Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Общество / ВИЧ, Павел Лобков и половые партнеры

ВИЧ, Павел Лобков и половые партнеры

3538898056_726b5e5ebe_o

Мой коллега и добрый приятель Павел Лобков сделал публичное признание в эфире телеканала «Дождь»: с 2003 года он знает о том, что ВИЧ-инфицирован. Судя по реакции, признание вызвало бурю.

Могу предположить, что двигало Павлом. Я несколько лет являюсь невольным конфидентом N., моего бывшего студента, рассказавшего мне о своих положительных ВИЧ-анализах. Поэтому я знаю о том, какова реакция на это среди врачей (когда N. серьезно пострадал в драке, его отказывались принять в нескольких больницах), знаю о реакции его коллег (от нейтральной до нервной) и родных (с ними отношения неожиданно даже улучшились). Знаю и о других вещах: когда у N. возникли серьезные разногласия с начальством, он прибегал к ВИЧ-шантажу.

Неадекватная реакция на ВИЧ-инфицированных (и самих инфицированных) возникает потому, что ВИЧ в России стигматизирован и практически криминализирован. Хотя в высшем руководстве страны, как и среди архипастырей РПЦ, есть ВИЧ-инфицированные — это мне прошедшим летом в радиоинтервью подтверждал глава Федерального центра СПИД Вадим Покровский. ВИЧ-инфицированные есть и в вашем, и в моем ближнем кругу: Покровский говорил, что хотя бы один из них есть в каждом вагоне московского метро, а на Невском проспекте ВИЧ-инфицированный встречается каждые 30 секунд.

Словом, публичное признание Лобкова — шаг в сторону дестигматизации ВИЧ и СПИДа, и я не могу не приветствовать этот мужественный поступок.

Я это приветствую точно так же, как публичные признания бывших алкоголиков – например, Димы Харатьяна, которого алкоголь чуть было не унес на тот свет. Он не стесняется признаваться в том, что пил безмерно, что пьяный садился за руль, что влетел пьяным вдрабадан в автокатастрофу. Он таким образом пытается спасти других, и он молодец. Я в свое время пил через край (и ходил по краю), несколько лет не пью совсем, так что хорошо понимаю его.

И мне отвратительно глумление над Лобковым — особенно в таком варианте, как у Максима Кононенко. Утверждать, как бывший мистер Паркер, что у всех есть инфекционные заболевания (вон, у самого Кононенко герпес!), а потому нечего превращать болезнь в геройство, – значит совершать мерзкий грех сознательной подмены. Герпес не стигматизирован. Человеку с герпесом сочувствуют, от него не шарахаются, его лечат. А вот человек с ВИЧ в России как будто попадает в клетку.

Однако – и тут перехожу к куда более важному, чем изложенные выше очевидности, – сказав публично «А», нужно говорить и «Б».

Павел Лобков — мужчина в полном расцвете сил, не обремененный семейным союзом. Могу предположить, что с 2003 года у него были сексуальные связи. И «Б» заключается в том, что в наших фигурах умолчания по поводу ВИЧ и СПИДа спрятано и другое: как себя вести ВИЧ-инфицированному по отношению к половым партнерам (воздержание как выход я в данном случае исключаю — мы не монахи). Искать контактов только в ВИЧ-инфицированном кругу? Честно предупреждать, что ты ВИЧ-инфицирован, и что секс будет строго в презервативе? Всегда использовать презерватив (включая, допустим, и оральный секс), а потому считать, что имеешь полное право партнеров не предупреждать?

В образованном обществе выработался нравственный алгоритм общего типа по отношению к половому партнеру: «Никакого незащищенного секса до тех пор, пока не сдадим анализы» (кстати, немногие знают, что сегодня срок скрытого периода, когда невозможно выявить ВИЧ, уже не 6, а 2 месяца, — медицина на месте не стоит).

Но как вести себя по отношению к половому партнеру, когда знаешь о ВИЧ-инфекции, — алгоритма нет.

Павел Лобков мог его публично предложить, но не предложил. Я не смею его осуждать, потому что у нас (судя по моим последним анализам) разный ВИЧ-статус, а следовательно — и (увы) общественный. А с N. у меня серьезнейшие разногласия: иногда после его рассказов я долго не нахожу себе места.

Но кто-то из ВИЧ-инфицированных celebrities рано или поздно должен будет сделать такое признание ради всеобщего блага. Либо сказать: да, я всегда использовал презерватив, но не говорил вам о том, что со мной, — простите меня, пожалуйста, но я вас берег. Либо: я всегда честно всех предупреждал о ВИЧ еще до секса и считаю, что так должен поступать каждый.

Я не знаю, как быть, и минуй меня чаша сия – оказаться в одной лодке с теми, у кого ВИЧ.

Но в стране уже миллион ВИЧ-инфицированных, денег в бюджете на бесплатную терапию все меньше, самостоятельное лечение адово дорого (тут как с гепатитом B и С: если у вас выявлен этот «ласковый убийца», либо ищите полмиллиона рублей, либо готовьтесь к смерти). Это значит, что совсем скоро ни одна российская семья не избежит жертв ВИЧ, как ни одна российская семья не смогла избежать жертв Второй мировой войны.

Дмитрий Губин
Источник

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика