Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / В РОССИИ СТАЛИ УВОЛЬНЯТЬ ЗА ПУБЛИЧНУЮ ПОДДЕРЖКУ НЕТРАДИЦИОННЫХ СЕКС-МЕНЬШИНСТВ

В РОССИИ СТАЛИ УВОЛЬНЯТЬ ЗА ПУБЛИЧНУЮ ПОДДЕРЖКУ НЕТРАДИЦИОННЫХ СЕКС-МЕНЬШИНСТВ

Биолог Илья Колмановский лишился должности учителя за участие в пикете против запрета пропаганды гомосексуализма. Он участвовал в пятничной акции у стен Госдумы, когда депутаты приняли в первом чтении соответствующий законопроект. При этом сам учитель геем не является. Как пишет педагог, ученый и известный популяризатор науки на сайте радио «Свобода», в администрацию «Второго лицея», где он работал 7 лет, поступили жалобы. Накануне директор лицея сообщил Колмановскому о его увольнении, как выразился начальник, «ради спасения школы». Тем временем, журналист Антон Красовский был уволен с интернет-телеканала КонтрТВ после признания в гомосексуализме. Как передает сетевая «Газета.ру», в пятницу в эфире программы Angry Guyzzz Красовский заявил, что он гей. Цитата — «И я такой же человек, как вы. Как наш президент, как премьер, как и другие люди в администрации президента или правительстве». Конец цитаты. Сам Красовский отказался комментировать свое увольнение. До создания КонтрТв он работал шеф-редактором программы «НТВшники», а прошлой зимой возглавлял предвыборный штаб кандидата в президенты Михаила Прохорова.

«Эхо Москвы»

КАЗУС КОЛМАНОВСКОГО

В России преподаватель лицея пострадал за то, что выступал против законопроекта о запрете гей-пропаганды

Учитель Илья Колмановский был уволен из школы после участия в акции у стен Госдумы. Она прошла в минувшую пятницу. Как рассказал «Эху» сам Колмановский, он не является ЛГБТ-активистом и вышел на пикет лишь для того, чтобы отстоять права других граждан. Получить комментарии у руководства школы, где работал Илья Колмановский, пока не удалось.

«Эхо Москвы»

Илья Колмановский на пикете у Госдумы 25 января. Фото: Анна АРТЕМЬЕВА — «Новая»
Илья Колмановский на пикете у Госдумы 25 января. Фото: Анна АРТЕМЬЕВА — «Новая»

ИЛЬЯ КОЛМАНОВСКИЙ, ПРОФИЛЬ НА САЙТЕ СНОБ

день рождения
13 августа

где родился
Москва

у кого родился
Папа — молекулярный биолог, учитель музыки, детский психолог. Мама врач-нефролог. Мачеха — психотерапевт. Отчим — биофизик.

где и чему учился
57-я школа, биофак МГУ (выпуск 1998-го) — зоолог. Мой учитель: Феликс Янович Дзержинский — ему я обязан очень многим

где и как работал
МГУ, 57-я школа, комитет «Гражданское содействие» (Центр адаптации детей-беженцев), Онкоцентр (реабилитация и эдьютейнмент), лицей «Вторая школа», издательство «Розовый жираф». Фриланс: газета «Ведомости», журналы Men’s Health, Gala, GEO, Elle de Luxe, The New Times, «Большой город», «Афиша-Мир»

ученые степени и звания
PhD (диссертация про эволюцию приматов)

что такого сделал
родил двух детей

дела общественные
вместе с друзьями в 1996 году мы создали Центр адаптации и обучения детей беженцев при комитете «Гражданское содействие» («Мемориал»). Этих детей тогда вообще не брали в школы. 7 лет был содиректором центра, это было мое хобби такое.

важные события жизни
женился

впервые создал и придумал
театрализованные экскурсии в московском Палеонтологическом музее

вывел на чистую воду
расследование для Gala «Голый гель» — об опасном методе увеличения груди и губ

удачные проекты
Вёл блог «Наука» на сайте snob.ru 2008-2011 г.

неудачные проекты
ну, были кое-какие

известен тем, что…
известен детям как ведущий подкаста «Карманный ученый»

участвовал в скандалах
вышел из пионеров

мне интересно
когда интересно

люблю
людей, орхидеи, нырять с аквалангом, йогу и вино
люблю, когда поздравляют с …днем рождения детей

мечта
жить за городом

семья
жена, двое детей (2007 и 2009 г.р.)

МЕНЯ УВОЛИЛИ ИЗ ШКОЛЫ ЗА АКЦИЮ ПРОТИВ ГОМОФОБСКОГО ЗАКОНА

Илья Колмановский:

Меня уволили из лицея «Вторая школа». В пятницу я пришел к зданию Госдумы: голосовали за закон о запрете пропаганды гомосексуализма. Там была большая группа людей в масках, которые пели церковные гимны, швыряли яйца, распыляли перечный газ и грозили расправой нескольким однополым парам, которые, стоя у входа в Думу, целовались в знак протеста против этого закона. Девушек быстро унесли в автозак (под крики «Слава русскому ОМОНу»), и я остался в окружении людей в масках. У меня состоялся с ними публичный диспут; меня не побили, только кинули яйцо. В ходе полемики я упомянул, что я ученый, и учитель; а потом в репортажах журналисты называли мое имя. Мои оппоненты быстро вычислили меня и мою школу, послали жалобы администрации, и уже в понедельник директор сообщил мне, что увольняет меня ради спасения школы.

О чем диспут

Мои оппоненты говорили, что если увидеть, как целуются однополые пары, или услышать, что однополые пары равноправны, и что геи психически нормальны — можно сделаться геем. Я оспаривал это суждение как многократно научно опровергнутое: человек становится гомосексуалом или в утробе матери, или вскоре после (сочетание генетики и каких-то неизвестных пока факторов среды, но уж точно не плакаты и не личный пример — в семьях гомосексуалов обычно растут стрейты). Я говорил, что все исследования показывают, что гомосексуалы — психически нормальные люди, и мировое научное сообщество давно отвергло мысль о том, что это болезнь (как левшизм например). Я говорил, что как отец и учитель вижу опасность в том, что наше общество загоняет гомосексуальных подростков в подполье — это часто кончается суицидом. Я также говорил, что этот закон нацелен на то, чтобы посеять между людьми вражду, разделить наше и без того разрушенное общество.

Какая жалоба

Жалобщики написали администрации, что они родители моих учеников (я уверен, что это неправда), и что я открыто признал себя геем; они просят оградить детей от меня. А если не оградят — они будут жаловаться выше и выше. Завуч (думая еще спасти меня) в ответ написал, прямо вечером в воскресенье, что нет, я отличный семьянин, но просто очень молодой и они выбьют из моей головы глупости.

Но уже в понедельник дело рассмотрел сам директор, взвесил риски — и уволил меня после семи лет работы, в разгар учебного года (всего же я преподаю 18 лет). Он сказал, что у него уже шесть таких жалоб, и он увольняет меня для спасения школы — с сожалением. Я спросил: всё, вернулись ТЕ времена? Он сказал, ТЕ времена никогда и не проходили (вспоминал, что сам и пострадал — когда Вторую школу разгоняли за диссидентов-учителей) — так что я должен был думать, когда подставлял школу под удар. Он также сказал мне, что формально будет мотивировать увольнение так: школа найдет штатного учителя, и отпадет нужда в совместителе. Я переспросил — решение окончательное.

Что я про это думаю

Мне совестно перед учениками: я поставил под удар наше сотрудничество. Ребята, мне очень жаль, и я хочу извиниться за это перед вами. Я получал огромное удовольствие от наших встреч — вы всякий раз поражали меня способностью делать открытия прямо на уроке. Мы не успели закончить генетику; и еще осталась теория эволюции и экология. Я всегда буду рад отвечать на ваши вопросы или помогать как-то еще — у вас есть мой мейл. Я надеюсь, что вы сделаете все, чтобы моему преемнику было комфортно работать с вами — это будет самым взрослым и правильным с вашей стороны.

Мне жаль директора и наших отношений. Ему виднее — его начальство и правда непредсказуемо и опасно; школа и правда висит на волоске финансово (из-за нового закона об образовании).

Я не мог поступить иначе. Есть ситуации, когда больше нельзя молчать; «когда покончат с евреями и коммунистами — придут за тобой, и уже некому будет тебя защитить». Я знаю, что должен был выступить в защиту прав этих меньшинств и против мракобесия, против вражды, против разделения нации по любому признаку. Я должен это сделать еще и потому, что я — не гей. Простите за пафос: мы должны закрыть этих людей плечами еще и потому, что потом — наша очередь. Наступил момент, когда молчать — еще опаснее, чем говорить. Мы должны заговорить все вместе, одновременно — и тогда страх и ненависть схлопнутся как карточный домик, и мы вернемся в школы.

Радио «Свобода»

В.Ф.ОВЧИННИКОВУ, ДИРЕКТОРУ ЛИЦЕЯ «ВТОРАЯ ШКОЛА»

Многоуважаемый Владимир Федорович,

Я закончил Вторую школу в 1972 году и хорошо помню Вас как директора. Горько и тревожно было узнать о Вашем вынужденном уходе в 1971 году, и радостно было много лет спустя увидеть Вас снова директором основанной Вами школы, которая бесконечно много дала мне и многим моим товарищам.

Возможно, Вы помните случай, когда году в 1970-м комсомольская организация школы взяла на поруки моего одноклассника, которому за мелкие шалости и непокорный нрав грозило отчисление. Инициатором этого демарша был я — в ту пору член комитета комсомола. От своей комсомольской деятельности у меня остался ряд скверных воспоминаний, но этим своим поступком я до сих пор доволен. Кстати, одноклассник мой, окончив Вторую школу, ныне работает в Калифорнии, инженером в компании Google.

Сегодня приходится вновь вступиться за человека, которому, как я узнал, грозит увольнение из школы. Это один из Ваших учителей (кажется, один из лучших), и в данном случае не может быть речи о «взятии на поруки», потому что ничего дурного он не совершил. Наоборот, он совершил достойный поступок — протестовал против самозванцев, которые от имени не избравшего их народа сеют в нашей стране вражду и дискриминацию. Он защищал не себя, а других; и он делал это даже не в стенах школы.

Его возможное изгнание вызывает у меня стойкую ассоциацию с судьбой еще одного учителя Второй школы — Анатолия Якобсона, которого я лично не знал, но о случившемся с ним, конечно, слышал уже тогда, старшеклассником. Как и сегодня Илье Колмановскому, ему в конце 60-х пришлось уйти, спасая школу от политических гонений. Но сегодня в стране другая ситуация — есть гласность, есть общественные силы, противостоящие государственному безумию и беззаконию. В конце концов, и Вторая школа теперь широко знаменита, у нее во всем мире есть тысячи успешных выпускников, которые могут и должны встать на ее защиту.

Понимаю, какое давление Вы испытываете и как нелегко выдерживать его в Вашем возрасте. Но нельзя, не нужно уступать давлению в таком скандальном, таком отвратительном случае, как травля человека за его демократические убеждения. Пожалуйста, не делайте этого.

Я уверен, что нашумевшая история с Ильей Колмановским вызовет ряд коллективных акций в его поддержку, и, вероятно, я присоединюсь к ним. Но сейчас я хотел бы обратиться лично к Вам, чтобы поддержать Вас в этой тяжелой ситуации и удержать от неверного шага.

Глубоко уважающий Вас
Сергей Николаевич Зенкин, выпускник Второй школы 1972 года, ныне доктор филологических наук и профессор РГГУ.

P.S. Не зная Вашего электронного адреса (а сайт школы не принимает длинных писем), посылаю это письмо через сеть Фейсбук. Надеюсь, другие бывшие второшкольники тем или иным способом перешлют его Вам.

ПРОИСХОДИТ ФАШИЗМ

Георгий САТАРОВ

Напоминаю, что гомофобия, возведенная в ранг государственной политики — классическая часть синдрома фашизма. Увольнение Колмановского — фашистская политика в действии. Когда я учился, а потом работал и преподавал на матфаке МГПИ, у нас там студенты были либо пятидесятисемиты (из 57-й) либо второшкольники (из 2-й). Родители из 2-й школы, поколение моих детей, вы хотите, чтобы ваши дети учились при фашизме? Этому надо ставить барьер прямо сейчас, пока не началась эпидемия.

Георгий САТАРОВ

 

 

Подготовил по материалам СМИ и с разрешения авторов Илья Абель

 

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика