Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / В иракском лабиринте

В иракском лабиринте

Новый премьер Ирака и до недавнего времени британский гражданин Хайдер аль-Абади (чтобы не нарушать конституцию страны, первый министр отказался от двойного гражданства), весьма быстро справился со своей первой задачей – формированием кабинета министров. На данный момент, из-за отсутствия консенсуса между основными политическими силами, бесхозными остаются важные портфели министра обороны и внутренних дел, но это дела не меняет.

В иракском лабиринтеСейчас перед аль-Абади стоят проблемы, возможно, более масштабные и серьезные, чем борьба с организацией «Исламское государство». Новое правительство обязано сохранить Ирак от раскола, а сделать это будет очень непросто, учитывая сложившуюся ситуацию и законы исторического развития. Нынешнее положение в значительной степени является плодом деятельности предыдущего премьера – тоже шиита – Нури аль-Малики, который поссорился с курдами, довел до отчаяния арабов-суннитов и опостылел всем соседям Ирака, включая союзный Иран. Правда, аль-Малики в итоге никуда не делся – он остался на посту лидера крупнейшей партии «Дава» и получил в кабинете кресло вице-премьера.

По словам курдского информационного агентства BasNews, новый иракский премьер действует согласно пунктам составленного им плана.

Первый – надежное соглашение с различными политическими силами не только внутри шиитского большинства, но с курдами и суннитами.

Второй – борьба с ИГ. Аль-Абади рассчитывает, что в обозримом будущем и при поддержке международной коалиции ему удастся отбить ныне контролируемую исламистами территорию.

Остальные пункты касаются почти исключительно отношений с Иракским Курдистаном. Премьер прекрасно понимает, что именно Иракский Курдистан является ключом хотя бы к формальному единству Ирака. Более того, на данный момент курдские военные формирования пешмерга практически единственная сила, которая противостоит ИГ.

Как считает премьер, конфликт между курдами и Багдадом по поводу распределения доходов от продажи природных ресурсов, а также контроля над ними, должен быть решен в течение полугода.

Согласно заключенным после свержения Саддама Хусейна договоренностям, нефть, добываемая в Курдистане, вместе с остальной иракской нефтью должна была продаваться на международном рынке исключительно Багдадом. А курды должны были получать в бюджет автономного региона 17% от нефтяных и газовых доходов (согласно их процентному соотношению в населении Ирака). Однако, по утверждению курдов, на практике этих 17% они под разными предлогами не получали, а в придачу Багдад отказывался финансировать пешмерга, формально относившихся к иракским силовым структурам. По этой причине, а также из желания полностью выйти «из-под контроля центра», Курдистан во главе с президентом Масудом Барзани взял курс на самостоятельную продажу своей нефти на международном рынке. Окном для торговли стала Турция, в последние годы сблизившаяся с Иракским Курдистаном. Эти попытки привели к жесткому демаршу Багдада, а именно – к полному прекращению перевода денежных средств в столицу Курдистана, Эрбиль, и как следствие – к финансовому кризису в автономии и ответным санкциям. Несмотря на огромные запасы разведанной нефти в Курдистане, темпы ее добычи на данный момент относительно невелики. Для полного обеспечения финансовых потребностей курдов (как это было до кризиса с Багдадом) масштабы добычи и переправки нефти в Турцию должны быть увеличены примерно в два с половиной раза. Достижение такого результата займет немало времени. Кроме того, курды сталкиваются и с проблемой реализации нефти на международном рынке. Дело в том, что большинство стран в этом вопросе стоят на стороне Багдада и выступают против самостоятельной продажи нефти курдами, так как это нарушает внутрииракские договоренности. Согласно международным СМИ, значительную помощь в данном вопросе Курдистану оказал Израиль, купивший нефть как минимум с двух больших танкеров. Однако и этого на данный момент недостаточно.

Чтобы сдвинуть дело с мертвой точки, аль-Абади предлагает немедленно перевести курдам все деньги, не выплаченные им с начала года. Кроме того, в течение трех месяцев пешмерга начнут получать финансирование и широкую помощь. Со своей стороны Курдистан в течение нескольких недель должен прекратить самостоятельный экспорт нефти и полностью передать его под контроль Багдада. Только после этого смогут начаться переговоры по окончательному «нефтяному урегулированию», на которые аль-Абади отводит 6 месяцев.

Еще один важнейший для судьбы курдов и всего Ирака пункт: так называемые «спорные территории», на данный момент в автономный Курдистан не входящие. Речь идет о местах, где в годы правления Саддама Хусейна в отношении курдов проводились этнические чистки, включавшие и массовые убийства. Параллельно с этим осуществлялась политика «арабизации», когда на место курдов сюда переселяли арабов, в основном с юга Ирака. Таким образом, к моменту свержения Саддама Хусейна в ряде этих мест образовалась значительная часть арабского населения – почти большинство. Согласно 140-й статье конституции Ирака, подобная несправедливость требует выплаты компенсаций как изгнанным курдам, так и переселившимся арабам, чтобы они могли перебраться на свои исконные земли. Затем должен состояться референдум, на котором и решится судьба «спорных земель».

Решение вышеописанных проблем давно могло быть реализовано, если бы правительство аль-Малики годами не тормозило его.

Тот факт, что значительная часть «спорных земель», включая город Киркук, является «нефтеносной», придает ситуации особую остроту. С началом успешного наступления «Исламского государства» силы пешмерга, по сути с согласия Багдада, взяли все эти территории практически под свой контроль, но затем под натиском исламистов кое-где отступили.

Однако сами курды не настаивают на силовом получении этих земель, так как в этом случае их владение Киркуком, и не только им, не получит ни широкой международной, ни, что так же важно, арабской легитимации (плюс возможное военное противостояние с соседями). Именно поэтому для Курдистана так важна реализация 140-й статьи. Как сообщается, на этот процесс аль-Абади отводит один год.

Честно говоря, не очень верится, что Багдад выполнит обещание по «спорным землям». Не случайно шиитское правительство годами отказывалось воплотить в жизнь 140-ю статью. Ее реализация, которая, конечно же, приведет к передаче почти всех спорных территорий курдам, не только лишит арабов (шиитов и суннитов) весомого «нефтяного куска», но и разорвет, пожалуй, последнюю прочную цепочку, связывающую Курдистан с остальным Ираком. Получив свои земли законным путем, Эрбиль станет дожидаться благоприятного момента для объявления независимости. Иначе, при объявлении независимости, земли, полученные силой, могут стать яблоком раздора, что для Барзани крайне нежелательно.

В контексте столь важных вопросов, которые должны решиться примерно за год, проблема состава кабинета и получения министерских портфелей отходит на второй план. Само собой, в правительстве доминируют шииты. Среди значимых постов курдам достались портфель министра финансов и должность вице-премьера. Однако нахождение на посту вице-премьера курда Хошияра Зибари воспринимается не очень серьезно. Его присутствие в кабинете не имеет такого значения, какое имеет аль-Малики, – за ним стоит могущественная коалиция шиитских партий «Государство закона». Показателем влияния бывшего главы правительства является и то, что аль-Абади не решился расформировать две контролируемые аль-Малики вооруженные милиции. В то же время он сделал это в отношении некоторых других, действующих в Багдаде шиитских военизированных группировок.

Фундаментом возможной успешной борьбы с ИГ является поддержание Багдадом хороших отношений с Эрбилем, а также восстановление доверительных отношений с суннитским населением запада и северо-запада Ирака. Это должно отразиться и на повышении финансирования, и на других вещах, которые смогут хоть как-то улучшить ситуацию.

Аль-Абади также пообещал влиятельному суннитскому политику Ирака Ияду Аллауи ряд определенных полномочий как во внутренней, так и во внешней политике страны. Однако вряд ли иракскому премьеру стоит надеяться, что в борьбе с ИГ курды будут таскать каштаны из огня вместо иракской армии. За исключением отдельных случаев, отвоевывать для Багдада суннитские земли пешмерга, скорее всего, не станут. Это не их забота. Разве что за очень приличные дивиденды… Курдов в основном интересует полное восстановление контроля над всеми «спорными территориями», а также землями, где, несмотря на «иракский статус», проживает значительное число курдов, будь то езиды, сунниты или шииты.

Несмотря на ряд локальных, но чувствительных поражений пешмерга (благодаря воздушной поддержке США статус-кво частично восстановлен), Иракский Курдистан смог извлечь из успехов исламистов и немалый позитивный эффект. Если в течение многих лет, из-за позиции официального Багдада, силы пешмерга не получали ни достаточного финансирования, ни (что самое главное) оружейных поставок извне (по крайне мере официальных), сейчас ситуация коренным образом изменилась. К курдам потекло оружие и боеприпасы со всего мира. Причем в ближайшее время этот ручей, если не сказать – река, будет увеличиваться. Более того, как сообщил официальный представитель министерства пешмерга (фактически министерства обороны Курдистана), американцы намерены всерьез заняться фундаментальной боевой подготовкой курдских вооруженных сил. Как было сказано, скоро пешмерга превратятся в «современную профессиональную армию»…

Давид Шарп, «Новости недели» – «Континент» 

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика