Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / За кого проголосует народ в XXI веке?

За кого проголосует народ в XXI веке?

Что ждет человечество в будущем? Грозятли ему войны и кризисы? А может, напротив, планета станет более благоустроенной? Сможет ли Россия вписаться в новую обстановку или пойдет своим путем? «Росбалт» продолжает публикацию цикла статей «Мы не узнаем наш мир».

За кого проголосует народ в XXI веке?

Есть ли в современном мире что-то более унылое, чем политическая борьба традиционных левых с традиционными правыми? И при тех, и при других общество живет примерно одинаково. А ведь какие баталии разворачивались на политическом фронте в ХХ веке! Тогда многие ожидали от левых построения нового прекрасного будущего и с радостью голосовали за перемены. Другие же полагали, что левый радикализм приведет человечество к катастрофе, и опускали бюллетени за правых. Теперь все это позади, и люди начинают присматриваться к новым политическим силам, способным осуществить прорыв.

Золотая вилка глобализации

Политическая интрига ХХ века сошла на нет примерно к 1980-90 гг., когда стало ясно, что может социализм, а чего не может. И дело даже не в провале советского эксперимента, отличавшегося наибольшим радикализмом. Дело в том, что практически всем вменяемым политикам и экономистам стало ясно, насколько цивилизованное западное общество способно осуществить перераспределение доходов от богатых к бедным без подрыва экономического фундамента общества.

Допустим, в какой-то стране победили на выборах неумеренные социалисты, стремящиеся взять и поделить существенно большую долю ВВП, чем принято в других государствах. При глобализации, когда деньги свободно перемещаются через границы, из этой страны начнется бегство капиталов. Через некоторое время рост ВВП снизится, а то и вовсе прекратится. Избиратели начнут беднеть и вряд ли продолжат поддерживать радикальных левых политиков.

Возможно, на их место придут радикальные правые, которые резко порвут с популизмом и будут использовать лишь умные рекомендации экономистов, советующих снизить налоги, стимулировать рост, а бедным давать в руки удочку вместо рыбы. ВВП при таком подходе, скорее всего, будет неплохо расти, однако отказ от привычных социальных программ ради снижения налогов настроит к следующим выборам большую часть рядовых избирателей против «дикого капитализма». И радикальные рыночники проиграют.

Мир попадает сегодня в так называемую золотую вилку глобализации, из которой любым политикам трудно выбраться без роковых для их партий последствий. Забудешь об экономике ради достижения социальных целей — богатые уведут деньги из страны. Забудешь о социальных целях ради экономики — бедные отдадут свои голоса популистам. Существование подобной вилки обрекает в XXI веке как правых, так и левых на небольшие косметические реформы вместо серьезных трансформаций, которые казались неизбежными в прошлом столетии.

Естественно, в разных странах масштабы использования либеральных или социалистических рецептов могут несколько различаться в силу национальных традиций (США в среднем более либеральны, Европа в среднем больше склонна к равенству), но, в общем-то, правым с левыми в идеологическом плане спорить уже особо не о чем. Они в ходе предвыборных баталий цепляют друг друга по мелочам и не сулят золотых гор, как делали популисты прошлого.

Однако из этого вовсе не следует, что старая политика умирает. XXI век создает новые вызовы, и на них должны будут отвечать новые политические силы. Отдельные признаки перемен уже четко прослеживаются, причем, казалось бы, на совершенно разных политических флангах.

Во Франции поговаривают о том, что крайне правая Марин Ле Пен – это уже не экзотический политический фрукт (каким был ее отец), а серьезное политическое явление. Да и в других странах правые радикалы становятся значительно активнее. Причем правый радикализм все чаще выступает на фоне левацкого антиглобализма, охватывающего миллионы простых граждан, которым не нравится всесилие транснациональных корпораций (ТНК).

Антиглобалисты и крайне правые

В современных условиях классическая европейская социал-демократия «передает свои права» движению антиглобалистов, поскольку именно они имеют фундаментальную идейную базу, обосновывающую необходимость борьбы за интересы простых трудящихся. И впрямь, у традиционных левых идейной базы нет, раз они по своей политике стали неотличимы от традиционных правых. На этом фоне антиглобалисты предлагают радикальный и ясный широким массам лозунг борьбы с капиталом.

В условиях XXI века эта борьба, естественно, не может вестись как раньше, а потому антиглобалисты совершают своеобразный поворот. Злом, с их точки зрения, ныне являются вовсе не частная собственность и эксплуатация человека человеком, как утверждал в XIX столетии марксизм. Частная собственность нынче радует подавляющее большинство обывателей, а потому бороться с ней – все равно что плевать против ветра. Злом для антиглобалистов является преодоление капиталом границ и откровенное пренебрежение интересами тружеников национального государства.

И впрямь, давайте посмотрим, чем оборачивается глобализация? В последние три-четыре десятилетия капитал получил возможность выносить производства в те развивающиеся страны, где ниже зарплаты, где нет мощного профсоюзного движения, где можно не соблюдать экологические требования и где, таким образом, издержки становятся ниже, а прибыль — выше. Чьи интересы это в первую очередь затрагивает? Трудящихся развитых стран, которые из-за такого бегства капитала теряют рабочие места и вынуждены соглашаться на сравнительно низкие заработки. Более того, в убытке оказываются все налогоплательщики (а, значит, те же самые трудящиеся), поскольку уход бизнеса за рубеж оборачивается во многих случаях уплатой налогов в других странах. Выходит, что из-за глобализации у государства оказывается меньше средств на разнообразные социальные программы.

Попытки строить любую антикапиталистическую политику на ортодоксальной марксистской базе сегодня обречены, поскольку «пролетарию» есть что терять, кроме своих цепей. Но строить ту же самую антикапиталистическую политику на базе антиглобализма вполне возможно. Это движение сравнительно умеренно и не требует утопичного планового ведения хозяйства. Оно лишь борется с ТНК, которые превращаются в трубу для перекачки ресурсов за рубеж. И в этой борьбе антиглобализм имеет некоторый шанс на успех.

Точно такие же процессы идут сегодня на правом краю капиталистического общества. Различные консервативные, республиканские и народные партии, как собственно и социал-демократы, перестают защищать интересы значительной части своих старых избирателей. Ведь правые в классическом смысле – это те, кто стоит на страже национальных интересов. Не классовых (как левые), а именно национальных. Они должны смотреть за тем, чтобы иностранцы не ущемляли интересов граждан. А как обстоит дело в действительности?

Приток гастарбайтеров плох (с точки зрения многих правых) не только тем, что отнимает рабочие места у граждан. Миграция размывает традиционную национальную культуру. В современном мультикультурном обществе, формирующимся за счет быстрого проникновения людей с востока или юга, многим становится жить неуютно. Они не чувствуют того старого доброго мира, которого требует их консервативное сознание. А если так, то почему эти люди должны поддерживать консерваторов, почти не отличающихся в реальной своей деятельности от социал-демократов?

Таким образом, на правом фланге формируется идейная база для поддержки тех, кого иногда принято называть крайне правыми или даже фашистами. Но это в основной массе совсем не те нацисты, что развернули геноцид в 1930–40-е. У них нет утопического стремления к мировому господству одной расы. Их задачи проще и прагматичнее: закрыть дверь в свой милый национальный дом для тех, кто здесь не родился. Или, точнее, оставить в приоткрытой двери лишь щелочку, через которую можно дозированно пускать мигрантов без риска ущемления интересов коренных масс населения.

И вот какая интересная получается ныне картина. Крайне правые в известной степени являются антиглобалистами, поскольку стремятся воспрепятствовать важнейшему процессу глобализации – свободной миграции людей. А антиглобалисты в известной степени являются правыми, поскольку, борясь с ТНК, они «предают интересы» пролетариев развивающихся стран, где ТНК создают рабочие места, и отстаивают, таким образом, лишь интересы своей нации.

Крайности сходятся. Новые правые и антиглобалисты – это, по сути, один фронт. Формально этим людям трудно сойтись вместе, поскольку они вышли из совершенно разных лагерей. Однако задача у них, по большому счету, общая: укрепить старые государственные границы, сделать их непроходимыми как для капитала, так и для рабочей силы. Скорее всего, эти политические направления будут постепенно сближаться. Или, во всяком случае, вступать во временные альянсы, поддерживая друг друга против всех, кто хотел бы сделать мир единым, а не поделенным на части.

Соответственно, на противоположном политическом фланге неизбежно будут концентрироваться силы, стремящиеся к интернационализации и глобализации как в интересах повышения благосостояния трудящихся (левые), так и в интересах роста экономической эффективности (правые). Ведь если не рассматривать, вслед за марксистской экономической мыслью, систему производства как игру с нулевой суммой (все, что приобрел капиталист, является потерей для рабочего, и наоборот), то в росте экономической эффективности оказывается заинтересовано все общество: от трудящихся до собственников.

Сегодня эти силы еще не вычленяются четко из старой системы. Человек, идентифицируя себя, может представиться антиглобалистом, но вряд ли кто-то скажет, что он – глобалист. Скорее, традиционно определит себя как христианского демократа или консерватора. Связано это с тем, что глобализация, по сути, является для стран с развитой рыночной экономикой мейнстримом. То есть традиционные силы (как левые, так и правые) в основном ее поддерживают и на ней основывают свое существование. Однако по мере укрепления антиглобалистских и крайне правых сил вероятность кризиса традиционных партий повышается. В конечном счете такое развитие событий может привести к радикальной перестройке всей старой политической системы.

Подмороженная Россия

Что же касается России, то многократные попытки создания в нашей стране традиционных для прошлого столетия партий не случайно терпели провал. Одной из важнейших причин поражений является неактуальность самих задач, которые они ставят. Кремль без всякой политической борьбы интуитивно стремится вписаться в золотую вилку глобализации. При этом у него явно выходит перекос влево. Однако стабильный приток нефтедолларов компенсирует бегство капиталов, и это пока удерживает российскую экономику от резкого падения. Общество в целом удовлетворено нынешним положением и не видит особой потребности в партиях, которые провозглашали бы типичные лозунги ХХ века.

При этом явления XXI века Россию не минуют. Приток мигрантов для нашей страны – ничуть не менее значимое явление, чем для Франции или других крупных европейских государств. Поэтому национализм, провозглашаемый новыми правыми, все чаще находит поддержку. Именно он, скорее всего, станет главным вызовом для сложившейся политической системы, поскольку проблемы, связанные с межэтническими конфликтами, за счет нефтедолларов не разрешить. Наоборот — чем больше в стране денег, тем больше гастарбайтеров стремится их заработать, и, следовательно, тем более напряженной становится атмосфера в крупных российских городах.

Характерно, что в ряды новых правых стремятся попасть как политики черносотенного типа, так и те, кто выступает за цивилизованные формы контроля над миграцией. Ведь именно на этой ниве произрастает поддержка тех россиян, которые дистанцируются от власти. Соответственно, неизбежно возникает гонка лидеров, стремящихся привлечь этих людей под свои знамена.

Из всего этого, конечно, не следует возникновение крупной политической партии крайне правого толка. Сегодня Кремль Россию подмораживает, и в этой ситуации вообще ничего произрастать не может. Но как только земля оттает, новые правые полезут на свет весьма энергично.

Дмитрий Травин,профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге
rosbalt.ru

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика