Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Жлобство и фашизм как препятствие для любви

Жлобство и фашизм как препятствие для любви

Жлобство и фашизм как препятствия для любви. Русский язык как основание любви.

Жлобство и фашизм как препятствие для любвиХристос воскрес, а на Украине началась гражданская война: имеются жертвы на Юго-Востоке. Накопленная обида в виде сжатой пружины начала свое движение вспять. Как все и раньше подозревали, сейчас подтвердилось: Украина Украине – рознь. И одна Украина никак не может отвечать за другую Украину. И снова, и опять: родная речь і рідна мова. Бесконечная тема, а сейчас один из поводов для гражданской войны.

И пример открытого письма одного члена семьи другому я попытаюсь как аллегорию жизни изложить, подобно спору мужа и жены, чье дальнейшее сосуществование стало невозможным.

И пусть меня не судят строго люди, это аналогичное сравнение меня вдохновило на написание прощального послания условной жены к условному мужу, мой «Плач Ярославны».

Чтобы понять глубинные процессы, происходящие на Украине, нужно рассмотреть по аналогии простую семью и выяснить чего хотел и хочет каждый и каждая часть этой сложной системы: Пан Голова – украиномовный и госпожа – русскоязычная.

«Я любила тебя как-то особенно, и в этом была моя слабость. Нет ничего мучительнее, чем признавать, что те, кого ты любишь, не достойны твоей любви! Думаю, меня поймет любая особа, долгое время прожившая в так называемом гражданском браке. Постой, милый, эта ситуация понятна, особенно в наше время, слабому полу. Как водится регистрация семьи – это официальное признание в равенстве двух членов. Как нельзя строить серьезные отношения без регистрации брака, так нельзя жить вместе, не признав родной язык обоих членов семьи. 23 года ты не признавал мой родной язык нашим государственным, 23 года мы жили без этой регистрации. 23 года зыбкого сожительства. А это – блуд. И нет другого христианского слова для объяснения наших отношений. Невозможно в блуде выстраивать что-то на будущее, совместно во что-то вкладывать обоюдные средства. Даже рожать детей нельзя. Это грех! Но мы это делали. И видит Бог, я старалась за нас обоих! Я не капризничала. Я крайне редко, но жестко тебя умоляла: пожалуйста, сделай так, чтобы русский язык стал государственным! Типа печать в паспорт. Думаю, что ты меня слышал, но каждый раз отказывал в нашей регистрации. Житейский смысл твоего отказа — это дубина под твоей подушкой на мою голову. А помнишь 2004 и 2010 год, Яныка, который пообещал уговорить тебя, чтобы ты дал согласие на второй государственный? Кстати, все мы знали о его криминальном прошлом. Но только за то, что он обещал вернуть историческую справедливость, мы ему поверили. И мы, большинство Украины, выбрали его президентом. Подчеркиваю: только за то, что он пообещал русский сделать государственным. Я и сама тогда, честно говоря, удивилась: не думала, что нас, желающих, такое огромное количество. Но, обманул, гад! Сказал, что ты несговорчивый. А я от себя добавила — несговорчивый жлоб! Да, ты – жлоб! Наверно, это и есть то емкое слово (одушевленное существительное мужского рода), которое непереводимо из великой и могучей русской речи на українську мову. Значит, тебе оно может быть и непонятным, хотя, может быть, и есть определением тотального активного жлобского мировоззрения.

Ну, так я тебе объясню. В начале нашей совместной жизни, 90-х годах, резидентуры мировых западных держав поломали союз и как итог нам подарочек — «незалежность» Украины. Значит никто ни от кого не зависел. И я не принадлежала тебе, а я так этого хотела. Референдум 90-х стал нашим сватаньем, но так и остался «неудачным сватаньем». Я старалась за нас обоих: работала и на западе, и на юге, и на востоке. А ты, Жлобина, в это время убивал моих братьев в Чечне и на Балканах за деньги этих самых мировых держав. Потом за эти же деньги устраивал Майданы, оранжевые, коричневые, красно-черные. Требовал переводчика на переговорах в Москве по газу, потому что якобы не понимал русского и добился. Итогом переговоров стала отмена цены за газ в 50 долларов за 1000 кубометров. Помнишь, сколько мы потеряли на твоем жлобстве, цена на газ выросла в разы. После этого мы с Газпромом вынуждены были выдумывать новые формулы и новые ценообразования. И пошло-поехало… Я и после этого всегда оставалась рядом. А ведь наши внутренние противоречия со временем все больше и больше отражались на наших отношениях и раздирали страну. А я все неизменно заявляла о своем втором государственном! И недоумевала, как же так: такая маленькая Швейцария имеет четыре государственных языка, а я, такая большая, роскошная, гостеприимная и не могу себе позволить родной язык как государственный? Для меня оставалась непостижимой твоя генетическая ненависть ко всему русскому. Теперь я знаю название этой ненависти – это просто жлобство, как источник твоего существования. Жизнь показала, что полноценного союза у нас с тобой так и не было. Тлетворное влияние известной части нового света не давало возможности открытию новых безграничных перспектив и сплочения нашего союза. Короче, в случае признания тобой русского вторым государственным, не было бы никакого Яныка, это уж точно, и через 5 – 7 лет мы бы (единая Украина) стали процветающей, уважаемой, богатой страной. И не было б даже в мыслях (это уж точно важно) ни ситуации с Крымом, ни войны востока с западом, ни заявлений федерализации. Твое жлобство превратило страну в третьестепенную державу-свалку. Дальше – больше. Ты возвел в ранг национальной идеи национальное предательство. Ты начал в точности копировать все установки нацистской Германии перед и во время Второй мировой войны и с успехом претворяешь их в нашу жизнь, обещая благоденствие нищему народу. Основа твоей внутренней политики стал лозунг не интернационализма, а лозунг «ми – не такі як усі». Что стало с тобой, милый? Ты залазишь на каждую лавочку и как маньяк кричишь «Я не такой, как все. Я понял, что я особенный».(Сам дрянь- дрянью, но не такой как все). А американцы и канадцы вторят тебе с издевкой: «Да-да, не такой, как все!» а главное – ты не такой, как русские. И вообще: украинцы – не русские. Ты, уже перекошенный на всю голову. И я знаю название твого перекоса: это обыкновенный бытовой фашизм. Его я определяю по запаху, интуитивно, памятью, доставшейся нам от дедов. Ты инфицирован наследниками Бандеры, а мне прививку от фашизма на века сделал Нюрнберг и мой дед погибший под Берлином. И еще: я думаю, что я больше патриот русского языка, чем граждане России, говорящие на русском зыке без запретов и ограничений. Я его еще и люблю потому, что я его выстрадала и сохранила и не отдам его никому. А это многого стоит.

Патриотизм – это любовь к своему народу, к своей Родине, к своей земле и своей истории. А у тебя ненависть, ненависть к другому, к моему народу. Ты – фашист. Жлоб и фашист. Никакой любви с твоей стороны никогда не было. Одни страсти, провокации и зомбирование. Все! Хватит! Я уже не хочу «между струйками» Кравчука, я не хочу в НАТО. Я хочу собрать остатки гордости и пока не заросла тропинка и пока не забыла дорожку – я хочу ДОМОЙ!

Все! Хватит! Я хочу домой! Домой к своим родненьким и близким, друзьям и подругам. Я за ними соскучилась. Простите, родные, дурой была! Молодой и неопытной! А с кем останешься ты? Со своими новыми друзьями, которые не знают о тебе ничего, даже места на карте, где ты живешь или с пожирателем галстуков типа Мишука, или с бандеровскими уродами, или со старыми жабами на подтанцовке? Ты им был интересен только тогда, когда мы ссорились, оставаясь слабыми. Немного арифметики: из 52 миллионов в 1991 году нас теперь 46 миллионов человек -вымерло 6 миллионов. С Крымом ещё 2 миллиона отпали. Наверно, с юго-востоком, центром и, может быть, частично с западом еще 18 миллионов уйдет.( И это вместе с территорией, но это уже другая история). Сухой остаток- 20 миллионов человек. Общий долг Украины внешним кредиторам 160 миллиардов долларов (это по текущему курсу). Делим 160 на 20, в итоге – 8 тысяч долларов на одну украинскую голову. Положи эти 8 тысяч на чашу весов, а на другую чашу два слова «русский – государственный», приправь все это кровью, и жертвами, отпавшими территориями. Вот такая картина маслом.

Как только ты меня не называешь: я тебе уже и терористка, и сепаратистка, моя сестра – оккупантка. А ты как был махровый жлоб, так им и остаешься.

Я благодарна тебе в одном: на твоем фоне я почувствовала, как я люблю своих родных, сестер и братьев. Но не потому, что они стали сильнее и успешнее. А потому, что они родные. А ведь что ни говори, сестренка нашла в себе силы достойно встать на ноги и вернуть свое. А это дорогого стоит.

Достойное поведение и полная импровизация в Крыму. Но оказать подобную поддержку юго-востоку, к большому сожалению, будет сложнее. И я буду как в фильме Рязанова «сама-сама». А сестренка продолжает смеяться в лицо западу. Все, что не убивает Россию, делает ее сильнее. Техника ее становится мощнее, солдаты становятся здоровее, и невероятно стойкие, как показал Крым. Это следствие кодекса добра и справедливости, достоинства и чести, присущих всему русскому.

Сейчас ты в спешке вцепился в оборонку. Твоя дружба с известным людоедом, дядей Обамом, ранее известной личностью дядей Сэмом, псевдодемократом, способствует народным миллионам гривен уходить в песок на благо так называемых вооруженных сил. Отпусти мобилизованных простых людей, призванных на 10 дней, или покорми. Жалко их, уже 2 месяца как голодные по казармам маются.

Ты уже перестал закачивать в хранилища газ на зиму, потому что нет денег. А ведь еще есть долг за уже потребленный газ. Итак, запоминай!

1. Господи, мы – достойные внуки наших дедов. Мы увидели, распознали фашизм, и боремся с ним.

2. Сколько может невежество и жлобство управлять массами?

3. Трагическая страница нашей жизни : пылающий Киев-Майдан. Ты знаешь, я чувствую себя причастной и виновной в том, что произошло. Это ведь я поверила, да-да, поверила в то, что нас больше, чем вас. И когда без подтасовок, фальсификаций и под присмотром мирового сообщества мы выбрали Яныка, я поверила, что нас большинство, простое большинство. А ты мне все время твердил «нацменьшинство, нацменьшинство»… а у меня в ушах было «гей-меньшинство, секс-меньшинство». Помнишь, ты заставлял меня учить рідну мову, по-ющенковскому «думати по українському»? Так вот знай, что хороводится и поется краще українською, а думается- все же лучше на русском языке.

Как могла такая нация одичать и стать беззащитной, тупой и опустившейся?

4. Вспомни: в 90-х в воинских частях за непонимание языкового вопроса офицеров ломали через колено. Был создан образ врага. Проамериканские так называемые «представители» обрушили все свои силы на русскую речь в армии, это были кадровые военные из советского отдела разведки НАТО. Одной из задач было не просто присматривать за развитием событий, а изменить представление о русском языке в русских и украинских душах, причем действовать жестко, без оглядок . Так оно и было. Вспомни! Несогласных ждали скоротечные увольнения, снятие с квартирных очередей, взыскания по службе. А эта переприсяга с советской на украинскую – клоунада, вернее трагический фарс. Согласие «переприсягнуть» сменилось горьким разочарованием. На вопрос «Что происходит?» офицерам, собравшимся в группы несогласных, эти представители разъясняли: у вас горячие головы, а такое время – нужно переждать, потерпеть, типа Украина – новое молодое государство и что ему надо помочь своим пониманием в 2 или 3 года – это переходной период. Потом все само рассосется и восстановится. И русский вновь займет свое достойное место. Года через 2-3 они опять повторяли то же самое: ну еще чуть-чуть потерпите и т.д. Они тогда поверили, а теперь каются.

Многие бывшие советские офицеры, волею судьбы, оказавшиеся с семьями на территории «незалежной» Украины, только за несогласие с новой языковой стратегией становились мишенями и, чтоб другим неповадно было, доведены были до самоубийства или просто спились. Русский язык был возведен в ранг стратегического оружия. И на его ликвидацию были направлены лучшие кадры НАТО. Так и получилось: в борьбе против русского языка армия за несколько последующих лет была разрушена и только сейчас мы ощущаем катастрофические последствия этого.

Непоправимый ущерб был нанесен и военной медицине. Многие врачи упорно продолжали общаться, вести истории болезней, выписывать рецепты и назначения на русском языке. Многие «бодливые» талантливые хирурги и терапевты, в том числе и с опытом афганской полевой медицины, сгорели в этом огне. И в этом я усматриваю геноцид русскоязычного народа Украины.

Историки и литераторы еще отдадут дань этой трагической странице в новейшей истории Украины.

6. Меня унижали 23 года на таможнях: раздевали, брали большие взятки, заставляли стоять в унизительных очередях с украинской стороны по 8-10 часов. Это были сильные моральные травмы.

7. Тебе никто не давал права отвечать за всю Украину, но ты отвечал.

Что мы чувствовали, когда смотрели телевизор? В первую очередь нас интересовал вопрос на каком языке идет передача. И далее становилось просто неинтересно.

8. Ранее ты боялся открыто поддерживать фашизм, а теперь на разности языков появилась гигантская пропасть, на памятном месте вековой дружбы двух народов теперь стоят памятники Бандере и Шухевичу. И скажи мне спасибо, что я останавливаю этот кровавый маховик. Я больше не хочу терпеть это национальное унижение! Моя месть будет холодной. А, может быть, я все и забуду.

Но я все же мечтаю о том, что мы все-таки зарегистрируем наши отношения, ведь в душе я все же надеюсь, что ты меня любишь.

Когда сильно любят и хотят вернуть – жлобство отступает. Давай, говорят, пойдем и зарегистрируемся обязательно в Киеве, «матери городов русских». Ты узаконишь свой язык, я узаконю свой. Сядем и вместе споем нашу любимую песню: 1-й куплет на украинском языке, а затем второй куплет на русском языке. І хай плачуть ті, кому ми не дістались, хай здохнуть ті, хто нас не захотів! А после нашей регистрации можешь строить глазки хоть немкам, хоть американкам, даже можешь на марсианок глаз положить, но за людей наших, территорию и имущество, нажитое непосильным трудом, я была бы спокойна. Все-таки брак – это не дым, а сдерживающий фактор и ты это знаешь.

Только двуязычием можно проложить мостик. Ведь, для меня украинский так и останется неполноценным до тех пор, пока рядом не будет стоять русский. Я зубами буду защищать свой русский, и этими же зубами твой украинский. И если мы решим сходить в Европу….. что ж, откровенно говоря, можно и в Европу. Вот будет фурор! С русским языком и в Европу! Вот это я понимаю – геополитика! А там можно и сестричку с союзниками из ТС подтянуться в ЕС.

Ну, выгнали мы Яныка из страны. И что? Первым законом, пришедшая в Верховный совет хунта, поставила русский язык вне закона.

Что ты мне писал в последнем письме из Крыма? Напомню:

«Москалька, спокійно, все буде добре. Крим буде українським. У Севастополі (городе русской славы) буде майдан імені С.Бандери і молоді воїни –патріоти Криму присягатимуть народові України біля пам’ятника Шухевичу встановленому на місті Нахімова. Нехай усі ваші діди, собаки-переможці, вбиті Гітлером, перевертаються у своїх могілах. Все буде добре…»

От дохлого осла уши тебе, а не Крым!

Крымчане стали бороться и Господь милосердный указал им путь. И крымчане победили, победили фашизм и жлобство. Что поменялось для простого крымского гражданина? Самое главное – древний наш русский язык стал государственным. Это духовная база, это фундамент всей нашей совместной жизни, и на нём можно вместе строить любые мыслимые небоскрёбы. Вместе с Русским языком мы победили всех наших врагов, а главное преодолели и жлобство и фашизм. И теперь уже не страшно, и теперь всё будет хорошо!

Остаюсь при пожелании Вам здравия и спасения душевного,
Андрей Тростников.

Источник rusmir.in.ua

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика