Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Общество / Высока ли вероятность появления новой религии? Если «да», то какой она будет?

Высока ли вероятность появления новой религии? Если «да», то какой она будет?

Блиц-опрос Медиагруппы КОНТИНЕНТ

 

Виталий Щигельский, писатель, журналистВиталий Щигельский, писатель, журналист. Санкт-Петербург (Россия)

Естественное возникновение новой религии маловероятно. Между Пророком и адептом лежит медийное пространство, попасть в которое без согласования с властями и без инвестиций все равно что «пройти через игольное ушко».  Поэтому в современном мире возможно только искусственное создание религии, в том случае если это зачем-то понадобится политикам и финансистам. Из тысяч проходимцев-коучеров личностного роста отберут самого смазливого. Вставят в сетку дневного вещания. И через неделю-другую если не пророк, то по крайней мере идол готов. А заповеди «поколения потребления» сформулированы давно: жуйте жвачку после еды.

 

 

Сергей Березинский, издатель. Санкт-Петербург (Россия)Сергей Березинский, издатель. Санкт-Петербург (Россия)

Новые церкви плодятся и мутируют постоянно. Но в основном это трансмутации существующих «больших» религий, даже когда они претендуют на собственную уникальность… Т.ч. вероятность чего-то особо нового не очень велика, хотя…. Ведь история человечества говорит о том, что великие религии на земле возникали в среднем раз в 1,000 – 1,500 лет… Последним из пророков (и основателей новой религии) был Магомет….

Т.ч. теперь должен быть пророк космической эпохи типа прогрессора откуда-нибудь с альфа-центавры на манер люденов АБС…

 

 

 

Сергей Ястржембский, философCергей Ястржембский, философ. Нью-Йорк (США)

Она уже есть.

 

 

 

 

 

Константин Куортти, активист ОГФКонстантин Куортти, независимый журналист. Санкт-Петербург (Россия)

По Шопенгауэру религия – такая метафизическая система, которая имеет основание в авторитете, а не внутри себя, как философия. Если так, то какова вероятность появления столь сильного авторитета, как Библия или, скажем, Мухаммед? Чтобы тысячи и миллионы подчинились этому авторитету. Хочется сказать: «Не может быть!». Но стоп. А что такое наш живучий марксизм? Никакая практика, якобы критерий истины согласно этому самому марксизму, не убедит миллионы леваков в ложности его доктрины. Это не наука, это метафизика, имеющая основание в «Капитале» Маркса. Так что, как шутят, вероятность 50%: либо появится, либо нет.

 

 

Даниил Коцюбинский, журналист, историкДаниил Коцюбинский, журналист, историк. Санкт-Петербург (Россия)

Думаю, высока. Основных идей я вижу две. 1. У каждого – свой завет. 2. Будь рыцарем, а не плебеем.

 

 

 

 

 

Георгий Янс, журналистГеоргий Янс, журналист. д.Юдино (Россия)

Все монотеистические религии – горные тропинки, ведущие к одной вершине. Богу. Эти тропинки  хорошо известны. Вряд ли, в обозримом  будущем будут проложены новые пути к вершине. Поэтому мой ответ такой. Вероятность появления новой религии близка к нулю.  Разумеется, речь не идет о сектантстве. Оно будет всегда.

 

 

 

Андрей Тесля, философ. Хабаровск (Россия)Андрей Тесля, философ. Хабаровск (Россия)

Так новые религии и так постоянно возникают. А что но «новой мировой религии» – так их и есть всего несколько, их возникновение непрогнозируемо (но, впрочем, можно сказать, что возникновение подобной религии сейчас маловероятно, поскольку теперь людям не свойственно в целом «упаковывать» свои смыслы и ценности подобным универсальным образом).

 

 

 

Валерий Курносов, писатель, журналист. Казань (Россия)Валерий Курносов, писатель, журналист. Казань (Россия)

Религии появлялись из-за потребности человека гармонично и ясно объяснить окружающие явления, минимизировать неприятное воздействие явлений в будущем или поставить себе на службу в результате осознания закономерности. Одним словом, в результате нехватки информации. Именно сегодня, после интенсификации коммуникаций (авиация, телевидение, Интернет) объем информации вырос лавинообразно. Да так, что смел газетную журналистику и потеснил телевидение. Спрос на информацию удовлетворен. Хочешь фантастического прогноза на будущее – открой сайты с сенсациями из былых откровений Нострадамуса, Ванги или ныне здравствующих хиромантов. Мы скорее наблюдаем ужесточение борьбы за доверие простаков между существующими религиями и геббельсами современной пропаганды. Особенно заметен рост истерии среди мусульман-салафитов. Искусственный антиамериканизм правящих коррупционеров в России в подконтрольных СМИ – из той же оперы.

 

Владимир Брисов, член Союза писателей России, который любит встречать восход солнца в Шанхае, а закат в Нью-Йорке (без всяких аллегорий). Москва (Россия)Владимир Брисов, член Союза писателей России, который любит встречать восход солнца в Шанхае, а закат в Нью-Йорке (без всяких аллегорий). Москва (Россия)

На рубеже тысячелетий возрастает ожидание нового Мессии. Это как начало новой жизни с понедельника. Ну,  очень хочется, чтобы пришёл кто-то абсолютно новый, нереально чистый и невероятно честный, да ещё и божественно мудрый и решил не решаемые проблемы за нас. Мы бы только просили, а он бы,  молча,  выполнял. Как в той старой шутке, что если ты обращаешься к Богу, то это молитва, а если слышишь ответ его, то это шизофрения.  Да, конечно, чтобы не упасть лицом в грязь, мы ещё станем говорить, будто и мы такие же: «По образу и подобию его».

Есть ли предпосылки для создания новой мировой религии? Думаю, они могут возникнуть при общей для всех землян опасности. Например, столкновение с внеземной цивилизацией и угроза человечеству в целом, а отсюда осознание всех людей, как единого целого. А также при планетарной экологической опасности для всех (многих) государств.  В этот ряд можно поставить и не менее фантастическую версию о создании на Всемирной межконфессиональной встрече глав мировых религий нового консенсуального вероучения. В настоящее время мир  разобщён, в том числе и по религиозным взглядам, учитывающим национальные, культурные, геополитические, экономические особенности  и силу традиционного мышления. Кроме того, я полагаю, что колоссальный нравственный потенциал и буддизма, и христианства, и ислама не исчерпан. Нагорная проповедь Христа признаётся многими эталоном гуманизма и человеколюбия, но столь же многими и не исполняется.

 

Илья Абель, писатель, журналист. Москва (Россия)Илья Абель, писатель, журналист. Москва (Россия)

Реалистичный прогноз

Мы переживаем время неоязычества, когда религиозные  ценности подменяются идеологией, политкорректностью, являясь этикой в контексте идеи государства. И  потому  прогноз о возможности возникновения объединяющей всех живущих на Земле  религии не может быть положительным  по определению.

Новой   религии появляться  незачем  и неоткуда.

Связано это в внутренними и внешними причинами существования любой  религии. В  том числе, и тех, что считаются мировыми,  вроде  христианства, ислама и буддизма.

Не прекращаются и вряд ли когда-нибудь  прекратятся процессы размежевания между  разными религиями. Экуменизм в качестве идеи-фикс интересен сам  по  себе, но маловероятен для осуществления на  практике.

Связано это с тем, что религия есть, собственно говоря, и вера  и институт  веры, то есть, корпорация  священнослужителей, отправляющих  культ, провозглашающая  право  быть хранителями конечной  истины.

Возможна  ли вера  без  института священнослужителей – вопрос, скорее, демагогический и софистический, поскольку риторики в  нем  больше, чем  желания разобраться.

Священнослужители ревностно оберегают свое  исповедание от влияния светских  и иновероисповедальных вмешательств. То есть, речь  идет о консервации культа,  что мешает объединению религий точно также, как  и борьба  за  свою  паству  и вероятность  расширения ее на чужом поле.

Но экуменизму,  как  и   вероятности возникновения новой религии мешают и причины, кроющиеся в статусе  каждой  религии,  в  ее  потенциале и векторе  воздействия.

Если мы  под  религией  понимаем  исключительно веру,  то  тогда  надо  говорить  о  том,  что она едина  в своем источнике, но  сообразована  с  менталитетом данного народа или  нескольких  народов, которую  по  собственному выбору или волей  монарха  выбирают ее в  качестве способа  познания бытия и себя  в нем.

Естественно,первостепенна  сама  вера, а священнослужение есть  подспорье в ее интерпретации. Но на самом  деле  именно институт священнослужителей  в  ряде  религий нарушил пропорцию между верой, религиозным   чувством,  и способами ее изложения. Наличие священнослужителей закономерно, но оно постепенно стало настолько значительным,  что отодвинуло само вероисповедание на вторую роль.

Именно служители культа претендовали на верховенство власти.  Именно они боролись с наукой и светским образом  жизни, что и привело к тому,что в настоящее  время заметно возрастание атеизма в чистом  виде  или машинального отношения к вере.

Правда, как раз потому,  что религия возникает, как отклик людей определенного склада  ума на то, что происходит с ними на протяжении их жизни,  жизни их предков и потомков, она может стать объединяющей  только в  том случае, когда сами народы  станут стремиться к  объединению. То есть, у них возникнет сближение  по  большинству моментов политического и иного рода.

Пока же  в качестве аналога  такого сближения выступают политкорректность, демократические ценности и законопослушание. Однако, не составит труда убедиться, что в  разных странах, на разных континентах  истолкование этих   понятий отличается друг от друга.

Даже и в том случае, если мы исходим из  тезиса, что Всевышний один,  а  конфессиональные  различия связаны  пока именно разницей в отношении к бытию  людей всех  национальностей и народностей,  и в этом формате пока каждый верующий человек  истово и порой фанатично держится за  свое.

Как  на излете СССР так и не  удалось осуществить программу унификации – создать «новую  историческую   общность людей – советский народ», так и в планетарном масштабе  не удается вплоть до настоящего времени отождествить миллиарды  землян с чем-то общим и одинаково  воспринимаемым.

Опять  же,  все связано со страстным желанием  сохранить  и упрочить свою  национальную, а  также  и духовную  идентичности, которые связаны именно с вероисповеданием.  И потому центробежные  процессы  духовного развития народов нашей  планеты довлеют над  процессами центростремительными.

Как только удастся изменить их направление,  добиться того, чтобы  центростремительные тенденции победили в межгосударственном сотрудничестве на всех  уровнях,  так только можно будет говорить о возникновении новой религии, которая  и нужна и не нужна по указанным выше причинам.

Выход из  духовного самоограничения состоит в  том, чтобы, забыв о борьбе за  первенство в религиозной сфере  деятельности, служить  религии своего народа в полной мере. И это, как ни парадоксально прозвучит, и станет базисом для более гармоничного сосуществования религий разного толка.

Все  остальное – мода,  суета сует  и всяческая суета, далекие от истин веры.  И язычество,  существующее под лозунгом  свободного выбора своего отношения к вере.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика