав «Маску» лишь феноменальной актрисе Розе Хайруллиной — даже самые искушенные театральные фальшивомонетчики не могут испортить ее талант и умалить мастерство.

Вот Дмитрий Черняков — режиссер настоящий, едва ли не лучший оперный постановщик в Европе, хотя многие ревнители тех самых традиций не принимают его работ, в частности, ироничный до ехидства спектакль «Руслан и Людмила» в Большом театре. Но даже один из них, член жюри экс-солист Большого народный артист СССР Владислав Пьявко заявил, что голосует за сценографию Чернякова в «Руслане». А за режиссуру Мите дали «Маску» и без почтенного тенора.

Экспертный совет не мог не номинировать Теодора Курентзиса, одного из самых ярких дирижеров страны, устроившего в Пермском театре оперы и балета настоящий ренессанс и сделавшего Пермь одной из музыкальных столиц России. Причем номинировать четырежды — за две оперы и два балета. Жюри, руководствуясь принципом «больше двух в одни руки не давать», две «Маски» ему и присудило: за оперу и за балет, да еще третья досталась певице Надежде Кучер за партию в одном из пермских спектаклей, что также оценка работы его музыкального руководителя. То же и с Дианой Вишневой. Пока она не показала на «Маске» свои «Диалоги», жюри было расположено, в частности, к балетам Начо Дуато в Михайловском театре. Но замечательная балерина, в одиночку отвечающая за качественную современную хореографию в Мариинском театре, отменила дискуссию: «Маски» за лучшие балетный спектакль и женскую роль — «Диалогам». Группе поддержки театральных генералов пришлось удовольствоваться призом исполнителю партии в «Родене» Бориса Эйфмана.

Насколько мне известно, особых дискуссий в жюри не было и вокруг «Сна в летнюю ночь» Бриттена в Театре им. Станиславского и Немировича-Данченко: он признан лучшим оперным спектаклем. Что, кстати, страшно возбудило борца с педофилией депутата Железняка, которому явно не дают ни с кем спать лавры депутата Милонова: про того сама Мадонна знает, а про Железняка она ни ухом ни рылом. Увы, тут г-ну Железняку  ничего не обломится — по условиям контракта «Сон» больше идти не будет.

То, что лицензионный «Бал вампиров» в петербургском Театре музкомедиии — один из лидеров, стало ясно по опубликовании списка номинантов. Он и получил три заслуженных «Маски», включая главную — за лучший спектакль в разделе «Оперетта/мюзикл». Однако тут случился и скандальчик: в антракте «опереттОмюзикла», как он назван в афише, «Фанфан-тюльпан» в Московской оперетте жюри в полном составе попросило выпустить его вон. Что, согласитесь, свидетельствует о качестве произведения. Злые языки шипели, что, мол, председатель Союза театральных деятелей (учредитель «Маски») Калягин и директор Оперетты Тартаковский (тоже генерал от театра) как-то продавили этого «Фанфана» через экспертный совет, несмотря на всю его неподкупность. Но злые языки, мы знаем, на то ведь и нужны, чтобы изрыгать всякие инсинуации. Как бы то ни было, список номинаций — контекст, где каждый получает свою цену в сравнении с соседями. Например, про один спектакль председатель музыкального жюри маститый дирижер (и тоже н. а. СССР) Эри Клас в частной беседе сказал: «Ну, это было, как, извините за выражение, без галош в говно!»

А уж Валерий Фокин, которого «Маска» много лет звала в судьи, наконец согласившись, оказался, как и много раз прежде, на своем месте. Ум, воля, талант, вкус подкреплены еще и статусом: он всем генералам генерал, давить на него бесполезно. В результате из разных вариантов «почтить ветеранов», «уважить корифеев», «обласкать звезд» премию получила лишь Светлана Немоляева за роль второго плана в «Талантах и поклонниках» в Театре имени Маяковского (не видел спектакль, вполне допускаю, что заслуженно). Лучшим художником стал Сергей Бархин за и впрямь отличную декорацию к не слишком удачной «Гедде Габлер» Камы Гинкаса в Александринке, лучший спектакль малой формы — «Антитела» в петербургском «Балтийском доме», а остальные главные драматические «Маски» — за спектакль большой формы, режиссуру и мужскую роль уехали в провинцию. Поскольку нельзя заподозрить жюри в специальной нелюбви к, допустим, номинированным Юрию Яковлеву, Евгению Миронову или Томасу Остремайеру, возможно лишь одно объяснение: выбрали тех, кого действительно считали лучшими.

Впрочем, то же жюри сочло нужным приласкать специальным призом «творческий дуэт Дмитрия Волкострелова и Ксении Перетрухиной». Первый — режиссер, вторая — художник спектакля «Злая девушка» в петербургском ТЮЗе. Это надувательство чистой воды, сопровождаемое, как положено у имитаторов, зверским промоушном — селф- и силами яростно сочувствующих критиков. Почему, справедливо не дав ничего псевдотворцам порознь, понадобилось спарить их в спецпризе, не ведаю. Остается печалиться, что Фокину не удалось одолеть мир мнимостей до конца.

 

Дмитрий Циликин
rosbalt.ru

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика