Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Закат халифата?

Закат халифата?

В последние дни в судьбе ИГ – по крайней мере, если говорить о ‘халифате’ как о территориальном образовании, а не об идеологии, продолжающей будоражить исламский мир, – произошли весьма знаковые события. Можно сказать, что они предвещают закат этого квазигосударства в Ираке и Сирии.

Еще раз подчеркну: я имею в виду не идеологию, а территорию. Будут еще у ИГ военные успехи, в том числе и территориальные (здесь стоит вспомнить недавний разгром под Пальмирой сирийских войск и их союзников, включая российских), но общая тенденция налицо.

Начнем с важнейшего оплота ИГ – иракского Мосула. Операция по его очищению от нескольких тысяч боевиков »халифата» началась еще 16 октября прошлого года при участии десятков тысяч иракских силовиков, членов проиранских милиций, бойцов пешмерга Иракского Курдистана, спецназовцев и немногочисленных сухопутных сил западной коалиции, а также, что самое главное, ее авиации. После занятия ряда территорий курды остановились, и непосредственно в город шли уже иракцы.

Первый этап операции включал в себя окружение Мосула и довольно значительную территорию, прилегающую к городу, и штурм той его части, которая находится на восточном берегу Тигра. Потерпев немало неудач и неся большие потери, к 24 января наступающие все же очистили восточную часть от противника. Как это часто бывает при штурме со стороны значительно превосходящих сил, на неком этапе оборона, исчерпав свои возможности, посыпалась. Однако невозможность продолжить атаку, форсировав реку в черте города, и в свете тяжелых потерь наступающие вынуждены были взять паузу. Так, судя по ряду иракских источников, отборная »Золотая дивизия», являвшаяся авангардом правительственных сил, потеряла убитыми и ранеными до трети своего состава.

19 февраля премьер Ирака Хайдер аль-Абади дал официальный старт второму этапу по занятию уже западного Мосула. С тех пор наступление с южного направления развивалось достаточно успешно: силовикам удалось занять аэропорт и вклиниться в городские кварталы. Несмотря на то, что краха обороны ИГ пока не наблюдается, в свете тяжелых потерь иговцев еще в первой фазе битвы и достигнутых их противниками результатов, можно прогнозировать, что захват Мосула – дело непродолжительного времени. В худшем для Багдада случае операция может оказаться сопоставимой по времени с первой фазой, длившейся примерно 3 месяца, но вполне вероятно, что дело пойдет гораздо быстрее.

Но что же дальше? Полная ликвидация мосульского котла станет не только тяжелым военным и имиджевым ударом для ИГ, но и лишит его единственного по-настоящему значимого города на территории Ирака. А это значит, что исламистам придется перейти почти исключительно к партизанской и террористической тактике. Особенно важно, как поведут себя суннитское арабское население освобожденных от ИГ территорий, шиитские силовики, контролируемые Багдадом, а также находящиеся под влиянием Ирана различные милиции. Это касается как поведения последних в отношении суннитского населения (именно притеснения суннитов шиитами в свое время привели вначале к росту вооруженного сопротивления, а затем к громким победам исламистов и возникновению »халифата»), так и все чаще раздающихся обещаний прийти на помощь режиму Асада в Сирии. Первые бомбардировки объектов ИГ в Сирии иракскими ВВС уже имели место. На данный момент значительную часть сил, воюющих на стороне Асада против различных повстанцев и ИГ, составляют проиранские шиитские милиции из Ирака, но теперь в обозримой перспективе на повестке дня может оказаться и их явное количественное усиление…

Из Мосула перенесемся в Сирию, где также произошло весьма значимое событие в идущей здесь многосторонней войне. Начавшись 6 ноября, 23 февраля наконец-то завершилось сражение за город Аль-Бааб (население до начала войны – около 80-90 тыс человек) на севере провинции Алеппо, в результате чего он, а также два городка, Кабасин и Бзаа (примерно по 14-17 тыс каждый), были взяты под контроль турецкой армией и ее марионеточными повстанческими силами.

С самого начала турецко-повстанческой операции »Щит Евфрата» в августе прошлого года, было много признаков сговора между Анкарой и Москвой. Сама операция, включавшая вторжение турецких сухопутных сил и участие авиации, началась лишь тогда, когда был урегулирован конфликт между Турцией и Россией по поводу сбитого в 2015-м бомбардировщика Су-24. И если до этого момента российская пропаганда всячески отвергала саму возможность создания бесполетных и сухопутных зон безопасности в Сирии разного рода иностранными коалициями, то к »Щиту Евфрата» в Москве отнеслись на удивление спокойно. А ведь он стал своего рода воплощением и бесполетной зоны, и зоны безопасности, предотвращение создания которых в свое время прокремлевские источники называли одной из причин начала российской интервенции в Сирии. Отдав туркам север провинции Алеппо, россияне и режим получили восточную часть одноименного города. Именно в разгар боев по установлению окончательной блокады контролируемой повстанцами части Алеппо, а затем и ее подозрительно быстрого штурма, Эрдоган фактически увел значительные силы повстанцев для операции »Щит Евфрата»…

До выхода к району Аль-Бааба турки (Анкаре операция нужна была, в первую очередь, для недопущения соединения двух курдских анклавов, западного и восточного) и их подопечные не встречали серьезного сопротивления. На открытой местности, вне »зеленки» и застройки, против танков, авиации и артиллерии иговцам просто нечего было ловить. Однако с началом боев в городе дела у турецких военных и их союзников пошли неважно. По реалистичным оценкам, количество иговцев, оборонявшихся в вышеперечисленных населенных пунктах, чуть превышало тысячу. Одних турок было больше, а о повстанцах нечего и говорить. Также важно отметить, что хотя Аль-Бааб и небольшой по численности населения город, но из-за отсутствия многоэтажных зданий он, как и все типичные арабские населенные пункты, довольно велик по площади. За долгое время под воздействием авиации, артиллерии и сухопутных атак возможности обороняющихся были исчерпаны, а т.к. турки и Ко благоразумно не стали окружать ни Аль-Бааб, ни Бзаа, ни Кабасин, исламисты просто ушли оттуда. Благоразумно, потому что в случае окружения те стояли бы насмерть, а победа обошлась бы значительно дороже и за значительно более долгие сроки. В итоге потери турок под Аль-Баабом, кроме большого количества бронетехники, включая танки »Леопард-2», составили примерно 60 человек убитыми. Повстанцы, выступавшие в качестве основного пушечного мяса, лишились, по ряду данных, 450-500 бойцов.

Воспользовавшись концентрацией иговцев в городе, наступление юго-западнее Аль-Бааба начали, не встречая особого сопротивления, силы, верные Асаду, которых поддерживала российская авиация. На данном этапе и всплыли совсем уж явные детали сговора Анкары с Москвой: стало ясно, что ими заранее спланировано довольно четкое географическое разграничение между сторонами. Судя по ряду признаков, из-за не самого высокого профессионализма россиян их самолеты как минимум раз отбомбились по турецким позициям, в результате чего несколько военных погибли. Версия, что сделано это было с умыслом, дабы отмстить туркам за сбитый Су-24, выглядит не слишком правдоподобно. Наступление асадитов на практически брошенную иговцами территорию южнее Аль-Бааба привело к тому, что под их контроль попали сотни квадратных километров. Кроме того, они вошли в соприкосновение с восточными территориями курдов и местностью, контролируемой турками и повстанцами. Таким образом, турецко-повстанческая территория на севере провинции Алеппо полностью потеряла географический контакт с ИГ, зато граничат на востоке и западе с двумя курдскими образованиями, а на юге и юго-востоке – с силами режима.

Итак, антииговская часть турецкой кампании фактически завершена. Эрдоган не раз утверждал, что дальше намерен наступать на столицу »халифата» Ракку. Но она очень далека, и осуществить такое наступление можно только через территории »Сирийских демократических сил» (СДС), то есть фактически тех самых курдов, которые, пользуясь интенсивной поддержкой США, продолжили в эти дни эффективное наступление на ИГ восточнее Евфрата, вплотную приблизившись к Ракке: они стоят всего в 5 км от нее.

Турецкий президент по-прежнему выступает за свержение Асада, однако вряд ли на данном этапе он решится нарушить условия соглашения с Россией и дать своим марионеткам в северном Алеппо разрешение атаковать лоялистов. Правда, сидеть сложа руки на освобожденном от ИГ участке провинции (на севере Сирии иговцев уже нет) протурецкие повстанцы долго не могут. Остаются два варианта действий: или уход через Турцию на главную повстанческую территорию, в Идлиб, или начало масштабной войны с курдами. Низкая боеспособность, проявленная повстанцами под Аль-Баабом, не сулит им без активной поддержки турок ничего хорошего. В Анкаре громогласно заявляют, что следующей целью является занятая »террористами» СДС территория западнее Евфрата с центром в городе Манбидж. Проблема Турции в том, что Запад справедливо не считает СДС террористами, и именно эти силы являются наиболее серьезным наземным союзником ведомой американцами коалиции в борьбе с ИГ. Начнутся ли масштабные боевые действия протурецких сил против курдов, насколько серьезно включится в это противостояние сама турецкая армия, »кинет» ли Америка СДС, или же будет иметь место некий иной сценарий, мы увидим в ближайшие недели, но новый этап турецкого участия в сирийских событиях начался.

Говоря о сирийской части »халифата», стоит упомянуть еще два направления. После памятного разгрома силы Асада при поддержке союзников снова приблизились к Пальмире. Кроме того, активизировалась присягнувшая на верность ИГ группировка, базирующаяся на юге сирийских Голан, в треугольнике границ Израиля, Иордании и Сирии. Об этой организации под названием »Армия Халида ибн аль-Валида» я писал ранее. Вопреки многочисленным заголовкам израильских СМИ последних дней, аль-валидовцы, которые территориально никогда не соприкасались с землями »халифата», вовсе не »приближаются к израильской границе», а находились здесь изначально, и их успешное на данный момент наступление на повстанцев идет в противоположном от Израиля направлении. Однако если не произойдет ничего неожиданного, несмотря на довольно значительные территориальные успехи этого филиала ИГ, его силы – а численность боевиков »Армии Халида ибн аль-Валида» всего 600-800 человек, – будут, как это уже происходило в прошлом, отброшены примерно на прежние позиции.

Давид ШАРП
«Новости недели»

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика