Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Без политики / Творчество / Литература / В мире людей и увлечений

В мире людей и увлечений

В мире людей и увлечений

Есть в мире большой творческий ресурс под названием люди. Вот живём себе в квартирах, не зная, чем увлекаются эти замечательные люди, а спросить-осведомиться – недосуг. Потом и забываем, а в итоге – думаем, что лишь мы занимаемся в свободное время любимым занятием, а остальные пропадают как минимум на огороде или у соседнего подъезда, распивая пиво или ароматный алкогольный коктейль.

Проживая в посёлке Южный на Старой Московке, действительно, думаешь, что люди, просыпаясь, ищут возможность опохмелиться или просидеть до вечера на лавочке и прокричать свои «гимны».

С четвёртого этажа моей квартиры открывается вид на многочисленные мусорные бачки, огороженные жестяным забором. Не проходит и десяти минут, чтобы их страстно не осматривали «санитары леса». Регулярно замечаю новые и новые фигуры – часто добавляется млад и стар, мужчины и женщины. Вот кому незачем думать и обсуждать политические фигуры, такие как Порошенко, Турчинов, Меркель или Саакашвили. Некоторых «санитаров» знаю лично, а именно одного – с виду бывшего интеллигентного человека Володю, рыжего дворника и весьма разговорчивого человека. Убирается Вова не только около помойки, но и во дворах. Как не проснусь рано и не посмотрю в окно, вижу трудолюбивого дворника. «Шир-шир» – скребёт-чистит его огромная метла. Однажды он делает «выметающий элемент» из жестяной нарезки, так аж оранжево-жёлтые искры выносятся в стороны. Дворник Володя – подпольный миллионер, по крайней мере, так называет его бабушка. Создаётся впечатление, что мужик никогда не спит, а только вкалывает на благо чистоты и общественного мнения. Вова – худой и немолодой, поджарый, с длинной рыжей бородой и гладко выбритой овальной головой. Работает в старом кителе или в синей штормовке. Здоровается со знакомыми первый, улыбается широко и желает доброго дня. Два огромных свёрнутых трубочками капроновых мешка – заткнуты у него за пояс. Находя полиэтилен, металл или другую ценность, Володя «заряжает» мешки. Он – робот-сортировщик.

– Вова, ты отдыхаешь вообще? – спрашиваю с интересом.

– Конечно, – отвлекается он, поднимая тёмные глаза. – Но редко. Детям надо помогать, а эта работа у меня одна.

– Хобби у тебя есть?

– Ещё спрашиваешь, – достаёт крутой сотовый телефон из кармана и показывает изображения фигурок из жести, пластилина, глины и разноцветных проводов. – Главное, не порезаться, когда работаешь с тонким металлом, – комментирует он, скаля крупные желтоватые зубы. – Чётко представляешь, что сделаешь, а руки – раз и мастерят. У меня отец до сих пор мастерит фигуры из чего угодно и здорово. Ему близится восемьдесят пятый год, прикинь.

– Из проводов-то что вытворяешь?

–  Из проводов чёртиков вяжу. Обращайся, сделаю отличный подарок-брелок.

Человек, наводящий чистоту, светлый малый, с ним хочется поговорить и посмеяться. Анекдотами затравит так, что не запомнишь все. Ни разу не замечаю его хмурым и недовольным.

– Ты может сектант, Вова, а-а? – кидаю, прищуриваясь. – Баптист или десятник, сотник, тысячник, самурай?

– Нет, Вить, не сектант, – качает головой. – Самурай… думаю над снаряжением. На свалке нахожу ценные предметы, из них, по-моему, получится смастерить доспех. Выкидывают вполне пригодную кожу, пластмассу, фанеру.

Володя работал учителем труда в общеобразовательной школе, пару лет всего. Почему покинул «храм знания», не спрашиваю. Стараюсь не выпытывать у знакомых то, о чём сами не упоминают. Думаю, это как осведомляться у бездетной семьи об отсутствии потомства, неверно лезть в чужие чувства и мир, не моё дело.

Плохо, ущербно, что мы не способны жить жизнями сразу нескольких людей – перефразирую слова писателя Харуки Мураками из романа «Норвежский лес». Почитайте, дорогие, это произведение, советую настоятельно.

А Володя работает, как вечный механизм, он – уменьшенная версия трансформера Оптимуса Прайма, только очень рыжего и бородатого.  Около его дома стоит старая белая «Жигули» («копейка»), за бампер прикреплённая цепью к трубе изгороди палисадника. Дворник  использует машину вместо сортировочного склада. Почему с цепью? Однажды его тачку угоняют за ближайшие гаражи, выбивают стёкла, заливают салон отработанным машинным маслом и накидывают столько ужасного мусора, что чистит бедный Вова внутренность автомобиля почти три недели.

Одна машина у Володи – мобильный склад, а вторая, тоже «Жигули», но шестой модели – транспортное средство. На ней работник чистоты мечтает прокатиться в Китай – через Казахстан и Киргизию.

– Как только супруга разрешит отправиться в отпуск, так сразу отбуду, Вить, – признаётся он мечтательно. – На дней десять – посмотреть Пекин и Великую Стену.

Дворника вижу каждый день, часто с ним общаюсь. Он – кладезь тем и советов, к тому же замечательно разбирается в людях. За день замечает столько, сколько многие просто не думают. Вова – хороший человек, деликатный и не грустный. Ещё он музыкант.

***

С работы возвращаюсь домой в плохом настроении – иногда. Редко, конечно. Прохожу вдоль ларька с пахучей вьетнамской кухней, а также мимо большущего стенда, на котором каждый четверг освещается обновление репертуара от кинотеатра «Московский». Иду с высоким и немолодым машинистом – отцом троих детей, уехавших на заработки на север. Рослого дяденьку зовут Олег Николаевич, он работает машинистом электровоза. В конце рабочей смены возьмёт бутылочку пива и неторопливо шагает домой. Видит меня, машет рукой:

– Подожди, ботаник! – как-то по-доброму и одновременно с иронией зовёт он.

Жду собеседника. Олег Николаевич – неопрятный мужик, в спортивных штанах и олимпийке с прошитой двойными нитками молнией, чтобы не выпадал замок. Когда с ним говоришь, он обязательно смотрит сверху вниз, высокомерно и через глупо сидящие на носу очки с толстыми линзами. Мне ничего в нём не нравится, признаться.

– Ты – импотент, когда у тебя будет ребёнок? – начинает он шутливо. – У меня три сына и три внука, понял, ботан?..

– Не ваше дело, пузатый машинист, – бросаю раздражённо. – У меня такого пивного брюха нет, слава Богу. А дети сбежали от вас. Они ведь и спортом не занимаются, а лица у них без интеллекта.

Он усмехается, прикладываясь к горлышку, тянет смачно, булькает. Продолжает напыщенно:

– Ты, по-моему, больной! Читал кое-что твоё в сети. Пишут вообще нездоровые люди. Писучий ты человек. А знаешь… – отхаркивает он, мерзко сплёвывая. – Купи мне ещё бутылку, ботаник. Жарко… Вспомни, как я вытащил тебя в детстве… дал пинка тому белобрысому так, что он подлетел на три метра на уровнем неба.

Ускоряю шаг, почти бегу. Я – здоровенный парень, у меня разряд по силовому троеборью, я – завалю этого машиниста с одного рывка. Но ухожу, потому что учитель… Олег Николаевич, правда, выручает меня и моих друзей в детстве. Нас ловят местные «уродцы», нюхающие клей в теплотрассе и хотят избить, отобрать кепки. Встречается на пути высоченный сосед, кричит, матерится, хватает безобразников за шкирку и пинает каждого по очереди так, что тот подлетает, воет и просит о пощаде.

В следующий раз (намного позже) вижу Олега Николаевича пьяненького – он явно выпивает не одну бутылочку. Идёт – заплетаются ноги, вертит головой – и заваливается в сторону. Несёт сумку в обеих руках. Если мне не изменяет слух – он разговаривает сам с собой.

– Врежу ему, если брякнет слово, свалю нафиг дохляка, – думаю сердито. Заряжаюсь отрицательно.

Ровняюсь с ним, но делаю вид, что не замечаю. Он тихонько хлопает меня по плечу, я поворачиваюсь, готовый разрядить знак «минус».

– Покушай, Вить, – помятый пуще прежнего Олег Николаевич суёт мне золотистый «Магнат» прямо в лицо. – Вкусная мороженка, правда. Я сам люблю. Мне жена всегда покупает.

Беру, не знаю почему. Ем, добрею, конечно. Он молчит, я тоже не говорю, кушаю ведь. Так здорово после работы съесть вкусное мороженное, поверьте.

С тех пор мы не ссоримся, а когда у меня рождается сын, Олег Николаевич приглашает в гости, поит компотом, сваренным из виктории. Кормит пирогами с курицей и капустой. Гляжу на раздутые ягоды, лежащие на дне, они походят на одуванчики, замоченные в красном вине, улыбаюсь и понимаю, что лучшего помощника порой, чем терпение не может быть.

В свободное время Олег Николаевич склеивает поезда и электровозы из бумаги и ваты. Раскрашивает красками. На подоконниках у него красуются целые бумажные составы. Он делает их снова и снова, потому что произведения искусства ломают маленькие внуки.

***

Сосредоточишься на серьёзных вещах, а звонок в домофон сорвёт настрой минут этак на сорок – иронизирую, естественно. Два-три раза в неделю к нам на четвёртый этаж поднимается труженица тыла Варвара Юльевна Ильина. Ей девяносто два года, она – маленькая ростом и всегда в жёлтом платье, почти как пчёлка Майя из детского мультсериала. Варвара Юльевна поднимается сама, правда, медленно. Сердится, когда предлагаешь спуститься. Женщина очень преклонного возраста приносит косточки для нашего весёлого беззаботного Мухтара, громко лающего на прохожих, проходящих мимо изгороди дачного участка. Она присядет на диван, отложит деревянную клюку, сложит руки на коленях и рассказывает. Сегодня она грустная, обосновывает серое настроение тем, что не выходит, как прежде встать на голову. Да, она занимается йогой и неустанно следит за здоровьем. Живёт одна уже лет десять. Она позвонит на домашний телефон, монотонно сообщит, что придёт вот-вот, но ожидание затягивается на часы. Зацепит языком одну знакомую бабушку или вторую. В итоге: понимаете сами!

Её путь начинается от соседнего дома и продолжается долго. У неё тихая поступь и широкополая соломенная шляпа, скрывающая редкие волосы. Издалека она походит на Кибагами Джубея – героя в жёлтой накидке из бамбука, мастера ниндзюцу из старого анимэ «Манускрипт ниндзя». Её не останавливает, не отвлекает мчащаяся наперерез мощная и пыхтящая тормозами «Татра». Скорее сбавляет ход огромная пыльная машина, чем труженица тыла. Варвара Юльевна глуховата, даже очень.

– Варвара Юльевна, у вас родственники в Тамбове живут, дети, почему вы здесь? – оглушительно спрашиваю, забирая влажный пакетик, набитый доверху куриными косточками.

Она обещает заручиться слуховым аппаратом, но забывает, наверное. Труженица – на своей волне и никого не слышит или не хочет слышать. Рассказывает монотонно:

– Вчера под окном кричали, я пока собралась набрать воды, они уж перестали. А ваша бабушка на огороде пропадает, ага. Я тоже одно время там работала, но потом продала. Купила листы меди. Вырезаю из них оборудование и лечу людей. От опухолей и заикания, от сглазу и порчи. В прошлом году вылечила опухоль размером с голубиное яйцо, вот здесь – в паху. Недавно ко мне пришёл молодой мужчина, точнее привела мама и сказала, что он вдруг стал писаться в постель и разговаривать ночью. Завелась «икота» – нечистое существо, делящее сердце. Я набрала воды, связала между собой две медных пластины и приложила ему к груди. Смотрю на воду, капаю воском и вижу, что нужно ему поговорить с той, которой отказал.

Варвара Юльевна – колдунья и по местным слухам лечит почти все болезни. Берёт плату не деньгами, а продуктами питания. На приём к ней можно записаться по телефону, но она забывает время и фамилию посетителя. Лучше приходить в любое время и приносить фрукты или овощи.

Что ей не говорю, не слушает и даже не смотрит в мою сторону. Выкрикиваю в ухо отдельные слова, а она уже развивает тему.

– Работа… – кричу.

– Ты работай, у тебя хорошая жена, слушает и подчиняется. Не обижай, а то пожалеешь, это сколько людей пожалели, что живут одни или платят…

– Еда…

– Вечернее газоотделение самое неприятное, душит родственников. Утром заняты и не замечают, а темнеет и внимание более направленное…

– Люди…

– Наркоманов не лечу, химическая болезнь поддаётся лечению тоже химией. Духом излечиваются только те, кто хотят жить…

– Бомжи…

– Володя хороший, но не бомж, рыжих я, правда, не люблю, на них клеймо бесовское! Лучше ни на кого не равняться и пыхтеть.

Варвара Юльевна интересный человек и увлечение у неё необычное. Если вы, дорогие читатели, соберётесь лечиться от болезни не из-за наркотиков, то обращайтесь – дам её телефон и адрес. Оплата лечения, напомню, продуктами питания.

***

В детство не впадаю, когда смотрю японские мультфильмы – анимэ, можно сказать, увлекается немалая часть родного города, имеется несколько неформальных движений и клубов. Мой сосед Виталий Толстянков как раз увлекается просмотром роликов и чтением манга очень серьёзно. По-моему, единственное, что он делает дома – это смотрит аниме, листает толстые чёрно-белые комиксы, читает в интернете «фанфики», посвящённые любимым героям и событиям из мира грёз. Весит Виталий больше ста двадцати килограмм. Выходит покурить на лестничную площадку – выкуривает одну за второй (меньше двух никогда не запаливает). Увлекается Толстянков не только мультиками, ему ведь не двадцать лет, а в два раза больше. Он работает программистом-дизайнером в компьютерной фирме на другом конце города. Добирается, понятное дело, с пересадкой. Попадаю в его компанию на дальнем маршруте в «Нефтянники». Виталий берёт планшет и смотрит видео, в наушниках. Занимает пару мест сразу, я вмещаюсь рядом с ним кое-как. Но не жалуюсь – этот мужик заговорит вас, куда бы ни направлялись. У него – огромная лохматая голова и здоровенный живот. Глядя ненароком или боковым зрением, Виталия принимаешь за большой пузырь или разноцветный мешок. На спине носит рюкзак цвета хаки, увешанный значками и прочими безделушками. Садится в маршрутное такси, перекладывает рюкзак на живот и достаёт предмет весёлого времяпрепровождения. Улыбается, когда смотрит мультики, а читает он серьёзно, не отвлекаясь. Читает – не отвлекаю, смотрит – задеваю по плечу, прошу показать и мне. Толстянков постоянно комментирует сюжеты или рассказывает, во что поиграл накануне. Называю его «Большим Беном» – про себя.

– Загрузил старую игрушку «Дыхание огня 4», – ставя на паузу, качает косматой головой, глядит в потолок. – Риу меня вдохновляет. Ничего не помнит, но сильный, как дракон. За основу взята старинная китайская легенда о человеке, способном превращаться в дракона и подчинять стихии. Прикольные диалоги и герои между собой могут поцапаться. А ты видел «Князя тьмы с последней парты»?

– Да, конечно, смотрю, что советуешь, – соглашаюсь. – Правда, сейчас реже. Ребёнком занимаюсь.

Виталий хмурится. Я стараюсь не упоминать о том, что может задеть человека. Толстянкову много лет, а у него – ни жены, ни детей. Сёстры уж вышли замуж, женились братья, а зрелый мужик так и смотрит мультфильмы и пересказывает знакомым рассказы из интернета на тему «Блич» и «Наруто».

– Я купил консоль «Сони 3», ваще офигенная графика, – продолжает Виталий вдохновенно. – Заходи в гости, поиграем, а то по сети иногда скучно.

– Хорошо, Витас! – хохочу, обещаю. Дорогущей приставки у меня нет, а поиграть хочется ужас как. Если честно, мечтаю купить игровую приставку и развлекаться, когда позволяет время. Вырастит ребёнок и сам попросит консоль. Тогда-то и супруга не будет против, надеюсь.

– «Последнюю фантазию 12» переделывают, партируют с компьютера, – любимая тема здоровяка – игры и мультики. У меня больше нет знакомых, с которыми можно тесно и долго обсудить хобби. – Карта будет мощная и движок синтетический. Обтекаемая анизотропная графика текстур и картинка – в последней версии шейдера. Количество пикселей зашкаливает. Пропатченная на всю, обалдеть! Я в старой «Финалке» несколько дней добирался до пункта «Гонгага», там ещё Большой Бен рубится на пулемётах со своим братом – предателем клана. У него тогда развивается специальное оружие – это если постоянно ядовитую материю расходовать. Ты скилы зарабатывал?

– Парочку…

– Не-е, слабовато, – отмахивается и молчит. Ему не нравится, что кто-то может несерьёзно подходить к набору и развитию навыков в этой игре.

К Виталию прихожу в гости не часто. Сначала он показывает очередной мультфильм анимэ, записанный на DVD, рассказывает о нём, а потом вытягивает купленную в супермаркете «игрушку». Как иногда красиво и по алфавиту стоят книги классиков в шкафу, так у коллекционера лежат и расставлены диски и комиксы манга. Их просто не сосчитать. С интернета качает, чтобы посмотреть в пути, но для себя – обязательно покупает или заказывает. Огромное количество красивых дисков с яркими обложками приводит соседа в восторг. Признаться, меня тоже. Подумываю иной раз сменить место работы и уйти в торговлю дисками и приставками. А что – классно, зато не треплют нервы. Сиди себе и смотри фильмы, мультики. Играй с удовольствием, на крайний случай. Жизнь – сплошное развлечение.

О людях могу говорить и писать долго – они вдохновляют. Их любимые занятия, будто вторая и лучшая жизнь, в неё окунаешься и радуешься вместе. Давайте, дорогие, говорить о людях и увлечениях открыто, глядишь, найдём новых друзей или узнаем, где вылечится от заикания хотя бы. Я представляю, сколько доброго можно сказать о людях, если обратятся, расскажут о себе и познакомят с увлечением. Верю, что у каждого есть любимое занятие, оно и помогает жить.

Виктор Власов

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках

Автор: РЕДАКЦИЯ

Редакция сайта

Яндекс.Метрика