Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Забыли о Германии, думаем о «Ямайке»

Забыли о Германии, думаем о «Ямайке»

Со дня парламентских выборов в ФРГ прошло уже более месяца, однако значимость их итогов, похоже, еще не осознана до конца. Отчасти из-за того, что партфункционеры тянули с этим до состоявшихся 15 октября внеочередных выборов в Нижней Саксонии. Отчасти – поскольку результатом признания этой значимости, а также беспристрастного анализа итогов выборов должна была бы стать отставка лидеров ХДС, ХСС и СДПГ. И если судьба двух последних остается под вопросом, то канцлер и председатель ХДС по-прежнему уверена в собственной «безальтернативности».

«Я не вижу, что мы нынче должны были бы делать иначе», – таков лапидарный ответ Меркель на вопрос журналиста о том, намерена ли она что-либо изменить в своей политике исходя из итогов выборов. Похоже, слова канцлера о живущем в иной реальности Путине относятся и к ней самой.

Никогда еще за всю историю ФРГ лидеру партии, потерявшей такую значительную долю голосов избирателей (а нынешнее электоральное падение ХДС/ХСС составило 8,6 процентных пункта), не удавалось остаться в кресле канцлера и сохранить партийный пост. Хуже, чем на нынешних выборах, на которых консерваторы получили 32,9% голосов, они выглядели лишь в год создания партии: на первых выборах в Бундестаг ХДС получил 31% голосов избирателей (если же рассматривать Баварию, где ХСС находится на особом положении, отдельно, то результат ХДС и вовсе составляет 26,8%). Около 2,8 млн избирателей, прежде голосовавших за ХДС/ХСС, нынче предпочли альтернативу, в том числе и «Альтернативу для Германии» (AfD). Что особенно показательно, поскольку консервативный избиратель отличается особым долготерпением, свои политические пристрастия меняет тяжело, но, однажды отказав «своей» партии в доверии, редко возвращается к ней. Это хорошо понимал сделавший ХСС недосягаемой для политических противников баварский лидер Франц Йозеф Штраус, чье радикальное изречение «Правее меня – только Чингисхан» долгое время было незыблемым правилом для консерваторов.

Будь Меркель истинным демократом, уважающим мнение избирателей, она бы если и не подала в отставку, то хотя бы формально взяла на себя политическую ответственность, доверив определение своего будущего партии. Однако, как известно, политики, руководствующиеся принципом «жила бы страна родная, и нету других забот», – не более чем выдумка пропагандистов.

Однако пропагандисты не всесильны, и даже совместными с партагитаторами и «прикормленными» СМИ усилиями им не удалось до конца убедить избирателей в том, что от добра добра не ищут и Меркель – высшее благо для Германии, залог ее благополучия и дальнейшего процветания. Канцлер, однако, не настолько наивна, чтобы полагаться на доверчивость избирателей, убаюканных предвыборной кампанией, практически лишенной реального содержания. Для нее ведь важен не конкретный результат, а сохранение личной власти, чего бы это ни стоило стране. Поэтому Меркель вовсе не кривит душой, утверждая, что на нынешних выборах достигла всех своих стратегических целей, главной из которых было предотвращение возможности формирования в парламенте какой-либо коалиции без участия ХДС/ХСС. Для этого Меркель, как стало известно совсем недавно, была готова пожертвовать очень многим. И то обстоятельство, что именно ее политика привела к резкому росту популярности и электоральному успеху AfD, – вовсе не неожиданное для канцлера проявление недовольства избирателей, а просчитанная политическая стратегия.

Тайну сию открыл общественности знаток берлинской политической «кухни» Робин Александер. Журналист газеты Die Welt, выпустивший недавно ставшую бестселлером книгу о том, как канцлер за закрытыми дверями принимала решение об открытии границ для миллиона беженцев, преподнес очередной сюрприз в ходе телешоу «Anne Will» на телеканале ARD, где обсуждались внутренние противоречия между ХДС и ХСС в области иммиграционной политики. Он сообщил о состоявшемся в апреле 2016 г. совещании узкого круга руководителей ХДС, на котором обсуждался составленный социологом Маттиасом Юнгом документ с неожиданным названием «AfD – шанс для ХДС/ХСС».

На удивленное замечание ведущей о том, что в ходе избирательной кампании Меркель и ее соратники постоянно говорили об опасности AfD, журналист пояснил суть плана: консерваторы предвидели неизбежность протестного голосования, но им было важно, чтобы голоса недовольных ушли партии, не имеющей перспективы участия в будущей правящей коалиции. Главной задачей было во что бы то ни стало, любой ценой предотвратить возможность создания какой-либо коалиции между СДПГ, СвДП, Левой партией и «зелеными», что означало бы завершение эпохи правления Меркель.

Ты чьих будешь?

Понятно, что рядовой избиратель был не в курсе этих политтехнологических соображений, а потому голосовал так, как подсказывали ему его разум и его сердце. Какими же были эти решения для различных электоральных групп?

Тем, что ей удалось удержаться в кресле канцлера, Меркель обязана прежде всего пожилым избирательницам: 47% из них отдали ей свои голоса (в целом результат консерваторов в группе избирателей старше 60 лет составил 41%). Это хотя и на шесть процентных пунктов меньше, чем в 2013-м, но все же значительно выше тех 25%, которые блок ХДС/ХСС смог получить у избирателей моложе 25 лет.

Среди представителей различных профессиональных групп ХДС/ХСС пользуется наибольшей популярностью у чиновников (36%), наименьшей – у рабочих (30%). За этот блок проголосовало больше всего избирателей с неполным средним образованием (37%) и меньше всего обладателей вузовских дипломов (30%).

Социал-демократы потеряли поддержку избирателей всех возрастных групп: за них отдали свои голоса лишь 19% лиц моложе 30 и 17% – моложе 45 лет, да и среди избирателей старше 60 лет приверженцев социал-демократов оказалось лишь 25%. Низким доверием пользуется партия у предпринимателей (12%) и выпускников вузов (18%), зато ей симпатизируют 29% лиц с неполным средним образованием.

Что касается AfD, то мужчины тяготеют к ней больше, чем женщины (16 и 9% соответственно). В Восточной Германии эта партия по популярности даже опережает ХДС. Она получила значительное число голосов представителей средней возрастной группы: 16% у избирателей в возрасте 30–44 лет и 17% – в возрасте 45–59 лет. Наибольшей популярностью AfD пользуется у рабочих (19%) и лиц со средним образованием (17%), наименьшей – у выпускников вузов (10%).

Больше всего приверженцев СвДП – среди людей в возрасте до 30 лет (13%) и предпринимателей (17%). Среди безработных, членов профсоюза и лиц с неполным средним образованием доля ее избирателей составляет лишь 7%, в то время как среди лиц с вузовским дипломом – 14%.

Основной электоральный потенциал «зеленых» – крупнейшие города страны и лица с высшим образованием (18%). Не жалуют эту партию избиратели старше 60 лет (5%), рабочие (5%) и лица с неполным средним образованием (4%).

Левая партия – единственная, имеющая практически одинаковый (около 10%) уровень поддержки во всех возрастных группах. Ее не очень любят чиновники и лица с неполным средним образованием (по 6%), зато ей отдали свои голоса 11% выпускников вузов.

Не менее интересны и выявленные социологами взаимосвязи между электоральными решениями и социально-демографическими условиями жизни избирателей. Так, например, бросается в глаза то обстоятельство, что чем больше в избирательном округе проживает лиц с «иммиграционным фоном», тем лучших показателей смогли там добиться либералы, «зеленые» и отчасти социал-демократы. Регионы с высокой безработицей чаще всего голосуют за Левую партию, иногда – за СДПГ. Реже всего там отдают голоса за консерваторов или «зеленых». Между уровнем безработицы и голосованием за AfD статистической связи нет. В тех избирательных округах, где проживает значительная доля граждан с высокими доходами, наиболее успешна СвДП. Хорошо обеспеченные избиратели голосуют также за «зеленых» и ХДС/ХСС, но здесь статистическая закономерность выражена не столь четко. Зато четко выражена иная тенденция: чем меньше зарабатывает избиратель, тем чаще он голосует за Левую партию. Что касается AfD, то и ее показатели выше там, где меньше средний доход, но эта тенденция не так выражена.

Отложенный бунт

С этими и подобными цифрами еще предстоит разбираться социологам и политологам. Что же касается партий, то и им бы не помешал глубокий и объективный анализ результатов выборов, однако надежды на это невелики. Те, кто удовлетворен своим результатом, не видят в этом особой потребности и предпочитают не разжигать внутрипартийные страсти (за исключением разве что AfD, где самоедство и постоянные скандалы и скандальчики являются неизменным элементом деятельности партии, позволяющим ей постоянно оставаться в медийном поле). Те же, кто итогами выборов недоволен (даже если публично старается не подавать виду), заняты не столько анализом, сколько попытками его имитации, преследующими единственную цель – сохранение начальственных кресел.

В СДПГ, как может показаться, царит затишье. Поспешное объявление Мартина Шульца об уходе партии в оппозицию и оказавшаяся весьма кстати мини-победа на выборах в Нижней Саксонии дали неудачливому лидеру социал-демократов тайм-аут, который, возможно, будет недолгим. Может, немного дольше, чем предсказал глава СвДП Кристиан Линднер, отмеривший Шульцу еще четыре недели пребывания во главе СДПГ (при этом он не исключил возможности того, что преемник Шульца будет по-иному смотреть на возможность продолжения «большой» коалиции). Но все же вряд ли даже ближайшее будущее социал-демократов окажется связанным с экс-президентом Европарламента. Это хорошо понимает и сам Шульц, иначе бы Андреа Налес не стала по его предложению главой парламентской фракции. Уж кто-кто, а социал-демократы еще со времен Вилли Брандта и Герберта Венера знают, как опасно разделение функций главы партии и ее фракции в Бундестаге. То обстоятельство, что это все же произошло, четко свидетельствует о том, что Шульц в СДПГ – фигура временная. Дальнейшую судьбу партии будет решать не он, а ведущие представители ее левого и правого крыла, такие как Андреа Налес и первый бургомистр Гамбурга Олаф Шольц.

В ХСС, напротив, сразу же после оглашения катастрофического для партии результата выборов развернулась ожесточенная борьба не только за будущий курс, но и за кресло лидера. Собственно, эта подспудная борьба между нынешним руководителем партии Хорстом Зеехофером и его потенциальным преемником, нынешним баварским министром финансов Маркусом Зёдером, которого он сам выбрал, но которому не спешит уступать место, идет давно, но нынче получила мощный импульс. Сам Зёдер пока предпочитает оставаться в тени, но с каждым днем все больше видных партийцев и руководителей окружных парторганизаций высказываются в пользу персонального обновления партийного руководства. Что неудивительно после разгрома на федеральных выборах и в преддверии предстоящих в 2018 г. парламентских выборов в Баварии, где будет решаться вопрос о будущем ХСС, которого она может лишиться, утратив власть.

А это возможно, и имя того, кто будет в этом повинен, всем известно. Непоследовательные «показательные выступления» Зеехофера в разгар иммиграционного кризиса, его пустые угрозы в адрес Меркель – это то, за что нынче приходится расплачиваться партии, которая теоретически как минимум в Баварии должна была бы стать альтернативой для не согласных с политикой канцлера. Но не стала, что позволило AfD ехидно утверждать с предвыборных плакатов: «Тот, кто голосует за ХСС, получит Меркель». Специальная «Баварская программа», куда вписали все то, что не удалось вставить в общую предвыборную программу ХДС/ХСС, помогла перед выборами так же мало, как после выборов поможет и якобы достигнутый «сестринскими» партиями очковтирательский компромисс по вопросу об ограничении числа принимаемых Германией беженцев. Возможно, Зеехоферу и удастся ныне успокоить бунт на своем корабле, однако вряд ли он сможет повести партию на предстоящие земельные выборы. Этого, как минимум, не желают две трети опрошенных социологами жителей Баварии.

На первый взгляд, положение Ангелы Меркель не настолько неустойчивое. Однако и ее былое могущество и единовластие в партии получили заметную трещину, которую после 24 сентября уже не скрыть. Если прежде лишь партийные инсайдеры временами сообщали о кипящем под спудом недовольстве в низовых парторганизациях, то ныне сообщения об этом появляются в СМИ, а в телешоу даже заключаются пари на то, досидит ли Меркель до следующих парламентских выборов. Тем более что 36% граждан (в том числе 12% избирателей ХДС/ХСС), опрошенных социологической службой YouGov, высказали надежду на то, что она будет оставаться на своем посту менее четырех лет. Правда, 40% опрошенных пока еще придерживаются противоположной точки зрения, но, как говорится, «процесс пошел». Что особенно неприятно для ХДС и ставит в щекотливое положение его руководство: стали известны результаты исследования, согласно которому без Меркель в качестве кандидата в канцлеры консерваторы могли бы получить на 20 процентных пунктов больше, чем получили. Никто не признается в заказе данного исследования, но газета Bild утверждает, что он поступил с самых верхних этажей партаппарата, но без ведома канцлера.

Не решаясь на открытый бунт (что неудивительно, поскольку известно, как в ХДС умеют давить на инакомыслящих), партийные функционеры, тем не менее, все более четко дают понять Меркель, что ей пора думать о передаче власти. Так, консервативные премьер-министры Саксонии и Саксонии-Анхальта, Станислав Тиллих и Райнер Хазелофф, требуют от партии придерживаться более правого политического курса, причем второй подчеркивает, что это должно сочетаться с омоложением руководства. С их призывом согласен и Томас Штробл – глава МВД Баден-Вюртемберга, зампредседателя ХДС и зять Вольфганга Шойбле. На первом же после выборов заседании новой парламентской фракции ХДС/ХСС депутаты, еще не готовые к открытой атаке на Меркель, тем не менее предъявили ей «черную метку»: в ходе выборов главы фракции ставленник канцлера Фолькер Каудер получил лишь 77,3% голосов, в то время как прежде, начиная с 2005 г., никогда не получал менее 90%.

Менее высокопоставленные партийцы оказались посмелее: консервативные внутрипартийные объединения «Berliner Kreis», «Konservative WerteUnion» и «Freiheitlich-konservative Aufbruch» не только открыто призывают в СМИ к корректировке партийного курса, но даже требуют от Меркель отказа от поста председателя партии.

Попытку бунтовать сделали было молодые консерваторы, принявшие накануне своего всегерманского съезда декларацию с «требованиями молодого поколения к будущему правительству», между строками которого читается плохо скрываемое недовольство политикой Меркель. А глава баварского «молодняка» Ханс Райххарт даже заподозрил у партийного лидера «отрыв от реальности». Более того, выступить с речью на съезде пригласили не только канцлера, но и одного из открытых внутрипартийных критиков ее иммиграционной политики – статс-секретаря в Минфине и члена правления ХДС Йенса Шпана. Вместо объявленного приветственного слова 38-летний политик, которого наряду с еще более молодым Карстеном Линнеманом называют в числе возможных будущих претендентов на место Меркель, произнес 40-минутную речь, постоянно прерывавшуюся оглушительными овациями. Правда, и Меркель делегаты встретили весьма приветливо, но наблюдатели, имеющие свой масштаб измерения симпатий, отметили, что аплодисменты после ее выступления были куда менее продолжительными, чем после речи Шпана.

В общем, Ангеле Меркель хотя и удалось удержаться на своих постах, но зенит ее могущества и влияние позади. Борьба за наследство разворачивается пока за кулисами, но будет становиться все более явственной. Этому поспособствуют как радикальная позиция борющегося за свое будущее ХСС, так и потенциально богатый конфликтами грядущий правящий «союз четырех».

«Так разливай по кружкам ром, ямайский крепкий ром»

Предвкушение того, на чем намерены настаивать при создании так называемой «Ямайки» – коалиции ХДС/ХСС, либералов и «зеленых» – представители консервативного крыла партии Меркель, дает подготовленный ими документ, где среди прочего говорится: «Поскольку „Ямайка“ будет на 3/5 состоять из депутатов от ХДС/ХСС, партийная программа должна найти соответствующее отражение как в коалиционном соглашении, так и в практической деятельности правительства. В связи с этим мы требуем от председателя партии не идти на не соответствующие этой программе компромиссы и принимать решения, четко соответствующие профилю нашей партии. Это включает в себя и реализацию таких партийных решений, как отказ от двойного гражданства, более последовательное выдворение из страны подлежащих ему лиц, а также дальнейшее замораживание воссоединения семей беженцев, восстановление внутренней безопасности, защита национальной идентичности и поддержка ведущей немецкой культуры. Лишь подобный возврат к нашим истокам как партии правового государства и Основного закона, имеющей консервативные ценности, христианско-социальные корни и либеральный подход к экономике, позволит нам вернуть утраченных избирателей, сохранить ХДС/ХСС в качестве народной партии и предотвратить ее развал».

Официальные беседы о создании «Ямайки» начались 18 октября и продлятся еще несколько недель, однако уже сейчас можно сказать, что торг будет непростым и даже его более или менее успешное завершение не гарантирует от возникновения в будущем как противоречий, так и коалиционных кризисов. Ведь не только программные позиции трех участвующих в переговорах партийных фракций по многим позициям далеки, а то и исключают друг друга, но еще и давление, под которым находится ХСС, не позволит консерваторам идти на слишком большие уступки. Да и либералы, уже однажды обжегшиеся на сотрудничестве с Меркель, вряд ли согласятся наступить на горло собственной песне. Измученным оппозицией «зеленым» хотя и очень хочется во власть, но все же не ценой явного отказа от своих базовых позиций, тем более что этого не позволит непременный участник коалиционных переговоров от леворадикального крыла партии Юрген Триттин.

По ряду вопросов – будь то облегчение налогового пресса, защита окружающей среды или увеличение численности полицейских – положения партийных программ формально совпадают. Но это не значит, что здесь легко удастся достичь компромисса. Дьявол, как всегда, кроется в деталях: например, в вопросе защиты климата «зеленые» намерены опираться на государственные запретительные меры, в то время как либералы отвергают запреты, уповая на всесилие рынка. К тому же «зеленые» требуют отказа к 2030 г. от двигателей внутреннего сгорания, на что не готовы пойти либералы и консерваторы. Еще одна область эфемерного согласия – будущая европейская политика: все потенциальные партнеры вроде бы выступают за укрепление ЕС, но при этом СвДП и ХСС, в отличие от ХДС и «зеленых», не готовы поддержать предложения французского президента Макрона о новом регулировании европейских финансов, означающем обобществление долгов европейских государств. Аналогичная ситуация и с налогами: в принципе все за их снижение «в среднем по больнице», но при этом кто-то готов ради этого посильнее прижать «толстосумов», а кто-то категорически исключает любое повышение налогов для кого бы то ни было. Не проще обстоит дело и с внутренней безопасностью: либералы и «зеленые» категорически против «урезания гражданских прав», а потому не готовы согласиться на столь важное для консерваторов расширение видеонаблюдения в местах массового скопления людей, а также на превентивное хранение данных об электронных коммуникациях граждан.

Но самыми болезненными обещают быть переговоры об иммиграционной политике. Показной компромисс, достигнутый 8 октября руководителями ХДС и ХСС, вряд ли их облегчит. К тому же как минимум «зеленые» уже заявили о своем категорическом несогласии со многими его положениями. Ни ограничение иммиграции, ни создание приемно-распределительных пунктов в ФРГ, а тем более в странах исхода, ни расширение списка безопасных стран «зеленые» поддержать не готовы. Отказ же от этих положений неприемлем для консерваторов, хотя Меркель, как показывает история ее правления, была бы готова изменить свою позицию до неузнаваемости. Ограничение максимального числа принимаемых страной беженцев, на котором настаивает ХСС (равно как и 56% жителей страны) и которое в извращенной и выхолощенной форме готово поддержать ХДС, вполне приемлемо для СвДП, но является красной тряпкой для «зеленых», готовых открыть границы и пригласить в Германию жаждущих и страждущих всего мира. Пожалуй, единственное, о чем стороны могут договориться достаточно быстро, – это принятие закона об иммиграции, регулирующего легальный приток в страну квалифицированных специалистов.

Подтверждением того, что одну из главных задач ближайшего времени Меркель видит в регулировании иммиграции, является назначение нового руководителя отдела внешней политики и политики в области безопасности в Ведомстве федерального канцлера. Опытного дипломата Кристофа Хойсгена, ныне представляющего ФРГ в ООН, на этом посту сменил мало известный общественности Ян Хеккер – бывший работник МВД, Ведомства по защите Конституции и судья Федерального административного суда. С 2015 г. он участвует в работе штаба, координирующего иммиграционную политику канцлера, и именно в этом качестве оказался в числе ее ближайших советников, особенно после заключения подготовленной им сделки ЕС с Турцией. С одной стороны, в подобном назначении есть логика. С другой – оно таит в себе опасности и конфликтный потенциал, поскольку основные внешнеполитические вопросы уже давно решаются в Ведомстве федерального канцлера, а не в МИДе. Это вряд ли изменится в ближайшие годы, так что взаимодействие не сильно искушенного в дипломатии Хеккера с внешнеполитическим ведомством, на которое претендуют «зеленые», может оказаться непростым, особенно с учетом весьма непростой международной обстановки.

В ближайшие недели мы сможем увидеть контуры будущего правительства и главные направления его деятельности. Пока же прогнозы делать сложно. Кроме, разве что, предсказания о том, что планируется передел министерств с созданием 3–4 «монстров» для каждого из коалиционных партнеров. Что, безусловно, даже при сокращении формальной численности министерств приведет к расширению их штата. Так уж повелось: каждый политический чих сопровождается кадровым расширением. Например, приняли закон о равной оплате труда мужчин и женщин – в Министерстве по делам семьи, женщин и молодежи появился департамент контроля над его исполнением. А всего за минувшие четыре года штат только этого – далеко не самого главного – министерства вырос на 124 человека. В будущем эта тенденция лишь усилится, поскольку в коалиции будут не три, а четыре партии, и всем нужно будет пристраивать своих людей. Да и в парламентском полку прибыло: ныне в Бундестаге заседает рекордное за всю его историю число депутатов (в 1949 г. их было 402, в парламенте прошлого созыва – 631, ныне – 709, хотя Конституция предусматривает всего 598). И у каждого – штаб с помощниками и секретарями. Так что независимо от того, насколько успешной окажется «Ямайка», свой скромный вклад в обещанное канцлером достижение полной занятости в стране она точно внесет.

Михаил ГОЛЬДБЕРГ, «Еврейская панорама»

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика