Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Культура / Заметки любителя музыки

Заметки любителя музыки

Блистательный дивертисмент с вариациями.

Заметки любителя музыкиВ Рахманиновском зале Московской государственной консерватории имени Чайковского (одном из трех главных концертных залов этой музыкальной институции) прошел концерт ансамбля «Брамс-трио».

Он из программы абонемента «Инструментальные ассамблеи». Вероятно, последний в очередном консерваторском концертном сезоне.

Совершенно логично, что в рамках абонемента прозвучало именно выступление коллектива «Брамс-трио», который в определенном смысле уже третье десятилетие является образцом камерного музицирования.

В январе следующего года будет 25 лет со времени первого выступления Наталии Рубинштейн (фортепиано), Николая Саченко (скрипка) и Кирилла Родина (виолончель) в составе «Брамс-трио». А в этом году можно было бы отметить двадцатилетний юбилей профессионального совместного музицирования названных артистов, ведь с 1995 года коллектив является штатным в Московской филармонии.

Ясно, что программа, сыгранная в недавние майские дни состояла из произведений, написанных для трио музыкальных инструментов.

Это «Трио № 6 до мажор» Моцарта, «Трио №2 ре мажор» Р. Штрауса (первое отделение) и «Трио №1 ре минор» Ф. Мендельсона (второе отделение).

Заметим, что композиция концерта построена не по хронологическому принципу (тогда после пассажей Моцарта должна была бы звучать музыка Мендельсона, которая закрывала вечер). За основу взяли некую художественную, эстетическую сверхзадачу – показать, что трио, написанные в разные века, по сути своей близки в музыкальном отношении.

Это, как правило, соединение сольных фрагментов с ансамблевыми, развитие заданной темы в различных ее ракурсах. В некотором смысле, слушатели получили энциклопедическое представление о том, что такое жанр трио в европейской музыке. Где сохранено своеобразие, аутентичность звучания, дух и вкусы времени, когда написаны были названные выше произведения.

Например, в моцартовском трио обозначили исполнители прозрачность и воздушность звучания, в штраусовском – что-то от старой Вены (особенно в скрипичных нюансах интонировки), а музыка Мендельсона, наоборот, приобрела большую значительность и иной масштаб, чем привычно для обычного слушателя в восприятии творчества этого композитора.

В своем роде получился аналог «Хорошо темперированного клавира» Баха, потому что при сохранении особенностей каждого из представленных тем вечером произведений, в них ненавязчиво, элегантно и практически идеально по всему заявлено было то, что музыка разных эпох едина в своем существовании. В ней заметны национальные особенности, что не уводит от простого вывода – она едина в своих приемах и правилах.

С уверенностью можно утверждать то, что звучание оказалось образцовым, а сыгранность музыкантов, их включенность в исполнение данного произведения удивительной. Про технику вообще нечего и говорить специально, поскольку у каждого из участников трио она феноменальна: Наталия Рубинштейн – заслуженная артистка России, Николай Саченко и Кирилл Родин – победители свое время Международного конкурса имени Чайковского (знаменательно, что такой великолепный пример профессионального музицирования проходил незадолго до открытия очередного конкурса имени Чайковского в Москве.)

Каждый инструмент в «Брамс-трио» звучит самостоятельно, цельно. При том, что перед нами именно ансамбль, где приоритетны не амбиции исполнителей, а сама музыка, которую они играют.

Фортепиано Наталии Рубинштейн звучало филигранно по владению инструментом то мощно и экспрессивно, то чуть меланхолично. Скрипка Николая Саченко задавала тон и случило как бы камертоном каждой части исполняемых тогда произведений классиков европейской музыки. А виолончель Кирилла Родина придавала каждому произведению особую торжественность и масштаб своим патетическим соло или диалогам с другими инструментами.

Несомненно, что прошедший концерт явился торжеством прекрасной музыки, которая воплотилось в соответствующее ей воспроизведение.

Легкость, с которой игрались достаточно трудные пассажи, то, как музыканты «Брамс-трио» чувствовали и саму музыку, и друг друга, как существовали в пространстве музыке и в контексте маленького коллектива единомышленников – в хорошем смысле слова может считаться академичной. Классика здесь, в таком искреннем и вдумчивом подходе к ней преодолела архаичность отношения слушателей и музыкантов, она воспринималась единым пластом звуков, чувств и мыслей. Конечно, из-за того, что акцент сделан был на то, чтобы показать, что прошлая музыка достаточно современна в любое время, заметной оказалась и некоторая холодность звучания. То есть, тут такой уровень мастерства и проникновения в особенности каждого произведения, когда кажется, что не было никаких репетиций, что музыканты просто разложили ноты и с одного раза сыграли все классно и эффектно. Во всяком случае, при отмеченной выше невероятной технике владения инструментом каждым из участников трио, есть в подаче каждого из прозвучавших на концерте произведений импровизационность, если можно будет так сказать, шарм, граничащий с изыском и некоторой снисходительностью, как и уверенность в своих возможностях, чувство стиля и стильность.

Такое чуть отстраненное исполнение, вероятно, привычно для европейских меломанов и характерно, в широком смысле слова, для западного слушателя.

Учитывая, что «Брамс-трио» много и успешно гастролирует по всему миру и имеет награды Международных конкурсов ансамблевого музицирования, ясно, что участникам его знакомо то, как принимают музыку в Старом Свете и в Новом Свете. Но все же для отечественного слушателя ближе большая эмоциональность, которая рождает характерную для российских любителей музыки закономерную отзывчивость, душевный порыв и отклик.

Тем не менее, каждый номер в интерпретации «Брамс-трио» на московском концерте принимался слушателями с экзальтацией и энтузиазмом, которые возрастали после окончания каждого из сыгранных в тот вечер произведений. Овации вызывали артистов по несколько раз на сцену. Так что, в финале, после трио Мендельсона музыканты «на «бис» показали ювелирную мажорную вещичку, похожую по искренности и элегантности на мелодию музыкальной шкатулки, разложенной на темы и расписанной на три инструмента, звучащих в унисон редкой красоты и праздничности.

Это был настоящий камерный вечер, каким он и должен быть в реальности – ярким, запоминающимся, долгосрочным по впечатлению событием, непосредственным, душевным и несущим в себе позитив без всякой программности и натужного пафоса. По-своему просветительский и дарящий настоящую радость.

Музыка, как она есть и какой она и может только быть в отличном исполнении и в простом посыле – классика не устарела и не устареет никогда, если к ней относиться правильно. И играть так, как делает это «Брамс-трио».

Илья Абель

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках

Автор: РЕДАКЦИЯ

Редакция сайта

Яндекс.Метрика