Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Вокруг Израиля, или Закон есть закон

Вокруг Израиля, или Закон есть закон

Тридцатилетие неудавшегося теракта

Юбилеи бываю разные, те, которые ждешь с нетерпением, и те, про которые думаешь — лучше бы их не было. Именно к таким, вторым, относится тридцатилетие попытки угона террористами автобуса маршрута 300 в Египет.

Вечером 12 апреля 1984 в 7-30 вечера на остановке в Ашдоде четверо молодых арабов из Газы вместе с еще 41 пассажиром заняли места в автобусе 300-го маршрута, направлявшегося в Ашкелон. От Ашдода до Ашкелона совсем недалеко – чуть больше 20 км, всего 20 минут дороги. Арабы действовали быстро. Через короткое время автобус с пассажирами был захвачен, а пассажиры превратились в заложников. Террористы заявили, что в чемодане у них две противотанковые мины, тяжело ранили одного из пассажиров и потребовали ехать к египетской границе. Было очевидно, что они готовы взорвать автобус и убить всех.

Владимир Янкелевич
Автор Владимир Янкелевич

Автобус был остановлен в секторе Газа израильским спецназом недалеко от города Дейр эль-Балах всего в 16 км к северу от египетской границы.

Террористы требовали от Израиля освобождения 500 арабских заключенных и заявляли, что без колебаний убьют всех заложников. После переговоров, длившихся всю ночь, в 7 часов утра 13 апреля 1984 г. спецназ Сайерет Маткаль (סיירת מטכ»ל) штурмом взял автобус. Командовал штурмом командующий десантными войсками Ицхак Мордехай. Два террориста были застрелены через окна, а два захвачены и переданы ШАБАКу. В ходе штурма погибла 19 летняя солдатка-пассажир Ирит Португез. Журналист Георг Мордель писал, что после начала штурма террористы напали на пассажиров, один из них и убил Ирит ударом топора.

На этом можно было бы поставить точку и отметить еще одну успешную антитеррористическую операцию Израиля, но точка вскоре превратилась в большой вопросительный знак.

Двух захваченных террористов начальник оперативного отдела ШАБАКа Эхуд Ятом с несколькими сотрудниками увезли в укромное место, где и убили их.

Тишину расколола фотография, сделанная фотожурналистом Алексом Леваком. На фотографии видно, что, по крайней мере, один из угонщиков, когда его передали ШАБАКу, был жив и находился в полном сознании.

Отправить террористов к гуриям были веские основания:

— Вряд ли кто будет спорить, что без террористов мир становится лучше,

— Верная смерть уменьшает энтузиазм террористов (не все они смертники),

— Но самое главное, что арестованные террористы – источник нового террора. Их будут пытаться освободить, захватывая новых заложников. Так, например, за капрала Гилада Шалита на свободу было выпущено 1027 палестинских террористов, среди которых были виновные в убийстве около 600 израильтян

Но все эти веские основания не меняют сути дела, убийство арестованных – есть убийство. Его пытались скрыть, пресс-службы рассказывали, что террористы умерли от ран, но замять скандал не удалось. Наиболее последовательно добивался суда над сотрудниками ШАБАКа юридический советник Правительства Ицхак Замир. Вмешался президент Израиля Хаим Герцог и разрубил этот узел – он помиловал всех подозреваемых, ясно продемонстрировав примат национальной безопасности над законом, а Замиру пришлось уйти в отставку.

Соотношение национальной безопасности и закона – эта проблема в Израиле не решена и сегодня. Pereat mundus, et fiat justitia — Пусть рухнет мир, но восторжествует закон. Эта максима очень хороша для частного лица, но вряд ли граждане страны примут такое утверждение. Если им будет руководствоваться глава государства, мир рухнет вместе с ними, и торжество закона их вряд ли утешит.

Перед Израилем встали вопросы — до какой степени можно брать на вооружение методы террористов, сохраняя при этом власть закона? Как поступать в случаях, когда соблюдение прав человека противоречит интересам национальной безопасности?

Прежде, чем обсудить эти вопросы, давайте вспомним Самира Кунтара.

Самир Кунтар

Террорист Кунтар – прямо противоположный пример, никакого беззакония по отношению к террористу, все, как надо. Он родился в 1962 году и как только научился ходить и говорить, так сразу и начал готовиться убивать евреев. В возрасте неполных 16 лет с группой боевиков пытался проникнуть в Израиль через иорданскую границу и захватить заложников. Не удалось. Вместо этого он провел 11 месяцев в иорданской тюрьме. Тогда он все понял, сказал: «Мы пойдем другим путем», и практически сразу же пошел.

22 апреля 1979 года он и еще трое бандитов под его командованием переправились на резиновой моторной лодке из Ливана в Израиль. Они вышли на берег недалеко от города Нагарии и отправились «по делам». Одна женщина, услышав арабскую речь через интерком, вызвала полицию. Элияху Шахар, полицейский, прибывший по вызову, и стал первой жертвой. Затем террористы смогли ворваться в квартиру семьи Харан. Дани Харан спрятал в спальне на антресолях жену и двухлетнюю дочь, но когда началась стрельба, мать испугалась, что дочь вскрикнет, и зажала дочери рот рукой, и дочь задохнулась на руках у матери.

Бандиты взяли в заложники Дани и его четырехлетнюю дочь и начали отступать к берегу. В перестрелке с полицией двое боевиков и еще один израильский полицейский были убиты, а когда Кунтар увидел, что лодка прострелена и уплыть не удастся, то сначала застрелил Дани, а потом прикладом разбил голову его четырехлетней дочери.

29 января 1980 года он был приговорен к пяти пожизненным заключениям плюс 47 лет лишения свободы. Второй боевик, Ахмед Абаррас, был приговорен всего к одному пожизненному заключению. Что такое пять пожизненных заключений? Возможно, знают судьи, но на взгляд юридически неграмотного автора – это бессмысленный, но вероятно юридически правильный, набор слов.

«Пожизненное заключение» Аббараса продолжалось аж до 1985 года. Он вышел на свободу в рамках в рамках «сделки с Джибрилем», а Самир Кунтар свои пять пожизненных и еще 47 лет смог уложить в срок до 2008 года. Конечно, он отсидел больше подельника – так это же не одно пожизненное, а пять. Это время он провел недаром — не только женился на израильской арабке, но и получил в Открытом Университете Израиля степень по социологии. Интересно, что диссертацию бандит писал на тему «Противоречие между безопасностью и демократией в Израиле».

Этот «пятипожизненнозаключеный» был очевидным источником нового террора. В этом плане сотрудники ШАБАКа, ликвидировавшие автобусных террористов были правы. Наиболее яркий пример – это захват круизного лайнера «Акилле Лауро». Террористы из Палестинского фронта освобождения в качестве основного требования выдвинули освобождение Самира Кунтара, а для убедительности на глазах его жены Мерилин застрелили американца — еврея Леона Клингхоффера, инвалида, прикованного к коляске, и выбросили его за борт.

Пока Кунтар отсиживал свои короткие пожизненные заключения, он стал «маяком для будущих поколений», «героем Палестины» и «достойным примером для подражания», а Махмуд Аббас присвоил ему звание «Почетного гражданина». После освобождения вернувшийся Кунтар был встречен всеобщим ликованием и возглавил ливанский комитет солидарности с Кубой, а Башар Асад лично вручил ему «Знак почета».

А мать Элияху Шахара о «Знаке почета» не узнала. Она просто не дожила до приговора суда, ее сердце не выдержало. Были ли защищены ее гражданские права?

Спор о новых «жестах доброй воли»

Грабли стоят на прежнем месте, почему бы и опять не наступить на них?

В Кнессете идет горячая дискуссия об освобождении очередной группы убийц ради того, чтобы Абу Мазен согласился продолжить переговоры о переговорах. В прессе обсуждается информация о том, что Обама и Керри, за согласие на это очередное освобождение, якобы предлагают освободить Полларда. Шутят наверное, уж больно эта идея похожа на поведение ХАМАСа в деле Шалита. Руководство США вообще любит шутить. В свое время Билл Клинтон шутил с Натянияху — сказал, что он выпустит Полларда, если Натанияху освободит не 200, а 700 террористов[1][1]. Натанияху шутку не понял и бандитов отпустил. Не знаю, похлопали ли его по плечу или нет, спросили ли – «Как я тебя разыграл?», но Поллард остался в тюрьме.

США шутят не впервые. Достаточно известно шуточное письмо президента Буша Шарону, которое впоследствии было объявлено частной перепиской. Самый свежий пример – шуточная гарантии США территориальной целостности Украины в Будапештском меморандуме. Очень сомнительно, что возможно выпускать бандитов из тюрем, слушая любителей шутить.

Национальная безопасность и демократия в Израиле

Сохранилось ли противоречия между интересами национальной безопасности и правами человека сегодня?

К сожалению – да.

Цель оправдывает средства только в очень узких пределах.
Артур Кестлер

Ицхак Замир, после того, как ушел в отставку с поста юридического советника правительства, посвятил этой теме статью «Права человека и безопасность страны»[2][2].

Очень аргументировано он разъяснил студентам юридического факультета и просто читателям, что нет никакого противоречия, все просто, нет никого выше закона. А если закон не соответствует реалиям, то меняй закон.

А если реалии – сегодня, а изменения закона через, к примеру, год, то что делать в таком случае? В статье множество ссылок на юридические прецеденты, и главная мысль выражена достаточно четко — если отменить приоритет закона в антитеррористической борьбе, то государство ничем не будет отличаться от тех, с кем борется.

Ицхак Замир считает, что «национальная безопасность, хотя и служит условием существования страны, не является при этом самоцелью – ведь и сам факт существования также не является самоцелью, но служит условием достойного бытия». И — «Существование может и не оправдать себя, поэтому нельзя рассматривать национальную безопасность, пусть и являющуюся условием существования государства, как его единственный интерес». Такая деталь, что для рассуждений о том, что является «самоцелью», нужно быть живым, как-то отошла на второй план. Закон есть закон.

Все так, но давайте остановимся на нескольких частностях.

Частность первая: точечные ликвидации

Нам говорят: «Каждый человек, даже очень плохой, имеет право на суд».Но в ситуации,
когда суд невозможен, это оборачивается безнаказанностью террористов.
Ю. Латынина

Во время войны вопрос можно ли уничтожить врага не возникает. Войну не ведут, как сказал один английский судья, руководствуясь «Хартией вольностей». Вокруг Израиля с самого первого дня его существования идет непрерывная, необъявленная террористическая война, война четвертого типа.

«Говорят: «мир! мир!» – а нет мира»[3][3].

Мира нет. Мы можем не признавать это войной, но суть дела от этого не изменится. На войне врага нужно уничтожать, если невозможно взять в плен и, в случае преступной деятельности, судить.

«Организация по борьбе с пытками в Израиле» и «Общество по охране окружающей среды и прав человека» подали иск в БАГАЦ требуя запретить точечные ликвидации, как внесудебные, а, следовательно, противозаконные расправы.

БАГАЦ вынес трудное решение, точечные ликвидации не были запрещены. Но вот в чем дело – они и не были разрешены.

Довольствоваться заголовками, похожими на этот: «БАГАЦ разрешил точечные ликвидации» не стоит. В вердикте БАГАЦа 769/02[4][4] сказано, что нельзя заранее ни разрешить, ни запретить точечные ликвидации, и законность каждой ликвидации должна определяться отдельно. Ну и что «Демократия должна иногда бороться с одной рукой, привязанной за спиной». Сказано красиво, но со связанной рукой можно в борьбе и проиграть.

Трактовки такого вердикта разнообразны, но достаточно понятно, что в случае точечной ликвидации скамья подсудимых вполне возможна.

БАГАЦ разъяснил принципы отделения «зерен от плевел» — правильной ликвидации от неправильной. Правильная ликвидация – это «мера, предназначенная для спасения человеческих жизней», то есть применима, если есть достоверные доказательства намерения совершить теракт. А вот если ликвидация произведена уже после теракта, даже если доставить террориста в суд невозможно (или чревато большой опасностью для жизни солдат ЦАХАЛа), то это месть, то есть неправильная ликвидация.

При таком подходе операция Моссада «Гнев Божий» по уничтожению палестинских террористов, организовавших и осуществивших убийство израильских спортсменов на мюнхенской Олимпиаде в 1972 году — только месть и потому не должна была иметь место.

Частность вторая: «тикающая бомба»

…жестокость, как мышьяк; ее можно вводить в очень малых дозах, тогда это
стимулирующий фактор, в больших количествах это смертельный яд.
Артур Кестлер

«Тикающей бомбой» называют террориста обладающего информацией о подготовленном теракте, например о заложенной бомбе, у которой запущен таймер, и признание необходимо получить любым путем. Например, сотрудниками ШАБАКа задержан террорист, заложивший бомбу в людном месте. Бомба вот-вот взорвется. Оправдано ли применение к нему физического воздействия? Что является важнее: гражданские права террориста или право на жизнь граждан, которые в опасности?

Понятно, что пытки незаконны, но все же, как быть с «тикающими бомбами»?

Это был один из вопросов рассматривавшихся комиссией судьи Моше Ландау, созданной израильским правительством в 1987 году, для расследования деятельности ШАБАКа в связи с ликвидацией арестованных террористов.

Выводы комиссии так же были «с одной стороны, но с другой стороны»:

«Руководство Службы (ШАБАК) оказалось не в состоянии понять, что любые действия, направленные на обеспечение безопасности, какими бы жизненно важными они ни были, не ставят их исполнителей выше закона». Но с другой стороны, в особых случаях при непосредственной угрозе жизни людей, применение физической силы оправдано. Это решение было основано на том, что «долг по защите жизни преобладает над запретами, изложенными в уголовном праве». Кроме того, в ситуации «Тикающей бомбы», физическое воздействие признается правомочным в силу статьи 34 (11) Закона об уголовном праве от 1977 г. (в редакции 1995 г.), которая гласит: «Лицо не будет подлежать уголовной ответственности за деяние, потребовавшееся в немедленном порядке для того, чтобы отразить незаконное нападение, угрожавшее реальной опасностью причинения вреда жизни, свободе, телу или имуществу обороняющегося или иного лица».

Правда, есть обоснованное сомнение, что действующий сегодня сотрудник спецслужбы может заранее знать, сочтет ли суд обстоятельства дела требующими действий «в немедленном порядке» или решит, что Закон был нарушен?

Да и правозащитные организации все более расширительно толкуют понятие «пытки». Сегодня под «пытки» можно подвести что угодно.

Судья Мирьям Бен-Порат избрала в этом вопросе другой подход: «… мы, как судьи, живущие среди своего народа, не должны вынашивать никаких иллюзий, что убедительно подтверждено рассматриваемыми событиями. Необходимо смириться с тем, что бывают случаи, когда те, кто стоит во главе государства и несет ответственность за его выживание и безопасность, рассматривают некоторые отклонения от закона, допущенные с целью обеспечения национальной безопасности, как неизбежную необходимость»

Мирьям Бен-Порат, выдающийся судья, первая женщина – госконтроллер, ушла из жизни в возрасте 95-и лет — 26 июля 2012 г. Она была первой и единственной женщиной в истории Израиля, занимавшей пост государственного контролера. Будь благословенна память…

Проблема соотношения обеспечения национальной безопасности и прав человека не является исключительно израильской

Давайте бросим беглый взгляд на эту проблему в нескольких странах.

Канада

С 1963 года в Канаде действовала террористическая организация «Фронт освобождения Квебека». С 1963 по 1970 годы ФОК провел, по крайней мере, 200 вооружённых акций: взрывы (в том числе — Монреальской биржи), ограбления банков, захват заложников и убийства. Правительство действовало очень терпеливо, и только когда ФОК похитил многих известных чиновников и убил вице-премьера и министра труда Квебека Пьера Лапорта, премьер-министром Трюдо было введено военное положение, законы мирного времени были отодвинуты в сторону, к облавам была привлечена армия, вот тогда руководство и большинство членов фронта было арестовано. И о ФОК стало возможно забыть, и вернуть права человека на их законное место. Неясным осталось лишь одно – почему именно убийство Министра запустило работу по уничтожению ФОК?

Убивая одного, убиваешь весь мир”, и для понимания этого совсем не обязательно убитому быть министром.

Италия

А в Италии с 1970 года действовали «Красные бригады», адепты «городской партизанской войны». Помощь они получали от госбезопасности ЧССР и ООП. Советское и чехословацкое огнестрельное оружие и взрывчатка доставлялись с Ближнего Востока по каналам контрабандной перевозки героина. Подготовка бойцов осуществлялась на базах госбезопасности ЧССР в Праге и в тренировочных лагерях ООП в Северной Африке и Сирии.

«Красные бригады» похищали видных политиков и предпринимателей, но особенно жесткая террористическая активность была направлена против карабинеров и судей, а с целью давления на ход судебного процесса — на присяжных и адвокатов.

В 1978 г. они похитили бывшего премьер-министра Италии Альдо Моро, которого убили через 54 дня. Марио Моретти, руководитель этого похищения и убийства, в своей книге назвал это убийство крайним выражением марксистско-ленинских революционных действий.

В апреле 1979 года прокурор Падуи вместе с большой группой лиц арестовал философа-марксиста Антонио Негри. Тот был обвинен в многочисленных преступлениях, включая руководство «Красными бригадами», планировании и организации похищений людей и убийстве Альдо Моро, заговоре с целью свержения правительства. Борьба с террором нежным душам не нравится — Феликс Гваттари и Жиль Делёз, французские философы, сразу же опубликовали обращение французских интеллектуалов против репрессий в Италии, в котором выражался протест не только против заключения Негри, но и против итальянского антитеррористического законодательства.

Итальянские спецслужбы оказались не очень впечатлительными, провели массовые аресты и к 1980-му году практически разгромили боевиков. Существенную помощь спецслужбам в розыске, остающихся на свободе коллег-террористов, оказали члены группировки, находящиеся под арестом. Интересно, содействие они проводили добровольно или благодаря «специальным методам допроса»?

Германия

В ФРГ и Западном Берлине в 1968—1998 годах действовала «Фракция Красной Армии» (RAF – Rote Armee Fraktion). Ими было совершено 34 убийства, серия банковских налётов, взрывов военных и гражданских учреждений и покушений на высокопоставленных лиц.

Но начиналось все почти пасторально. RAF обозначила «символы системы потребления», таковыми оказались супермаркеты, и 2 апреля 1968 г. подожгла два — во Франкфурте-на-Майне, как бы в знак протеста против войны во Вьетнаме и еще против чего-то. Пожары безусловно ущемили права большого количества людей и нанесли ущерб в размере 700 тысяч марок. Поджигателей задержали через два дня и осудили на три года отдыха в тюрьме. Но процесс вызвал широкий общественный резонанс — мера наказания была якобы излишне строгой. В итоге верховный суд ФРГ вообще выпустил осуждённых под залог.

После этого пасторальность резко поубавилась. Был похищен и убит промышленник Ганс-Мартин Шлейер, — президент Конфедерации Ассоциаций немецких работодателей (BDA) и Федерации немецких Промышленников (BDI), банкир Юрген Понто, генеральный прокурор Зигфрид Бубак, исполнительный директор концерна «Даймлер-Бенц» Ганса-Мартин Шляйер. В ходе последующих террористических актов и захватов заложников члены РАФ подолжили убийства, и, кроме того, многих ранили.

Друзья по борьбе – палестинские террористы из НФОП захватили и угнали самолет Люфтганзы «Ландсхут». Они потребовали освободить десять террористов RAF, пару своих – из тюрем Турции, ну и на дальнейшую борьбу — 15 млн. долларов, а для убедительности убили капитана самолета Юргена Шумана. В ночь с 17 на 18 октября сомалийские рейнджеры, спецназ Федеральной полиции Германии GSG 9 и два оперативника британского SAS взяли самолет штурмом. За семь минут все заложники были спасены, трое террористов погибли, четвертый был тяжело ранен. Только один боец GSG 9 и стюардесса получили ранения.

RAF нужно было остановить. В 1977-79 гг. были приняты ряд законов против террористов, существенно ограничивавшие личные права граждан. Эти ограничения были признаны легитимными с точки зрения соблюдения государственно-правовых принципов. То есть был признан примат национальной безопасности над гражданскими правами.

Вскоре в перестрелках 20 членов РАФ были убиты, а многие закончили странными смертями в тюремных камерах.

На немецких тюремщиков так и не нашлось своего Ицхака Замира, однако деятельность RAF на этом завершилась.

А что касается современных методов борьбы с терроризмом в Германии, то отношение к ним по-прежнему остается двойственным, уж очень хочется быть и либеральным и эффективным.

США

При утверждении Джона Бреннана на пост Директора ЦРУ в Сенате, ему в вину было поставлена точечная ликвидация в Йемене двух американских граждан — боевиков Аль-Каеды. Проблема была в том, что уничтожены они были за уже совершенные преступления, то есть это была месть государства, а не предупреждение новых преступлений.

О всевозможных прослушиваниях, незаконных тюрьмах в США написано много. Объем информации по США такой, что этой теме нужно посвятить отдельную статью.

Человек, который мог предотвратить Октябрьскую революцию

В Израиле каждому известна «Электрическая компания Израиля» — Хеврат Хашмаль, производящая и распределяющая практически всё электричество. Но, скорее всего, уже забыто, что создал эту компанию Пинхас Моисеевич Рутенберг, талантливый инженер и организатор. Его богатой событиями жизни хватило бы не на один увлекательный роман… Революционер, личный друг попа Гапона, спасший его во время расстрела 9 января 1905 года, и, впоследствии, если не личный исполнитель, то, по крайней мере, участник его казни.

Разочарование в революции привело Рутенберга сначала в Германию, потом в Италию. В Генуе он занялся гидротехникой и ирригацией, разбогател, но появились новые интересы – там в Италии он начал разрабатывать план электрификации Палестины.

Но в России – революция, и Рутенберг немедленно вернулся в Петроград и стал заместителем губернского комиссара по гражданским делам.

Пинхас Моисеевич Рутенберг
Пинхас Моисеевич Рутенберг

«Поразительной проницательностью, по всей видимости, был он одарен — пишет о своем двоюродном дедушке Игорь Губерман — задолго до октября, еще летом, предсказал он будущий переворот. И предложил: чтобы вот-вот не залилась Россия кровью, ликвидировать опасность на корню путем простейшим – изловить и всего только двоих повесить, Ленина и Троцкого. Он это Керенскому предложил, тот лишь руками в ужасе замахал (а после вспомнил, наверно, только поздно)».

Вот из-за этого предложения Керенскому и появился повод напомнить о Пинхасе Моисеевиче Рутенберге в этой статье.

Керенский был адвокат, а Руттенберг – прагматик. История как-то не любит сослагательного наклонения, но подумать, каким путем пошла бы история России, да и мировая история, если бы… Но это уже из области фантастики.

Права человека и безопасность страны

Цена свободы — это готовность вступить в драку — в любое время, в любом месте и с беспредельной храбростью.
Роберт Хайнлайн

Израиль ощущает угрозу терроризма гораздо сильнее, чем западные демократии. Эта угроза реальна, не только для каждого отдельного человека, но и для страны в целом. За фасадом мирной жизни Израиля постоянно присутствуют терроризм и борьба с ним. Действия террористов, обстрелы городов Израиля, камнеметатели на дорогах – все это вызывают ярость и стремление к ничем не ограниченным силовым действиям. Арабские ракеты и фугасы убедительнее призывов к обеспечению прав террористов. Поэтому, когда интересы обеспечения национальной безопасности противоречат соблюдению каких-либо прав человека и нет возможности обеспечить одновременно и то и другое, то соображения безопасности страны, как правило, одерживают верх — в этом случае жизненные интересы важнее.

Но и ничем не сдерживаемое всевластие спецслужб может превратить их в свою противоположность настолько, что они перестанут осознавать себя средством, созданным для защиты общественной безопасности, а могут вести собственную игру, игнорируя положения закона исключительно из собственного удобства.

Антагонисты – полиция и преступник, террорист и ШАБАК в своем противостоянии влияют друг на друга, перенимая методы противника. Невозможно бороться с беспощадным и коварным врагом, избрав своим оружием сочувствие и искренность. Для противоборства нужно «стоять на одной плоскости, но во время войны это плоскость, на которой правят бал агрессия и обман»[5][5]

Самое главное – нельзя посылать людей на борьбу с террором «с одной рукой, привязанной за спиной», не нужно обманывать людей, приговаривая преступников к пяти пожизненным заключениям – нет у них пяти жизней. Не нужно в угоду политкорректности и стремлению понравиться Западу приносить в жертву здравый смысл. Самир Кунтар должен был быть повешен, а не стать стимулом к новым террористическим актам. Тем более что смертная казнь за террористическое убийство никуда не делась, такая норма есть в израильской системе наказаний, только не применяется – не нравится, не кошерна, не современна, не похожа на западные стандарты.

Но красивые «нормальные» стандарты написаны для спокойной, мирной обстановки. Если действовать жестко, то мы до этого времени доживем.

Примечания

[1] Об этом в статье «Поллард в обмен на террористов». А. Непомнящий. http://9tv.co.il/news/2014/03/23/171715.html

[2] http://ocw.openu.ac.il/russian/democracy-and-national-security/volume1/article8.html

[3] Книга Ирмийягу (Иеремии) (6-15)

[4] «בבית המשפט העליון בשבת ו כבית משפט גבוה לצ דק» «בג»ץ 769/02» http://elyon1.court.gov.il/files/02/690/007/a34/02007690.a34.HTM

[5] Артур Кестлер

Владимир Янкелевич
berkovich-zametki.com

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика