Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Вините в кризисе Европы великих европейцев

Вините в кризисе Европы великих европейцев

«Именно это нужно делать, если хотите, чтобы вам ставили конные статуи». Безусловно, Валери Жискар д’Эстен, призывая своих коллег к принятию смелых решений о будущем Европы, иронизировал. Но замечание бывшего президента Франции позволяет нам заглянуть в ту ментальность, что породила нынешний великий евробеспорядок.

Вините в кризисе Европы великих европейцев

Сегодня ЕС приходится иметь дело с последствиями гордыни «великих европейцев» предыдущего поколения. Люди, создавшие евро — бывший канцлер Германии Гельмут Коль или бывший глава Европейской комиссии Жак Делор — так же, как Жискар д’Эстен действовали с прицелом на учебники истории. Но их мечта — оставить в качестве своего наследия Единую Европу, основанную на единой валюте — превратилась в кошмар.

На фоне полномасштабного экономического и политического кризиса критика в адрес вчерашних государственных деятелей может показаться бессмысленной затеей — или даже проявлением мстительности. Но для разрешения кризиса евро важно будет ответить на вопрос «Кто виноват?» У той страны или группы стран, на которую в конечном итоге будет возложен основной груз ответственности за кризис, пострадают интересы и изменится мировоззрение. На роль главного злодея претендуют три группы: немцы, южноевропейцы и «англосаксы».

В Южной Европе неприязнь к Германии повсеместна. Последний яркий пример — статья на первой странице итальянской газеты Il Giornale с воплями о немецком «четвертом рейхе». Но безудержная критика в адрес немцев не ограничивается Южной Европой. В июне уважаемый британский экономический комментатор Анатоль Калецкий (Anatole Kaletsky) писал: «Никто не должен удивляться тому, что Германия стала крупнейшей угрозой Европе. В конце концов, после 1914 года это происходило дважды».

Главный антинемецкий аргумент состоит в том, что самая мощная экономика Европы отказалась брать на себя взаимные обязательства, которые влечет за собой принятие единой валюты. Утверждается, что система евро теперь непропорционально выгодна Германии. Однако вместо восстановления баланса еврозоны путем мутуализации долга и укрепления внутреннего спроса Германия пожинает выгоду, навязывая при этом всей остальной Европе меры жесткой экономии.

Неудивительно, что у этого мнения почти нет сторонников в Германии или других странах-кредиторах Северной Европы, таких как Финляндия или Нидерланды. Северяне считают, что «сделали свою домашнюю работу», протолкнув болезненные реформы. Кроме того, они одобрили создание фондов бэйлаута объемом в миллиарды евро. Доминирующий североевропейский нарратив состоит в том, что кризис возник по вине расточительных и коррумпированных южан, целью которых по-прежнему остается безмятежная жизнь за счет трудолюбивых северных соседей. Герт Вилдерс, лидер голландской Партии свободы, обвинил премьер-министра своей страны в том, что он «раболепствует перед итальянской и испанской мафией». Большинство североевропейских политиков воздержалось бы от таких подстрекательских речей. Однако недоверие к южноевропейцам и озлобление на них распространены повсеместно.

Британские и американские комментаторы могли бы счесть, что они находятся на безопасном расстоянии от всего этого очернительства. Но это ошибка. Многие в Европе твердо убеждены в том, что подлинным виновником кризиса является финансовый капитализм, как его практикуют в Британии и США. Председатель комиссии Жозе Мануэл Баррозу раздраженно заметил на саммите «большой двадцатки», что «кризис зародился не в Европе…. Этот кризис зародился в Северной Америке, и значительная часть нашего финансового сектора была отравлена неортодоксальными практиками».

Многие европейские комментаторы обрушились на Goldman Sachs за помощь Греции в занижении ее цифр по долгу накануне кризиса. Такого рода аргументы быстро скатываются к теории заговора. В ЕС есть высокопоставленные чиновники, которые, по-видимому, искренне верят в то, что Financial Times — часть «англосаксонского» заговора по уничтожению единой валюты. (Это не так, если вам действительно интересно). Многим сторонникам единой Европы соблазнительно игнорировать противоречия в еврозоне, ища козлов отпущения где-то еще — на «англосаксонских» финансовых рынках.

Эти риторические перепалки имеют не только научный интерес. Задавая характер дебатов, они также зададут будущее направление кризиса. Аргумент о том, что виноват англосаксонский капитализм, уже породил кампанию за ужесточение европейского финансового регулирования — и мини-кризис в отношениях между еврозоной и Британией. Дальнейшие попытки подвергнуть англосаксов остракизму могут подтолкнуть Британию еще ближе к выходу из самого ЕС.

Между тем, если южноевропейцы сойдутся во мнении о том, что именно Германия является главным злодеем, они могут попытаться изолировать Германию в Европе. А если немцы продолжат верить в то, что проблема заключается в мошенничестве Южной Европы, то они продолжат настаивать на дальнейших мерах жесткой экономии.

Вот один из возможных компромиссов. Вместо того чтобы атаковать друг друга, европейцы должны возложить вину на «великих европейцев» прошлого. Такие деятели, как Коль и Делор, были подлинно «великими» в иных контекстах. Коль добился объединения Германии. Делор создал единый европейский рынок. Но когда зашла речь о евро, они проталкивали свое грандиозное видение, игнорируя возражения тех, кто сомневался в работоспособности единой валюты при столь неоднородных экономиках. Сегодняшняя Европа переживает последствия их гордыни.

 

Гидеон Рахман (Gideon Rachman)
rus.ruvr.ru

 

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика