Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Новости / УБИЙСТВО БЕЗ МОТИВА, ИЛИ ДОЖИВЕМ ДО ВЕРХОВНОГО СУДА

УБИЙСТВО БЕЗ МОТИВА, ИЛИ ДОЖИВЕМ ДО ВЕРХОВНОГО СУДА

24 февраля Окружной суд в Нацрат-Илите в очередной раз признал Романа Задорова виновным в убийстве кацринской школьницы Таир Рада. Предыдущее решение этого суда, принятое в 2010 году, осталось без изменений, несмотря на пересмотр дела. Адвокаты Романа Задорова, заявили, что подадут апелляцию в Верховный суд

УБИЙСТВО БЕЗ МОТИВА, ИЛИ ДОЖИВЕМ ДО ВЕРХОВНОГО СУДА

… 5 декабря 2006 года был обычным школьным днем для учащихся школы «Нофей Голан» в Кацрине, небольшом и тихом городке на севере страны. В дальнейшем ученики 7 класса будут часто вспоминать факультативное занятие «Теория драмы», на котором педагог обратилась к ним с вопросом: «Что вы думаете о смерти?» Почему-то этот серьезный вопрос развеселил подростков: сколько шуток тогда было отпущено ими, каким смехом сопровождались ответы! И только одна ученица, 13-летняя Таир Рада, слишком болезненно отреагировала на вопрос.

«Я не хочу умирать, я боюсь смерти!», — воскликнула в ужасе она, и лицо ее побелело от страха.

Следующий день, 6 декабря, разрушил обычную школьную жизнь: Таир Рада была жестоко убита. Девочку обнаружили с перерезанным горлом и многочисленными колото-резаными ранами в одном из туалетов школы.

Потрясены были не только ученики и сотрудники школы — трагедия о диком убийстве школьницы прогремела на всю страну.

13 декабря 2006 года по подозрению в убийстве был арестован Роман Задоров, который выполнял в школе ремонтные работы.

С тех пор вот уже восьмой год имя Романа Задорова на слуху у израильтян.

Впрочем, правильно фамилия звучит и пишется иначе — Здоров. Прочтенная на иврите без огласовок, в русском переводе фамилия приобрела лишнюю гласную букву, и традиционно все СМИ стали писать «Задоров». Сохраним и мы эту традицию.

Роман Задоров родился в Украине 25 апреля 1978 года, в Израиле проживает с 2002 года, женат, имеет сына. Мальчику был один месяц и одна неделя, когда арестовали его отца, В октябре сыну исполнится 8 лет. Мать, отчим, брат и младшая сестра Романа репатриировались в Израиль в 1999 году.

Сразу после женитьбы Роман начал ступенчатую процедуру получения гражданства, все этапы были позади. И вдруг — арест…

Даже многоопытные израильские юристы не припомнят такого, чтобы после предъявления обвинительного заключения продолжались следственные работы: следствию не хватало улик, мотива убийства не было. Были лишь версии мотива убийства, но все они не выдерживали критики: «след КГБ», «педофил», «рыжая борода», «природная жестокость»… Вплоть до того, что один из офицеров полиции спустя полтора года после убийства «вспомнил»: Задоров заявил ему перед следственным экспериментом, что уверен на 99 процентов в том, что он совершил убийство девочки. Однако это заявление не фигурировало ни в одном из протоколов. Когда адвокат Задорова поинтересовался, почему следователь не сообщил об этом полтора года назад, офицер объяснил этот факт поломкой записывающего устройства. Подобные моменты не раз бывали в суде, и произносили необоснованные фразы далеко не «нерадивые школьники». Официальная информация всякий раз преподносила все новые и новые грани характера Задорова, проявлявшиеся в тех или иных случаях «от Ромула до наших дней», точнее — от детских лет Романа до момента его ареста. Вкупе вырисовывался образ если не законченного преступника, то закоренелого негодяя. В чем только не подозревался Задоров! — но все эти подозрения рассыпались в прах. Нет отрицательных черт? — все равно убийца! На длившемся почти четыре года судебном процессе было заслушано 162 свидетеля от обвинения и 65 свидетелей от защиты. Вердикт — Задоров виновен в убийстве.

18 марта 2013 года Верховный суд постановил пересмотреть дело об убийстве Таир Рада, и заслушать двух свидетелей-экспертов. Пересмотр дела был начат 13 июня. На заседаниях суда выступила одна из ведущих израильских патологоанатомов Майя Фурман, сотрудница Института судебной медицины в Абу-Кабире, которая утверждала, что порезы и ранения были нанесены не тем видом ножа, на которое уповали и следствие, и прокуратура (и какой Задоров использовал в ремонтных работах). Также были заслушаны показания специалиста с мировым именем в сфере определения отпечатков подошв Уильяма Боджака, который считает, что принадлежность следов обуви на джинсах жертвы определить невозможно.

25 декабря ожидалось вынесение повторного решения окружного суда по делу Романа Задорова, но внезапно было перенесено из-за прецедентного постановления Верховного суда по схожему делу. Речь идет о суде над Николаем Мацгорой, в рамках которого судьи постановили, что отпечатки следов обуви не могут быть решающей уликой. Других улик в деле Задорова нет — орудие убийства обнаружено не было, на обуви и одежде Романа не найдено следов крови.

Окружной суд Нацрат-Илита не принял во внимание показания американского специалиста Уильяма Боджака по обуви, как необоснованные. Решение суда над Николаем Мацгорой не стало прецедентным, «так как в Израиле мало статистики по подобным вопросам». Показания патологоанатома Майи Фурман, утверждавшей, что убийца орудовал не таким ножом, каким пользовался по работе Задоров, отвергнуты. Патологоанатома доктора Хена Кугеля, выступавшего ранее в суде, который согласен с показаниями Майи Фурман, суд отказался выслушать.

«Мы непременно обратимся с апелляцией в Верховный суд. Теперь, когда есть решение окружного суда, нам есть, над чем работать», — заявили адвокаты Задорова.

«Мы и не ожидали положительного решения суда, — сказала нам Нина, мама Романа Задорова. — Окружной суд не мог себя дискредитировать, изменив решение в пользу моего сына. Но мы будем бороться до конца. Впереди — Верховный суд».

* * *

Доживем до Верховного суда. Впрочем, есть и такой исход дела…

Принцип израильского правосудия — «Лучше десять виновных на свободе, чем один невиновный — в тюрьме».

На юридических факультетах студентов обучают, какими уловками и трюками пользуются следователи, добиваясь признания подследственного. Задоров испытал практический курс науки.

Мнение журналиста — не вердикт и не истина в последней инстанции. Принято, что представители «четвертой власти» излагают факты, проводят анализ, чтобы собственное мнение смогло возникнуть у каждого читателя.

Тем не менее…

Полагаю, что преступники на свободе. Их было, как минимум, двое, они вдоволь наследили, в то время как не обнаружено ни единой улики, которая говорила бы против Задорова.

Приведу мнение, которое высказал адвокат Давид Шпигель еще в начале слушаний по делу, 8 июля 2007 года. Адвокат убежден, что преступники — подростки: в туалете, где произошло убийство, им не доставало сил схватиться за кромку перегородки, чтобы, подтянувшись, перелезть в соседнюю кабинку. Один из них явно выбирался оттуда, наступив на унитаз и сливной бачок.

Независимый эксперт Хаим Садэ склонен полагать, что речь идет о девочках.

Почему эти предположения видятся мне рациональными?

Во-первых, трагическое действо разыгралось в женском туалете, куда представители мужского пола остерегаются входить. Во-вторых, оставленные на полу кровавые следы — 36-37 размера. В-третьих, нападавшие не отличались мужской силой: прежде чем нанести смертельные ранения, они нанесли ряд неглубоких ран, то есть не могли сразу достичь цели. Это также означает, с сопротивлявшейся девочкой завязалась борьба. Тот факт, что на полу туалета, на стенках кабинки и на унитазе были обнаружены волосы Таир, означает, что жертву таскали за волосы. А это — скорее женская черта…

И все же: кому принадлежат обнаруженные окровавленные следы подошв и прочие отпечатки, которые должны храниться в банке данных полиции? В истории израильского судопроизводства уже бывало, когда даже через десятки лет возвращались к делу, потому что обнаруживался истинный преступник, в то время как вместо него незаслуженно отбывал наказание невинный человек.

Кому принадлежит профиль ДНК, определенный на основе биологического материала, выявленного на месте преступления? Как долго результаты этого анализа будут невостребованными? Есть шанс, что убийца будет обнаружен: когда его профиль ДНК совпадет с тем, который хранится в банке данных полиции. Но и это с оговоркой, что преступник вновь совершит тяжкое преступление — как правило, анализ на обнаружение профиля ДНК производится в случае убийства или изнасилования.

Похоже, именно такой сценарий ожидания приходится считать лучшим в развитии громкого дела, вошедшего в историю не только израильского судопроизводства, но и историю страны, как «дело Задорова».

Галина МАЛАМАНТ, спецкор «ИсраГео». Фото автора. 
isrageo.com

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика