Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Война и мир для Афганистана

Война и мир для Афганистана

Переговоры в Кабуле способны изменить геополитику региона

Полиция Афганистана
Полиция Афганистана

Уже очень давно мир не слышал из этой воюющей почти 40 лет страны столь  интенсивного потока новостей о готовности правительства и движения «Талибан» (организация запрещена в России как террористическая, — прим. «Спектра») к мирным переговорам. Скептики, впрочем, правы — пока это не более, чем переговоры о переговорах…

В Афганистане давно не было и столь брутальных терактов. Нападение смертника, совершенное 20 января, было направлено против афганских журналистов — взорван автобус с работниками медиакомпании «Kaboora Production», сотрудничающей с известным в Афганистане независимым телеканалом «Tolo». Погибли 7 человек и еще 26 ранены.

Ответственность за этот теракт взяли на себя талибы. По их словам, так были наказаны журналисты за «неправильное» освещение взятия в прошлом году боевиками «Талибан» Кундуза, одного из крупнейших городов на севере Афганистана. Исламским фундаменталистам не понравилось, что в репортажах об их крупнейшей за последние годы военной операции было сказано, что полевые командиры «Талибан» насиловали женщин. Надо было сначала разобраться, прежде чем такое писать, считают организаторы теракта.

Весьма мощной была и реакция афганцев на убийство журналистов. По всей стране прошли акции в память о жертвах атаки, сообщает интернет-портал afghanistan.ru. Уже выдвинуто предложение о создании спецподразделений безопасности для защиты сотрудников СМИ. Президент Афганистана Мохаммад Ашраф Гани принял делегацию частной медиакомапнии «Mody Group», в которую входит телеканал «Тоlо», и заявил, что государство ответственно за обеспечение свободы прессы и противодействие угрозам со стороны боевиков.

Москва «подняла пыль» в Кабуле

Автобус был  взорван талибами рядом с посольством России в Кабуле, взрывная волна была настолько сильной, что повредила даже здание дипмиссии. Это дало возможность информагентствам в первые часы после нападения выдвинуть версии, что оно было направлено против российских дипломатов. Такое предположение могло показаться логичным, если вспомнить, что в конце прошлого года громкий скандал среди афганской правящей элиты вызвало интервью специального представителя президента России по Афганистану Замира Кабулова агентству «Интерфакс», в котором он заявил, что у России и у талибов, с которыми Москва поддерживает «каналы связи», есть «общие интересы» — борьба с Исламским государством (запрещенная в России террористическая организация — прим. «Спектра»).

В Кабуле были возмущены столь неожиданной постановкой вопроса и потребовали объяснений от Москвы, которые вынужден был дать в афганском МИД российский посол  Александр Мантыцкий. Он пояснил, что журналисты просто неверно интерпретировали господина Кабулова. Но, несмотря на то, что данное им еще через несколько дней новое интервью было более взвешенным и расставило все точки над i, «пыль» от первого высказывания Кабулова еще долго не оседала. По свидетельству научного сотрудника московского Центра Карнеги Петра Топычканова, бывшего в те дни в Кабуле, его афганские собеседники во властных кругах не могли понять, как это Москва может иметь общие интересы с талибами, которые рука об руку с боевиками ИГ еще недавно бесчинствовали в Кундузе…

Впрочем, талибы тоже поспешили отмежеваться от «общих интересов» с русскими. «Мы проводим с ними переговоры, но не о борьбе с ИГ, мы хотим, чтобы иностранные войска были выведены из Афганистана», — заявил представитель «Талибан». При этом и Москва (устами российского посла в Таджикистане Игоря Лякина-Фролова), и анонимный представитель политической комиссии «Талибан» в Дохе подтвердили, что контакты между российскими дипломатами и талибами действительно имели место.

Масуд против мира с талибами

Перспектива переговоров официального Кабула с различными группировками внутри  «Талибан» становится сегодня главным средоточием не только внутриафганской политики, но и региональной геополитики в целом. Дважды собиравшаяся в середине января — в Исламабаде, а затем в Кабуле — группа дипломатов в 4-стороннем формате (США, Китай, Пакистан и Афганистан) под названием «Сердце Азии» пыталась выработать механизм таких переговоров. Пакистанцы настаивали на отсутствии каких-либо предварительных условий, выдвигаемых талибам перед тем как сесть за стол переговоров с правительством, объясняя это тем, что военное давление на них контрпродуктивно. Официальный Кабул был против. Компромисс был достигнут достаточно условный: афганские власти призвали все группировки талибов к мирным переговорам.

Талибы выдвинули в ответ несколько условий, главным из которых является исключение их из списка террористических организаций, составленного Совбезом ООН. Они потребовали также «позволить им свободно путешествовать по миру». «Тогда мы сможем подумать о проведении мирных переговоров», — заявил представитель «Талибан» в столице Катара. Там, в присутствии международных посредников в формате Пагуошской конференции проходили еще одни переговоры о переговорах. Кабул отреагировал жестко: к переговорам будут допущены только те талибы, кто откажется от насильственной борьбы с правительством.

Важным медиатором на фоне этого кажущимся бескомпромиссным клинча выглядит Китай, где в начале этой недели побывал с визитом министр иностранных дел Афганистана Салахуддин Раббани. Пекин настойчиво подталкивает обе афганские стороны к мирным усилиям, обещая им различные дивиденды, ведь талибы тоже приезжают в гости в Поднебесную. Кабулу китайцы обещают, к примеру, содействие в вступлении Афганистана в ШОС, где он пока имеет статус наблюдателя. Талибам же может быть обещано даже и позитивное рассмотрение вопроса об исключении их из черного списка ООН, ведь Китай постоянный член Совбеза ООН. Не стоит забывать, что и Россия устами Замира Кабулова также недавно дала понять, что готова поспособствовать этому.

Следующий раунд встречи четверки «Сердца Азии» состоится 6 февраля. Но уже сейчас ясно, что часть талибов не готова к переговорам и продолжит давить на Кабул, продолжая террор и военные действия. В стане властей тоже не все хотят видеть исламских радикалов лицом к лицу за столом переговоров. Категорически против мира с ними Зия Масуд, младший брат легендарного моджахеда Ахмад Шаха Масуда. Зия Масуд, который в начале 2000-х годов был послом Афганистана в Москве, теперь представляет афганских северян-таджиков, самое крупное и влиятельное этническое меньшинство страны, составлявшее в конце 1990-х костяк Северного альянса Афганистана. Они воевали с талибами, большинство из которых были пуштунами, веками главенствующими в стране.

Замечу, однако, что Ахмад Шах Масуд, с которым мне довелось не раз встречаться за несколько лет до его гибели 9 сентября 2011 года (за два дня до атаки на башни Всемирного торгового центра в Нью-Йорке), говорил, что «талибы не враги северянам, они такие же афганцы, как и мы, наш противник — Пакистан».

Спустя много лет в этом отношении мало что изменилось. Взрастившая талибов в начале 1990-х пакистанская межведомственная разведка ISI по-прежнему остается главным «продюсером» афганской герильи. А отношения между Кабулом и Исламабадом – главным средоточием всей региональной политики, главной проблемой которой является так называемая линия Дюранда длиной 2640 км, официально не признаваемая Афганистаном граница с Пакистаном, очерченная Британской колониальной администрацией в конце 19 века.

США готовы снова бомбить Афганистан 

Но теперь в Афганистане появилось Исламское государство. Как утверждает президент информационно-аналитического центра «Религия и общество» Алексей Гришин (бывший дипломат и генерал ФСБ в отставке, экс-советник администрации президента России по религиозным вопросам), боевиков ИГ в Афганистане не больше 4 тысяч и они отличаются от тех, кто сражается под черными знаменами ИГ в Сирии и Ираке. Это или те афганцы, кто принял присягу на верность лидеру ИГ Абу Бакру аль-Багдади, но не уехал туда воевать, либо иностранцы: уйгуры, чеченцы (так называют в Афганистане всех выходцев с Северного Кавказа), боевики Исламского движения Узбекистана. Основная их часть сегодня базируется в северных провинциях Афганистана, в некоторых из которых контроль боевиков над ситуацией является более существенным, чем у местных властей. Так это выглядит в провинциях Фарьяб и Джаузджан на северо-западе у границ с Туркменией, в части уездов провинции Кундуз на границе с Таджикистаном. На днях пришли сообщения, что талибы вернули себе контроль над двумя уездами в другой граничащей с Таджикистаном провинции, Тахор.

По-видимому, обостряется обстановка в главной, пожалуй, провинции на севере Афганистана — Балх, центром которой является знаменитый Мазари-Шариф. Согласно сообщениям, полученным из информированных источников в регионе, в ночь на 10 января губернатор Балха, лидер афганских северян, известный моджахед Мохаммад Атта Нур тайно вывез свою семью из 12 человек через афгано-узбекскую границу.

20 января американская Washington Post сообщила о данном президентом США Бараком  Обамой разрешении Пентагону бомбить позиции ИГ в Афганистане. Эксперты считают, что американцы имеют в виду дислокации боевиков ИГ на востоке и юго-востоке страны, где они воюют с талибами. На севере же интересы «Талибан» и Исламского государства, как правило, совпадают. Это не сулит ничего хорошего как с точки зрения перспектив мирных переговоров с правительством в Кабуле, так и с точки зрения угроз соседним государствам Центральной Азии.

Автор Аркадий Дубнов
Источник

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика