Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Третья мировая не начнется, если Запад будет противостоять агрессии России и оказывать военную помощь украинской армии

Третья мировая не начнется, если Запад будет противостоять агрессии России и оказывать военную помощь украинской армии

Юрий Фельштинский, российско-американский историк, проживающий в Бостоне, стал «возмутителем спокойствия» в 2001 году, когда «Новая газета» опубликовала несколько глав из книги «ФСБ взрывает Россию», написанной им в соавторстве с Александром Литвиненко. В мае текущего года так и не изданную в России книгу Минюст РФ внес в список экстремистских материалов. Вполне прогнозируемое решение. Для Кремля экстремист любой, кто пытается рассказать правду о темных пятнах российской истории и ее нынешней политике. А именно этим и занимается на протяжении многих лет Юрий Фельштинский, который согласился ответить на вопросы «Восточного фарватера».

Юрий Фельштинский
Юрий Фельштинский

Юрий Георгиевич, сентябрь – месяц начала и конца Второй мировой войны. В России на нее смотрят по-особому. Мол, есть Вторая мировая и есть Великая Отечественная…

– Причины, по которым советское правительство пыталось подменить в народной памяти Вторую мировую войну Великой отечественной, понятны. Вторая мировая война началась 1 сентября 1939 года и стала возможной исключительно благодаря подписанному 23 августа 1939 года советско-германскому пакту о разделе сфер влияния и обещанию Сталина напасть на Польшу одновременно с Гитлером. Однако Сталин Гитлера обманул и пересек границу с Польшей только 17 сентября. Сталину важно было, чтобы Вторая мировая война разгорелась и Англия с Францией объявили войну Германии в ответ на германскую агрессию против Польши. Поэтому Сталин выждал, пока 3 сентября Англия и Франция объявили Германии войну и пока 13 сентября пала Варшава. Только после этого Красная армия пересекла границу польского государства. Как правильно рассчитал Сталин, в ответ на эту агрессию Англия с Францией войну СССР объявлять не стали. Затем Сталин с согласия Гитлера напал на Финляндию, захватил Прибалтику и часть Румынии. На следующем этапе он планировал захватить Болгарию, получить контроль над Проливами и взять реванш над отстоявшей свою независимость в Зимней войне 1939/40 года Финляндией. Эти планы Сталина были нарушены Гитлером, объявившим 22 июня 1941 года войну Советскому Союзу.

Таким образом, с сентября 1939-го по июнь 1941 года Сталин был союзником Гитлера во Второй мировой войне. 22 июня 1941 года против своей воли Сталин оказался союзником Великобритании и Франции. После вступления в войну Америки, с одной стороны, и Японии – с другой, война действительно стала мировой. Однако для Советского Союза она оставалась исключительно европейской. Только 8 августа 1945 года, после того, как на Хиросиму была сброшена первая атомная бомба, СССР объявил Японии войну, а 9 августа (когда была сброшена вторая бомба, на Нагасаки), начал наступление против сосредоточенной в Маньчжоу-Го японской армии. К этому времени война против Японии была уже выиграна американцами. 2 сентября Япония подписала акт о безоговорочной капитуляции.

Итак… Вспоминать о периоде с 1 сентября 1939 года по 22 июня 1941-го – значит напоминать о периоде союзнических отношений СССР с гитлеровской Германией. Вспоминать о периоде с 8 мая по 2 сентября 1945 года – значит указывать на то, что Вторая мировая война была выиграна благодаря военным успехам США. Поэтому советская пропаганда придумала и новые хронологические рамки: с 22 июня по 9 мая, и иное название: «Великая отечественная». И я не думаю, что нынешняя история России пошла бы иным путем, если бы пропагандистские установки СССР периода 1939–1945 годов были иные. Кривое пропагандистское зеркало истории Второй мировой войны было, может быть, самым заметным, но не единственным. Вся советская история в изложении советских историков была абсолютной ложью.

Как, по-вашему, почему Кремль делает на такую ставку на войну 1941-45 годов? Это «ключ зажигания» для запуска всей пропагандистской машины? «Последняя идеологическая баррикада»? У Украины есть нечто подобное в запасе? Или ей это не нужно? И, кстати, – существует ли в США аналогичный культ какого-либо исторического события? Типа: «Перл-Харбор – наше всё!»

– История советской России началась в 1917 году. И с тех пор эта огромная страна и ее правительство приносили человечеству исключительно зло. Сначала в рамках гражданской войны были уничтожены миллионы людей в границах РСФСР, затем – миллионы в пределах СССР, причем эти миллионы были самыми различными: и «враждебные буржуазные элементы», и крестьяне, российские и украинские, и своя же советская номенклатура, и офицерский корпус Красной армии, и элита всех оккупированных в 1939–41 годах территорий. Затем Гитлер напал на Сталина, и всё поменялось в том плане, что впервые с 1917 года советское правительство оказалось союзником западных демократий. Никогда Сталин такого отклонения в советской политике не планировал. Гитлер поставил его перед свершившимся фактом. От Сталина тут ничего не зависело.

Дружить с союзниками Сталину всегда было некомфортно. Куда комфортней ему было с Гитлером. Но Сталин и в период 22 июня 1941 – 8 мая 1945 г. оставался Сталиным. Красная армия, отвоевывая свои территории, одновременно захватывала чужие. Так как эти захваты происходили с согласия (иногда молчаливого) западных демократий, их не называли советской агрессией. У советского правительства теперь на всё был один ответ: в Великой Отечественной (Второй мировой) войне мы потеряли больше, чем остальные (хотя эти потери во многом были следствием сталинской политики репрессий по отношению к собственному населению). Это была своеобразная индульгенция на все последующие злодеяния Советского Союза.

Победа СССР во Второй мировой (Великой Отечественной) войне – единственная победа, одержанная советской армией, правительством, системой. Всё остальное – либо бесчестные захваты слабых соседей, типа стран Балтии, либо череда поражений – проигранные войны против Финляндии или Афганистана. Поэтому хвастаться больше путинской России нечем – только победой над Германией в Великой Отечественной войне (при помощи союзников, разумеется, о чем «деликатно» умалчивается).

Ни у Америки, ни у Украины нет и не может быть задачи сосредоточить народную память вокруг одного события: победы в войне, тем более – войне, закончившейся 70 лет назад. Мы же с вами понимаем, что 18-летнему мальчику, пошедшему на фронт в январе-апреле 1945 года, теперь 88 лет. Тем, кто пошел на фронт в 41-м – сегодня 92 года. Сколько таких ветеранов осталось в мире? Очень мало. И не ради них в Москве устраиваются парады. Нынешнему российскому руководству, как когда-то советскому, важно постоянно напоминать о вражеском окружении, о необходимости время от времени вести большую войну и гибнуть за родину. Когда-то лозунг был «за Родину, за Сталина». За Путина сегодня, конечно, никто в России умирать не пойдет, но «за родину», «за русский мир» желающие вполне находятся, особенно, когда за это еще и деньги платят, да к тому же остается надежда, что убивать будешь ты, а не тебя.

Жить мыслями о победах в старых войнах – значит жить прошлым, а не настоящим и будущим. Ни одно разумное правительство, думающее о своих гражданах, не захочет под предлогом памяти о погибших возбуждать в людях злобу и ненависть; культивировать смерть и необходимость постоянно быть готовым к войне.

Прекратить возвеличивание Сталина, Жукова – при нынешнем хозяине Кремля это кажется невероятным. Или это все же возможно?

– В очень короткий исторический период, при президенте Борисе Ельцине, стратегически Россия была ориентирована на Европу. Я не собираюсь идеализировать ельцинское десятилетие, в которое и коррупция процветала, и две чеченские войны были развязаны. Но по крайней мере у Ельцина не было намерений возрождать СССР и отхватывать территории у соседей. Он действительно планировал мирно сосуществовать с Америкой и Европой. И новый премьер-министр Владимир Путин даже заявлял о том, что Россия рассматривает вопрос о вхождении в НАТО. Всё это изменилось, начиная с 2000 года, когда ставший президентом бывший директор ФСБ Путин привел во власть своих коллег из КГБ и они достаточно быстро захватили страну снизу доверху.

Любой хунте нужно оправдание нахождения у власти. В демократических странах мандатом на власть, центральную и местную, являются выборы. При диктатуре единственным оправданием служит война. Чеченскими войнами оправдывалась необходимость увеличения и усиления спецслужб и внутренних войск. Внешней угрозой сегодня оправдывается необходимость еще большего усиления спецслужб и армии. Со стороны всё то, что сегодня делает путинское руководство, выглядит сумасшествием: российские самолеты, как безумные, нарушают спокойствие воздушных границ соседей; российские сухопутные и морские войска проводят бесконечные учения на всей территории Российской Федерации; в Антарктике устанавливаются заставы ФСБ; бульдозеры давят гусей, крематории сжигают продукты…

С точки зрения любого нормального человека всё происходящее – бред. Но с точки зрения нормального человека, всё то, что происходило в Советском Союзе, особенно в сталинском Советском Союзе, тоже было бредом. Это та причина, по которой сегодня российскому руководству очень важно оправдать и легализовать сталинизм и Сталина, военные победы Красной армии и «прославленного советского полководца» Жукова, поскольку вопрос о том, «хорошим Жуков был маршалом или плохим», упирается в вопрос о том, «плохим или хорошим» был Сталин.

Когда сегодня говорят о том, что история Второй мировой (Великой Отечественной) войны в России переписывается, это не совсем точно. История войны 1939-1945 годов в СССР изначально была «переписана», т.е. сфальсифицирована. В период 1989-1999 годов появились какие-то книги, в которых авторы пытались расставить точки над «i» и хоть что-то объяснить читателю. Это было очень сложно, так как количественно лживых книг всегда оставалось больше, и слишком глубоко вся эта ложь сидела в подсознании советских людей, поколениями живших в этой лжи. Так что вопрос был еще и психологический: нужно было признать, что единственное оправдание существования сталинского режима, единственное «светлое пятно» во всей советской истории – победа над нацизмом – не такое уж светлое пятно, а по крайней мере серое. Сейчас российская пропагандистская машина, работающая полным ходом, пытается вернуться к старой сталинской версии освещения истории Второй мировой войны. Даже преступный характер сталинско-гитлеровского сговора августа 1939 года Путин недавно попытался дезавуировать, сказав, что Сталин таким образом обеспечивал безопасность границ СССР.

Когда-то ФСБ взрывала Россию. О чем вы написали книгу вместе с Александром Литвиненко. Огрубляя, можно сказать, что ему она стоила жизни. Теперь ФСБ взрывает Украину. Что она будет взрывать завтра? И ради каких целей? Ну не ради же мифических «скреп». Ради благополучия кооператива «Озеро»?

– В декабре 1917 года в советской России была создана ВЧК. Сегодня эта организация называется ФСБ. Абсолютно неслучайно всё время муссируются слухи о восстановлении памятника Дзержинскому на Лубянке. Абсолютно неслучайно до сих пор на стенах в кабинетах ФСБ висят портреты Дзержинского, а на столике Путина в его президентском кабинете стоит бронзовый бюстик Феликса Эдмундовича. Абсолютно неслучайно директор ФСБ Николай Патрушев сказал в интервью «Комсомольской правде» в «День чекиста» 20 декабря 2000 года: «Мы не отказались от своего прошлого, честно сказали: история Лубянки уходящего века – это наша история…» Они действительно в каком-то смысле «честные ребята» – говорят то, что думают, и делают то, что говорят. Как и Гитлер. Нам просто это очень трудно представить, а потому не хочется в это верить.

Они пришли к власти для того, чтобы взрывать и убивать. Они не могут не убивать, и не могут без войны. В этом смысл их жизни – убивать. Сначала был Красный террор, потом сталинский, потом захват Европы в 1939-1945, потом Венгрия, Чехословакия, Польша… Потом Афганистан. Затем две чеченские войны, война в Грузии, сейчас – война против Украины. По дороге – миллионы трупов. И заметьте, никаких угрызений совести или сожалений о случившемся, разве что о том, что – ах какая жалость – Советский Союз распался из-за «происков врагов». Но это, с точки зрения Путина, беда поправимая.

Название нынешнего проекта Путина по восстановлению СССР – объединение «русского мира». К сожалению, это уже не про деньги, не про богатство, не про кооператив «Озеро». С точки зрения сохранения нажитых (честно-не-честно – другой вопрос) капиталов последнее, что нужно было делать, это в Крым входить. Это про территориальные захваты в банальном сталинско-гитлеровском смысле этого слова. А оправдание для потомков Путин уже сформулировал: обеспечение безопасности страны.

Чем могут быть чреваты лично для Путина результаты дознания по делу о гибели Литвиненко, которое ныне проводится в Лондоне?

– Я думаю, что после вторжения в Грузию, аннексии Крыма, вторжения в Украину и сбитого малазийского лайнера ничем не чревато лично для Путина дознание по делу Александра Литвиненко. Вот признают его в Лондоне ответственным за убийство британского гражданина Литвиненко с помощью радиоактивного яда. И дальше что? Ничего. Ну не будет Путин больше в Великобританию летать. Так он и так туда не летает с июля 2005 года. Я думаю, что никакими прочими карами окончание дознания по делу об убийстве Литвиненко Путину не грозит. В списке преступлений Путина и его соратников убийство Литвиненко будет не в первой десятке.

Людям, не только историкам, свойственно искать исторические параллели. Судеты 1938-го – Крым 2014-го… Какие ассоциации из прошлого у вас вызывает нынешняя ситуация на Донбассе и на что они наталкивают?

– Я всегда был противником исторических параллелей. Как профессионал-историк я видел в них больше отличного, чем общего. Но оккупация Крыма и вторжение в восточную Украину – редкое исключение из правила. Тут вся палитра аналогий из истории гитлеризма и сталинизма. Оккупация Крыма и проведение там референдума после оккупации просто напрашиваются на сравнение и с аншлюсом Австрии, с оккупацией Судет и даже, как очень изящно описал Андрей Илларионов в одной из своих статей, полемизируя с оправдывающим аннексию Крыма Навальным, с оккупацией нацистами Восточной Померании и Данцига. «Сепаратисты» и «ополченцы» «ДНР» и «ЛНР» мало чем отличаются от правительства «Финской народной республики» во главе с коммунистом финских кровей Отто Куусиненом. Попытка оккупации Грузии в 2008 году и отторжение лишь части грузинских территорий в целом напоминает советско-финскую войну 1939/40 года. Сталинского «троянского коня» Путин сегодня пытается снова использовать в Прибалтике, но там, где Сталин опирался на Красную армию, Путин опирается на русскоязычное население. Таким образом, аналогий и ассоциаций действительно возникает много. Ничего нового Путин не придумывает: зачем придумывать новые схемы, когда два лучших в мире диктатора уже на практике проверили старые.

Один из историков – Виктор Суворов, о котором вы сказали: «Мы говорим на одном языке», – уже не менее года предрекает, что в 2015-м Россия рухнет. У Вас нет такого ощущения?

– В марте 2014 года я опубликовал статью «Третья мировая», в которой высказывал опасения, что не позднее конца сентября 2015 года мы можем оказаться свидетелями начала Третьей мировой войны. То, что в результате такой войны – если она начнется – Российская Федерация будет разгромлена, в этом сомнений нет и быть не может. Однако сентябрь еще не начался, так что время начать мировую войну у Путина, к сожалению, еще есть.

До марта 2014 года, до вторжения в Крым, установленный Путиным режим в России был крайне стабилен и ему ничто не угрожало. Такого типа режимы постепенно разрушают себя изнутри. Они не в состоянии стабильно существовать и сосуществовать с остальным миром, а потому навлекают на свою голову проблемы и катастрофы. Помните, как в годовщину аннексии Крыма в речи на Красной площади Путин сказал: «Мы будем преодолевать трудности, которые мы с вами так легко создаем сами для себя в течение всего последнего времени»? Так что если до марта 2014 года режим Путина был стабилен, с марта 2014 года дни его сочтены. Займет ли гибель путинского режима два года или десять лет – с исторической точки зрения не столь важно. Чем быстрее он падет, тем меньше народу погибнет.

Если бы в апреле-мае 2014 года Путин начал полномасштабные военные операции в Украине, это привело бы к военному поражению России уже в 2015 году. Похоже, Путин и сам это понял, поэтому сосредоточенные на российско-украинской границе 50-тысячные войска остались на российской территории, а тактика крымского блицкрига сменилась на медленное кровопускание в восточной Украине. В этом смысле Путин продлил свое существование. Угол падения равен углу отражения. Чем агрессивнее Путин будет вести себя в Украине (и в мире), тем скорее падет его режим.

Вы действительно считаете, что Третья мировая сегодня возможна?

–Когда я написал статью «Третья мировая», я был буквально первым, кто возвестил миру об этой угрозе применительно к вероятному конфликту между Россией и свободным миром. Сегодня об этом говорят и пишут многие политические деятели, известные журналисты, военные руководители. Так что сегодня угроза начала Третьей мировой войны (не холодной, а самой что ни на есть горячей) воспринимается по обе линии фронта как абсолютно реальный сценарий развития международных отношений и обострения противостояния, начатого Путиным. Разумеется, Путин считает, что это противостояние начато Европой и США. Но от этого никому не легче.

Третья мировая война, безусловно, начнется, если Путин будет считать, что Запад слаб и что России позволят отхватывать территорию за территорией. Война не начнется, если Запад будет противостоять агрессии России, используя для этого экономическое давление и оказывая открытую военную помощь украинской армии. Этого будет достаточно для военного поражения России и крушения режима Путина. Так что, помогая Украине, Запад на самом деле защищает свои собственные интересы. И сколько бы эта помощь ни стоила, с учетом украинской коррупции и безалаберности, это всё равно самый дешевый способ сохранить мир в Европе и подавить агрессию России на начальном этапе.

Продолжают ли вас публиковать российские издания? Или из-за вашей позиции уже существует некий барьер?

– У меня очень много исторических работ, которые постоянно издаются и переиздаются в России. В этом смысле никаких изменений пока я не чувствую. Последняя моя политическая книга – «Россия и КГБ во времена президента Путина» – вышла в Москве двумя изданиями в 2010 и 2012 годах. До этого, в 2009-м и 2010-м, двумя изданиями вышла книга «КГБ играет в шахматы». Мои политические взгляды идут вразрез с точкой зрения большинства населения России, и российские СМИ отказываются публиковать мои тексты, касающиеся Путина и современной международной ситуации. Сегодня я более всего востребован в Украине, Латвии, Эстонии и Польше, где постоянно выходят мои книги, статьи и интервью.

В этом году в украинском издательстве «Наш формат» в соавторстве с Михаилом Станчевым вышла ваша книга «Третья мировая: битва за Украину». Есть ли какие-то эпизоды или аргументы, которые появились уже после выхода книги и которые могли бы служить добавлением к тому, о чем вы уже сказали в своей работе?

– О да, и этих аргументов и выводов очень много. Прежде всего, после аннексии Крыма мы все были очень обеспокоены судьбой Украины. Это беспокойство было многоплановое. Во-первых, мы опасались, что сосредоточенные вдоль российско-украинской границы войска войдут в Украину и попытаются захватить всю страну до президентских выборов, намеченных на 25 мая 2014 года. Во-вторых, были опасения, что Европа и США сдадут Путину Украину точно так же, как Англия и Франция в 1938/39 году сдали Чехословакию. Затем, был риск того, что Путин сумеет опереться на пятую колонну в Украине и существенно расширить луганско-донецкий плацдарм своих операций. Наконец, у Украины, украинцев и украинского правительства просто могли сдать нервы, как у французов в 1940 году.

Наверное, Путин на всё это рассчитывал, но эти расчеты оказались неправильными. Украина провела президентские выборы, избрала прозападный парламент, подтвердила курс на проведение реформ и вхождение в Евросоюз, прекратила сдачу территорий без боя (как это имело место в Крыму), оказала военное сопротивление агрессору. И мы видим результат всей этой политики: Путин забуксовал в Украине; дальше Донецка и Луганска продвинуться он не может; выбор, который перед ним стоит, продолжать топтаться на месте или же начинать Третью мировую войну.

– Украина недавно отметила государственный праздник – День Независимости. Что бы вы хотели пожелать украинцам в эту годовщину?

– Полтора года назад в голову не могло прийти, что я, не украинец, живущий за пределами Украины, буду воспринимать День Независимости Украины как праздник и смотреть на украинский флаг как на знамя свободы. Впрочем, я до сих пор храню оранжевый шарфик «Так! Вiрю знаю можемо», купленный мною в свое время на Майдане. Так что симпатии к Украине есть у всех свободолюбивых людей. Я думаю, что из-за преступной политики России Украина, наконец-то, окончательно осознала себя как независимое европейское государство; приняла необратимое стратегическое решение о вхождении в Евросоюз, о проведении очень сложных, но крайне необходимых экономических реформ. Я далек от мысли, что сложившуюся государственно-клановую систему легко будет перестроить в рыночную. Наверное, всё это займет годы и приведет еще не к одному кризису. Но эти проблемы со временем с помощью Запада Украина сможет преодолеть, если она решит главную задачу: отстоит свою независимость и ликвидирует последствия российской агрессии 2014–2015 года. Путь к свободе лежит через сопротивление агрессии, а не через капитуляцию. Не мне объяснять это вам, украинцам, после пережитых вами битв на Майдане и на востоке страны. Я желаю нам всем крушения режима Путина, поскольку это единственный способ остановить войну. Лозунг «За вашу и нашу свободу!» сегодня, как никогда, следует воспринимать буквально.

Источник

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика