Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Загадка стамбульской площади Таксим и её роль в нынешних турецких волнениях

Загадка стамбульской площади Таксим и её роль в нынешних турецких волнениях

В противостоянии за будущее стамбульского парка Гези кроется нечто большее, чем желание экологов уберечь одну из самых крошечных зелёных зон огромного города. Ведь и парк, и прилегающая к нему площадь Таксим — символы непримиримого противостояния двух ключевых сил, определяющих вектор турецкого развития на протяжении последнего века.

Загадка стамбульской площади Таксим и её роль в нынешних турецких волнениях

Чуть больше ста лет назад, в марте 1909 года, войска стамбульского гарнизона восстали против секулярных реформ младотурок. Они потребовали соблюдения законов шариата и изгнания реформаторов из армии и страны. Через две недели мятеж был жестоко подавлен. Зачинщики повешены, султан Абдул Хамид Второй смещён, реформы продолжены. Один из центров восстания — величественное здание Артиллерийских казарм (городская достопримечательность, сочетающая элементы османской, русской и индийской архитектуры) оказалось сильно разрушенным и требовало восстановления.

Однако и младотурки, и пришедший им на смену Кемаль Ататюрк вовсе не стремились возвращать былое великолепие символу исламского бунта. Наоборот, в начале на месте казарменного двора устроили первый в Стамбуле футбольный стадион, а позже к середине двадцатого века снесли и его, высадив парк Гези. Рядом, на площади Таксим, уже в 1928 году гордо вознесся 11 метровый монумент «Республика», символизирующий становление секулярного государства и мощь его армии. В скульптурную группу вместе с Ататюрком и его соратниками попали и два советских маршала — Климент Ворошилов с Михаилом Фрунзе, — в знак благодарности за военную и финансовую помощь Советской России в боевых действиях против Армении и Греции в 1920 году. Символическим завершением триумфа реформаторов стал культурный центр имени Кемаля Ататюрка, построенный напротив обелиска к середине двадцатого века и превращенный в театр оперы и балета.

И потому, надо полагать, перестройка площади Таксим, включающая снос культурного центра Ататюрка, разрушение парка и восстановление здания Артиллерийских казарм для Реджепа Эрдогана не просто план развития города, но олицетворение реванша взятого им курса неуклонной исламизации Турции. К концу второй недели массовых демонстраций в крупнейших городах страны — Стамбуле, Измире, Анкаре — и волнений, охвативших три четверти турецких провинций, Эрдоган заявил, что готов отказаться от создания торгового центра на месте парка, но реконструкция казарм и перестройка театра обсуждению не подлежат. Вслед за египетскими парламентариями, считающими, что балет порочит религию пророка, Эрдоган усомнился в целесообразности этого вида искусства для турецкого народа и пообещал, что вместо центра имени Ататюрка будет выстроен новый оперный театр уже без балета.

Другими словами, противопоставление экологического аспекта архитектурно-историческому даёт лишь самое поверхностное объяснение нынешнему конфликту в Турциии. Ведь и противники Эрдогана понимают, что сохранение парка Гези в его нынешнем виде — это рубикон в борьбе за секулярные традиции турецкой республики.

Политика Реджепа Эрдогана в последние годы жестко направлена на искоренение светского фундамента турецкой государственности. Де-факто, исчез запрет на ношение хиджабов, хотя законодательно подобное предложение и было заблокировано конституционным судом. Состоялась реформа учебной программы, внедряющая и усиливающая религиозное образование в школах. Наконец, буквально в канун волнений был предложен закон об ограничении продажи алкогольных напитков и запрете на их рекламу. Закон, вполне вероятно ставший вместе с решением о разрушении парка триггером массовых демонстраций.

На протяжении почти ста лет гарантами секулярного характера Турции были армия и конституция. Обвинив армейское руководство в антигосударственном заговоре, Эрдоган отправил сотни офицеров, включая высокопоставленных генералов, в тюрьму, отстранив армию от влияния на политику. Возможно, этот шаг не дался бы Эрдогану так легко, если бы не совпал со стратегическим курсом президента США Барака Обамы, поддержавшем транснациональную исламскую политическую структуру — «Братьев Мусульман» на Ближнем Востоке от Туниса и Египта до Сирии и Турции.

Подавив армию, Эрдоган занялся изменением конституции. Смысл реформы заключался в том, что глава правительства Рэджеп Эрдоган, не имеющий права снова баллотироваться на должность премьер-министра, мог бы стать президентом. Попутно нынешние представительские функции президента должны быть расширены таким образом, чтобы именно президент, а не премьер стал бы фактическим лидером страны.

Именем ислама и во имя «национальных интересов» Эрдоган подмял под себя судебную систему и СМИ. Обвиненный в оскорблении ислама за шутливые комментарии в Твитере, к 10 месяцам условного заключения был приговорен знаменитый турецкий композитор Фазиль Сай. Мировая известность защитила музыканта от тюрьмы, но сотни других интеллектуалов и журналистов оказались за решёткой. Иных убедили замолчать угрозы «патриотов». В сложившейся атмосфере страха и террора процветает культ личности Эрдогана с огромными плакатами, прославляющими премьера, и арестами тех, кто осмеливается критиковать или задавать ненужные вопросы.
Впрочем, «национальные интересы» не стали помехой на пути к узурпации власти. Сегодняшняя Турция разделена примерно поровну на сторонников секулярного государства и исламизации. Во внутренних областях страны более консервативное население деревень и маленьких городов поддерживает Эрдогана. Но для победы на предстоящем референдуме об изменении действующей конституции, Эрдогану необходимо заручиться и поддержкой курдских районов. Заключив перемирие с РПК — повстанческой организацией курдов — Эрдоган фактически предоставил восточным — курдским — провинциям полную автономию. В обмен на поддержку его проекта конституции.

Созданная Эрдоганом исламская «Партия Справедливости и Развития» пришла к власти в 2002 году под лозунгом борьбы с коррупцией прежней светской власти, защитой бедных слоёв и улучшением экономического положения страны. Лишив светских бизнесменов возможности участвовать в государственных тендерах и управлении, очень скоро партийные нувориши превратились в ещё более, чем их предшественники коррумпированных чиновников, разъезжающих в кадиллаках в окружении многочисленных слуг и распределяющих между собой общественные блага, государственные подряды, мосты, аэропорты, недвижимость и другие национальные ресурсы.

И во главе всей пирамиды возвышается фигура Эрдогана, наделяющего приближенных к себе выгодными сделками и государственными средствами. Из секретных телеграмм, направленных в МИД США американским послом и опубликованных на Викиликс, стало известно, что сам премьер Эрдоган обладает миллиардным состоянием и многочисленными счетами в Европе. Несмотря на успешное экономическое состояние страны, разрыв между декларируемыми ценностями и реальным положением вещей также увеличил лагерь противников премьера.

Навязывание ползучей исламизации, насаждение тирании и культа личности, коррупция, отсутствие дальновидной политической стратегии, самоуверенное хамство, заносчивость и неумение признавать свои ошибки ополчили против Реджепа Эрдогана многих самых разных жителей страны. Две недели назад, среди десятков тысяч людей, которые вышли на улицы турецких городов, вместе оказались представители городского среднего класса — последователи Кемаля Ататюрка, светская элита, интеллектуалы, экологи и члены левых партий. По одну сторону баррикад встали курдские сепаратисты, требующие большей независимости, и правые националисты возмущенные «предательством» Эрдогана, предоставившего курдским провинциям автономию. Здесь же оказались алевиты (не путать с алавитами) — представители религиозного меньшинства, составляющего около 15% жителей страны. Их оскорбило намерение премьера назвать третий мост через Босфор именем султана Селима Первого (Грозного), организатора массовой резни алевитов в 16 веке.

На демонстрацию вышли бизнесмены, протестующие против коррупции в бизнесе «под патронажем» правящей партии. Лидеры 250 тысячной профсоюзной конфедерации (КЕСК), вспомнив об арестах своих активистов, призвали к забастовке, требуя повышения заработной платы и улучшения условий труда. Участие в манифестациях приняли и либеральные представители правящей партии, не разделяющие авторитарные методы Эрдогана, и члены влиятельного умеренного исламистского движения Фетхуллах Гюлена, открыто выступившего против «Партии Справедливости и Развития».

Многообразие оппозиционных Эрдогану сил выплеснуло на улицы огромную массу людей. Однако силы эти слишком противоречивы, чтобы суметь объединиться, — тем более, что сегодня нет ни одного достаточно авторитетного лидера, способного собрать их всех вместе.

Многое будет зависеть от того, как поведут себя турецкие СМИ, профсоюзные организации, останется ли в стороне обезглавленная не так давно армия. Не ясно ещё, сможет ли правительство Эрдогана мобилизовать своих сторонников, дискредитировать оппонентов, обвинив их в мародерстве и службе иностранным интересам, арестовать одних зачинщиков волнений и договориться с другими. К концу второй недели массовых волнений, до прекращения демонстраций, похоже, ещё весьма далеко. В то же время, о начале гражданской войны речь не идёт. Нет предпосылок и к отставке правительства.

Но, судя по всему, Эрдоган потерял возможность провести нужную ему реформу конституции, а значит и возможность остаться у власти. Он утратил популярность и среди умеренных сторонников исламизации, и среди курдов, и среди националистов. Баллотироваться вновь в премьер-министры Эрдогану не позволит устав родной партии. И, скорее всего, «Партия Справедливости и Развития» предпочтёт теперь избавиться от скандального лидера и выдвинуть на второй президентский срок нынешнего президента Абдулу Гюля без проблематичного изменения конституции.

Эрдоган ещё может попытаться консолидировать сторонников и заработать очки, разыграв беспроигрышную на Ближнем Востоке антиизраильскую карту. С помпой и грохотом, он ринется в Газу к своим коллегам по мусульманскому братству. И чем больше будет шума и скандала, тем ему лучше. Поможет ли это ему? Сказать пока трудно.

Блистательные экономические показатели — главный козырь Эрдогана — начинают неумолимо бледнеть. Экономический рост упал с 9% в 2011 до 2% в 2012. Внешний долг вырос за год на 8%, а инфляция с 6.5% увеличилась до 9%. Что больше влияет на это — мировой кризис или пагубная коррупционная сеть, опутавшей турецкую экономику? Так или иначе, но самая удачная из моделей «Братьев Мусульман» — турецкая «Партия Справедливости и Развития» – кажется, отправляется туда, где её уже ждут в безвыходном и нищенском тупике братские: тунисская «Партия Возрождения» и египетская «Партия Свободы и Справедливости». Туда, где прозябает «Движение Исламского Сопротивления» — ХАМАС и корчатся не добившиеся государственности «Свободная Сирийская Армия» и другие монстры, порожденные спящим разумом ислама. Может статься, ничего другого исламская доктрина, подавляющая прогресс, демократические свободы и права личности и не может породить по определению?

И вместе с ними летит под откос истории безумная стратегия Барака Обамы, поставившего в начале десятилетия на «Братьев Мусульман» как на ведущую силу ближневосточного региона. Недальновидность обернулась кровавой драмой для миллионов — от Алжира до Йемена, от Бахрейна до Сирии. Устоит ли Турция?

 

Александр Непомнящий, 9tv.co.il

Источники:
Википедия: Инцидент 31 марта
Википедия: Taksim Military Barracks
Википедия: Таксим-Гези
Википедия: Republic Monument
Википедия: Таксим (площадь)
Stratfor, 04.06.2013: Analytic Guidance: Turkey Protests

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика